Перейти к основному содержанию

bavaria_seasonX_1200x120.gif


2507 просмотров

Подозреваемая в деле по убийству Дениса Тена рассказала подробности преступления

По словам Жанар Толыбаевой, она «не видела особо тяжкое преступление, только воровство»

Фото: shutterstock.com

По словам подсудимой Жанар Толыбаевой, она приехала в Алматы 15 июля 2018 года, чтобы заработать во время отпуска на два месяца. Она работает учителем младших классов. Приехав в Алматы, она связалась с Жайной Изтилеуовой, с которой вместе решили найти квартиру. Подруга же связалась с Нуралы Киясовым (один из подозреваемых в убийстве), который и увез их в дом своего брата Султана Киясова.  

«На следующий день я начала искать работу в кафе, а 17 июля из Астаны вернулся Арман Кудайбергенов (также один из подозреваемых в убийстве). 18 июля пришла Манзура, и Армана с Нуралы увезли участковые. Позже со мной связался Арман, который забрал меня на другую квартиру. 19 июля мы проснулись в обед, так как ребята пришли почти под утро. Вышли из квартиры, сели в машину и поехали», - вспоминает она. 

Она рассказала, что сидела на заднем сидении и смотрела прямой эфир в Instagram и не слышала, о чем говорили Киясов и Кудайбергенов.  

«Мы не завтракали, и парни остановились возле магазина, сказали, что пойдут за едой. Я сказала, что пойду с ними. Вышла из машины и шла позади них. Затем на пересечении улиц Курмангазы - Байсеитовой они ушли вперед. Кудайбергенов вытащил перчатки и сказал: «Начнем отсюда». Меня они попросили уйти», - рассказала подсудимая. 

Потом Арман вытащил перчатки, показал Нуралы белую машину и сказал: «Начнем с этой машины». Парни направились в сторону припаркованных автомобилей и примерно за восемь минут сняли зеркало. 

«Я сидела на скамейке на аллее, за это время они сняли первое зеркало. Я увидела, что они воруют зеркала, подумала, что могу стать соучастницей и не захотела ею становиться. Приняла решение уйти», - рассказала Толыбаева. 

Когда она шла около спортплощадки по улице Байсеитовой, вокруг было много людей, но она не обращала на них внимания, потому что смотрела в телефон. 

«Подняла глаза — мимо меня прошел парень корейской внешности. Во второй раз, когда я подняла глаза, Кудайбергенов бежал мимо спортивной площадки, за ним бежал Тен, следом Киясов. Расстояние между ними было примерно два метра. Когда началась драка, я побежала. Направилась к тому месту, где мы припарковали машину. Позже мы созвонились с парнями, они сказали, где меня встретят», - рассказала подсудимая. 

После все трое отправились к озеру Сайран, по пути парни молчали. 

«На озере они умылись. Я услышала такую фразу: «Может умрет, а может и нет». Ее произнес Киясов, кажется, точно не помню», - пояснила она. 

Далее, по словам подсудимой, они приехали в микрорайон Шанырак, где проживали все вместе. Брат Киясова высказал недовольство тем, что его автомобиль взяли без спроса. 

«Брат Киясова заявил, чтобы я искала квартиру. Я собрала вещи и ушла. Пошла в кафе поужинать. Мне позвонила подруга и пригласила поехать на Капшагай. Я решила ехать. По дороге мне позвонил Кудайбергенов и сказал, что парень, с которым дрались, умер. Арман сказал мне, чтобы я возвращалась в родной аул. Я подумала, что не принимала в этом (убийстве) участия и решила остаться. Утром я узнала, что разыскиваются Арман и Нуралы. По приезде в город мне стало известно, что Нуралы задержан, а Арман разыскивается. Тогда, находясь в доме Султана, куда я пришла забрать вещи, я позвонила Арману. Он сказал, что уезжает из города и отключил телефон. Потом приехал дядя Нуралы и увез нас. На Рыскулова нас остановил и нас поймали», - сообщила Жанар Толыбаева. 

Поле этого Жанар Толыбаева согласилась оказать помощь полицейским в поимке Армана. В это время Кудайбергенов сам позвонил подсудимой, и через детализацию полицейские установили и поймали его.  

«На следующий день меня вызвали в полицию поставить подпись. Когда я приехала, меня уже не выпустили оттуда. Я не могу сказать, что я видела особо тяжкое преступление. Я видела только воровство. Я о нем не доложила и признаю это. Я не видела, кто порезал», - подытожила девушка.  

На вопрос, почему она не сообщила сразу в полицию о случившемся, подсудимая ответила, что не знала, насколько серьезный вред нанесли парню, к тому же она беременна от Кудайбергенова. 

«Я не знала, какой именно вред они нанесли. А во-вторых, я беременна от Кудайбергенова, как я могу на него донести?», - сказала Жанар Толыбаева. 

Напомним, в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Алматы проходят слушания по делу об убийстве фигуриста Дениса Тена. На скамье подсудимых находятся Арман Кудайбергенов, Нуралы Киясов и Жанар Толыбаева.  

Кудайбергенов подозревается в совершении преступлений, предусмотренных по пункту 2 части 2 статьи 188 (кража), пунктам 1 и 5 части 2 статьи 192 (разбой), пунктам 7, 8 части 2 статьи 99 (убийство) УК РК. Киясов - пунктам 1, 4 части 2 статьи 192 (разбой) пунктам 7, 8 части 2 статьи 99 (убийство) УК РК. Толыбаева – по статье 434 (недонесение о преступлении), части 3 статьи 24 и пункту 1 части 2 статьи 188 (покушение на совершение кражи по предварительному сговору) УК РК.  

На слушаниях также присутствует мать Дениса Тена. Процесс проходит на казахском языке под председательством судьи Кеншилика Абдельдинова.   

Денис Тен скончался 19 июля 2018 года от полученных ножевых ранений в бедро, которые ему нанесли автоворы, застигнутые им возле своего авто.  

В ДВД Алматы причиной нападения на спортсмена назвали попытку кражи зеркал с его автомобиля двоими злоумышленниками. По информации полицейских, в результате возникшей потасовки фигуристу было нанесено ножевое ранение. 

 


745 просмотров

В Казахстане урегулируют цивилизованную «форму рабства»

Вопрос с заемным трудом в Казахстане, как и во всем мире, обостряется, поскольку три его основные формы – прикомандирование, аутсорсинг и аутстаффинг – все чаще берутся работодателями на вооружение с тем, чтобы уменьшить собственные затраты

Фото: shutterstock.com

Депутаты мажилиса инициировали разработку законопроекта, который будет регулировать вопросы использования заемного труда в Казахстане, сообщил во вторник, 19 марта, глава Федерации профсоюзов Казахстана Бакытжан Абдраим. Между тем правительство в лице Министерства труда и социальной защиты населения обещало заняться этим документом еще осенью 2017 года, когда сотрудники металлургического комбината ArcelorMittal Temirtau жаловались на то, что их в массовом порядке выводят за штат для сокращения себестоимости труда.

Вопрос с заемным трудом в Казахстане, как и во всем мире, обостряется, поскольку три его основные формы – прикомандирование, аутсорсинг и аутстаффинг – все чаще берутся работодателями на вооружение с тем, чтобы уменьшить собственные затраты. Дело в том, что прикомандирование и другие формы заемного труда с точки зрения бизнеса предоставляет компаниям ряд важных преимуществ, позволяя сократить численность своего персонала и налоги, взимаемые с начисления заработной платы, а также расходы на открытие офисов в регионах, сконцентрировать свои силы на основном бизнесе, передав отдельные сферы деятельности, являющиеся непрофильными для компании, на аутсорсинг.

Немногим лучше с точки работников и аутстаффинг – выведение персонала за штат компании. При аутстаффинге персонал заключает трудовые договоры не с фирмой, являющейся фактическим работодателем, а с организацией-посредником, или аутстаффером: все эти формы, помимо прочего, позволяют устанавливать заработные платы в дочках, создаваемых специально под эти цели, на более низком уровне, чем в головных компаниях. В Казахстане эта проблема во всей своей красе всплыла в мае 2016 года, когда профсоюз металлургического гиганта ArcelorMittal Temirtau заявил: компания намеренно переводит рабочих в аутсорсинг, снижая тем самым расходы на выплату зарплаты.

Самое печальное, что в Трудовом кодексе страны с 2016 года законодательно были урегулированы права и обязанности сторон лишь по одной из форм заемного труда – прикомандированию сотрудников к другому предприятию. К октябрю 2017 года правительство в лице тогдашнего главы Министерства труда и социальной защиты населения Тамары Дуйсеновой созрело до понимания: надо или регламентировать все формы заемного труда, или запретить его вообще (до 2016 года, кстати, казахстанское законодательство не допускало его использование). В планах министерства было оставление только одной формы заемного труда – прикомандирования работников головного офиса к дочкам на определенный период с сохранением заработной платы в прежнем объеме и за счет основного работодателя.

Однако в итоге благие намерения так ими и остались: главы Министерства труда и социальной защиты с тех пор менялись дважды, и теперь в крестовый поход на заемный труд пошла не исполнительная, а законодательная власть: 19 марта на заседании правительства председатель Федерации профсоюзов Бакытжан Абдраим заявил, что практикой использования заемного труда в стране и сопутствующих ей нарушений трудовых прав работников обеспокоились депутаты мажилиса.
«Проблема заключается в отсутствии законодательного регулирования данной формы занятости населения. Это форма рабства. На сегодня группа депутатов мажилиса парламента инициировала разработку проекта закона по регулированию вопросов заемного труда», – сказал Абдраим.

Он призвал правительство поддержать эту законодательную инициативу и рассмотреть возможность введения моратория на принятие законодательных актов, ущемляющих или ограничивающих социально-трудовые права работников. Тем более что их права активно нарушаются и в рамках давно принятого трудового законодательства: по сведениям главы профсоюзной федерации, на сегодня в Казахстане коллективными договорами охвачено всего лишь 40% предприятий и организаций, а заработная плата в ряде отраслей экономики остается ниже, несмотря на повсеместное ее увеличение.

«В соответствии с поручениями президента страны Нурсултана Назарбаева, за последние полгода дважды приняты решения по повышению заработной платы – увеличение размера минимальной зарплаты с 2019 года в 1,5 раза и повышение заработной платы работников бюджетной сферы с июля текущего года, – сказал председатель федерации. – Тем не менее у работников сельского, лесного хозяйства и некоторых других сферах уровень оплаты труда остается очень низким. Мы призываем руководителей предприятий, бизнес-сообщество, местные исполнительные органы принять возможные меры по поэтапному повышению уровня зарплат низкооплачиваемым категориям работников», – добавил он.

И предложил кабмину начать с себя, рассмотрев возможность поэтапного перехода к единому стандарту в системе оплаты труда сотрудников бюджетной сферы посредством замены базового должностного оклада на минимальную заработную плату. Впрочем, как показывает практика, если даже зарплата сотрудников того или иного сектора увеличивается, далеко не факт, что все они ее получат: по сведениям нынешнего министра труда и социальной защиты населения Бердибека Сапарбаева, задолженность казахстанских работодателей перед своими сотрудниками исчисляется миллиардами тенге.

«По итогам 2018 года, по данным местных исполнительных органов, задолженность по заработной плате перед работниками на предприятиях в стране составляет 1,7 млрд тенге, из которых 75% приходится на предприятия-банкроты и находящиеся на стадии реабилитации. Мы работаем с местными исполнительными органами, прокуратурой, органами правопорядка, подготовили расписание по снижению задолженности по зарплате», – сказал министр.

Одновременно он заметил, что после исполнения поручения президента о повышении минимальной зарплаты с начала текущего года до 42,5 тыс. тенге к настоящему времени более 184,6 тыс. работодателей повысили заработную плату 958 тыс. низкооплачиваемым работникам. А среднемесячная зарплата по стране выросла до 176 тыс. тенге, так что если кто-то продолжит копить долги перед своими работниками, цифра задолженности будет расти большими, чем в прошлом году, темпами. Помимо этого, добавил глава профильного министерства, более тысячи предприятий продолжает использовать труд своих сотрудников, не заключив с ними договора.

«Теперь мы намерены с ними работать в рамках Трудового кодекса», – заявил министр.

Ну и, наконец, бичом социально-трудовых отношений в Казахстане, по оценке Федерации профсоюзов, остается производственный травматизм – Абдраим сослался на официальную статистику, согласно которой в 2018 году производственные травмы в стране получили 1 тыс. 568 человек, около 300 из них женщины.

«Ежегодно погибают более 200 человек, постоянно возрастает бремя экономических затрат, исчисляемых миллиардными суммами на компенсационные выплаты, связанные с травмами, ухудшением здоровья работающих», – подчеркнул спикер.

И озвучил инициативу по изучению и применению зарубежного опыта в области обеспечения безопасных условий труда – «нулевого» травматизма, предложив рассмотреть вопрос о присоединении республики к соответствующей международной программе VISION ZERO. В ответ премьер-министр Казахстана Аскар Мамин предложил Министерству труда и соцзащиты рассмотреть все предложения федерации.

«Бердибек Машпекович, озвученные предложения Федерации профсоюзов необходимо внимательно изучить и найти сбалансированное решение. В том числе вопросы по обеспечению безопасности труда нужно рассмотреть во всех комиссиях и на всех уровнях, особенно это касается регионов, – обратился Мамин к Сапарбаеву. – Нужно активизировать диалог, формализм в работе недопустим. Наконец, вопрос обеспечения безопасности труда очень важен. В этой связи я поручаю Министерству труда и социальной защиты населения с участием госорганов и профсоюзов в месячный срок разработать комплексную «дорожную карту» на пятилетний период по безопасности труда», – заключил глава правительства. 
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

В Казахстане недавно обновился кабинет министров во главе с премьер-министром. Как Вы считаете, на какие проблемы нужно обратить внимание новому правительству прежде всего?

Варианты

Цифра дня

29
лет
возглавлял Казахстан Нурсултан Назарбаев

Цитата дня

Как президент Казахстана я принял решение о сложении полномочий...

нурсултан назарбаев
Президент Казахстана

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank