Перейти к основному содержанию

1152 просмотра

В Кызылординской области за девять месяцев выявлено 44 факта незаконной вырубки деревьев

Браконьеров не пугают ни штрафы, ни реальная уголовная ответственность

Фото: Fotokto.ru

Несмотря на действующий до конца этого года запрет на торговлю саксаулом, кызылординские браконьеры уничтожают его, а заодно и гребенщик, и турангу. Не пугают их ни штрафы, ни реальная уголовная ответственность. Спрос на этот товар стабильный, да и цена увеличилась вдвое.

Сколько губится и вывозится в области этого краснокнижного кустарника, в точности неизвестно. Полицейские и лесники ловят браконьеров круглый год, но спрос на саксаул высокий: иные горожане и сотрудники многочисленных кафе и ресторанов используют его для истопки и приготовления  шашлыков. 

Государственный лесной фонд Кызылординской области составляет более 6 млн га, в том числе покрытая лесом площадь  – 3 млн га. Из них 87% – саксауловые леса. Приказом комитета лесного хозяйства и животного мира МСХ РК от 13.08.2015 года № 211 был введен запрет на все виды рубок в саксауловых насаждениях на участках государственного лесного фонда Республики Казахстан до 31 декабря 2018 года.

«Саксаул пока единственное растение, которое может расти в нашем засушливом климате и не требует специального ухода и полива, – отметила руководитель отдела лесного хозяйства и особо охраняемых природных территорий Кызылординской облтеринспекции лесного хозяйства и животного мира Рауа Аралбаева. – Губить его – вредить природе нашего края. Из-за высокого спроса – в связи с использованием для отопления и приготовления пищи – это растение оказалось под угрозой исчезновения. С 2015 года в Казахстане запрещено вырубать саксаул, а с 2017 года нельзя им торговать».
 
Как подчеркивают в инспекции, в данное время ужесточены наказания за такие правонарушения. В случае незаконной вырубки, уничтожения деревьев и кустарников на участках государственного лесного фонда предусмотрено привлечение к уголовной ответственности. Если раньше нарушители отделывались только штрафами, то сейчас отбывают срок в местах лишения свободы. 

Например, только недавно решением суда трех граждан осудили на один год колонии, двоих привлекли на 200 часов общественных работ. Всего из выявленных сотрудниками ДВД и лесниками 44 фактов переданы в суд и рассмотрены 32. Суд принял решение о взыскании ущерба государству в сумме свыше 2,6 млн тенге. По остальным фактам следствие продолжается. Бывает, что привлекают к ответственности и лесников: трех работников лесной охраны наказали дисциплинарно за то, что не уследили за браконьерами.

«Понятно, что нужно беречь лесное богатство, – поделился с «Къ» кызылординец Ислам  Керим. – Ввели запрет, но саксаул также продолжает продаваться. Только раньше его выставляли мешками у дорог, где шла торговля, а сейчас эти мешки занесли внутрь домов. Также и ходят клиенты за саксаулом в эти же точки, как и три года назад. Если раньше можно было свободно покупать саксаул, который вырубали в санитарных целях, по 600-700 тенге за мешок, то с введением запрета его цена выросла вдвое. Теперь саксаул продается от 1000 до 1200 тенге. Получается, что торгаши все равно срывают куш». К слову, саксаул в мешках продается в Кызылорде в районе Нового базара. Там есть несколько магазинчиков, где годами налажена торговля саксаулом». 

Вместе с тем, по мнению Ислама Керимова, в этом запрете нет смысла, поскольку  за городом в степи очень много высохшего саксаула. «Получается, что рубить его нельзя, а пропадать он может?!», – недоумевает кызылординец.

Но в регионе есть и удивительные примеры. Кызылординка Каракоз Бисембаева несколько лет выступает в защиту саксаульных лесов. Мать троих детей, дипломированный специалист по землеустройству и кадастру. Женщина открыла магазин, где продает все необходимое для огородников. Она первая привезла в город древесный уголь и стала ходить по кафе и ресторанам, чтобы предлагать его по своей цене, как альтернативу саксаулу. Каракоз Бисембаева сразу объясняет, в чем суть ее торговли: сократить расхищение лесного богатства. Большинство владельцев кафе ее до сих пор не понимают: они не считают, что уничтожают природу, когда используют саксаул. Но появляются и те, кто стал иначе смотреть на проблему вырубки саксаула. 

В их числе владелец и шеф-повар с 15-летним стажем одного известного в Кызылорде ресторана Василий Огай. «Третий год, как мы перешли на древесный уголь, и считаю, что уголь не дороже саксаула. Вкус наших мясных стейков не стал хуже, посетителей не убавилось. Зато в душе приятное ощущение, что мы приносим пользу природе нашего края и не участвуем в варварском отношении к ней», – сказал он «Къ».  

В заключение отметим, что уже через два месяца мораторий на вырубку саксаула завершится. С 1 января 2019 года он вновь появится в легальной торговле. А пока вполне законно можно рубить древесину – джингиль. Для этого нужно купить путевку на вырубку в лесных хозяйствах. Можно вырубить за один раз два–три кубометра джингиля – это примерно один автомобиль ГАЗ -63. За девять месяцев этого года местному населению было отпущено 2400 куб. м древесины, в бюджет поступило 1 млн 318 тыс. 800 тенге.

3806 просмотров

В Казахстане ужесточены требования к иностранным работникам

Основная причина – квалификация экспатов часто не соответствует заявленной

Фото: Shutterstock/Vitalliy

В Казахстане на 40% сокращена квота на привлечение иностранной рабочей силы (ИРС) – с 49 тысяч в 2019 году до 29 тысяч в 2020-м. В Министерстве труда и социальной защиты населения РК считают, что «принятие квоты позволит защитить внутренний рынок труда от неквалифицированной иностранной рабочей силы, трудоустроить больше казахстанских кадров».

В конце прошлого года Минтруда и Генеральная прокуратура РК проверили предприятия, привлекающие иностранную рабочую силу: соблюдают ли те трудовое и миграционное законодательство. Результат инс­пекции за месяц – 930 фактов нарушений в 95 компаниях. 

«Среди них значительную часть составили нарушения касательно выполнения иностранными сотрудниками работы, не соответствующей выданному разрешению, и расхождения полученного образования с занимаемой должностью», – сообщил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев на декабрьском заседании Нацио­нального совета общественного доверия.

Сокращение квоты на привлечение рабочей силы не единственное изменение, предложенное Минтруда. Теперь предприятия численностью персонала свыше 250 человек, где работает более 30 иностранцев, будут регулярно проверяться, а инспекторы по труду смогут оперативно реагировать на любые нарушения, в том числе диспропорции в оплате труда и социально-бытовых условиях.

Конфликт из-за зарплаты

За последние три года проверки выявили 474 факта диспропорции в оплате труда иностранных и казахстанских работников – эти данные были озвучены в ноябре прошлого года на заседании правительства по вопросам регулирования трудовых отношений. Тогда же на пресс-конференции в правительстве министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в мажилисе находится законопроект, в соответствии с которым дополнительно налагается обязанность и ответственность на работодателей по созданию равных бытовых условий для работников.

Неравные условия стали причиной крупного трудового конфликта в июне 2019 года на месторождении Тенгиз. Речь идет о столкновении иностранных и казахстанских работников компании Consolidated Contracting Engineering&Procurement S.A.L. Offshore (CCEP). Это подрядная организация ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО), которая вела строительно-монтажные работы на проекте будущего расширения (ПБР).

Позже Нурлан Ногаев (на тот момент – аким Атырауской области, сейчас министр энергетики РК. – «Курсив») на совещании с руководителями крупных неф­тяных компаний региона и их подрядчиками сообщил, что причиной инцидента стали неравные условия труда; на предприятиях нарушаются сроки выплаты заработной платы, оплаты за привлечение работников к сверхурочным работам. «Не может в одном коллективе за одну и ту же работу кто-то получать $300, а кто-то – $3000. Люди все видят», – сказал тогда Ногаев. Он также подчеркнул, что если работодатели не хотят добровольно изменить ситуацию, то у власти «хватит сил и средств, чтобы привести все в соответствие с законом».

Где больше иностранцев?

Именно в нефтегазовых проектах, реализуемых иностранными недропользователями, задействовано большинство экспатов. В июле 2019 года на совещании по развитию нефтегазового машиностроения теперь уже экс-министр энергетики РК Канат Бозумбаев сообщил, что только на реализацию ПБР на Тенгизе привлечено 5 тыс. иностранных специалистов. Для сравнения: всего на проекте трудятся 53 тыс. человек.

Помимо этого на основном производстве занято около 4,9 тыс. работников, из них около 600 – иностранные кадры.

На Кашаганском проекте, в «Норт Каспиан Оперейтинг Компани Н.В.» и ее подрядных организациях занято свыше 10,2 тыс. человек, из которых около 800 – привлеченные из-за границы работники.

На освоении Карачаганакского месторождения, то есть в «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б. В.» и ее подрядных предприятиях, работают более 18,4 тыс. человек, почти 2 тыс. из них – иностранные работники.

Во всем Казахстане, по данным Минтруда на 1 ноября 2019 года, более 2,2 тыс. работодателей получили около 21 тыс. разрешений на привлечение иностранной рабочей силы. 816 разрешений выдано по первой категории, то есть на позиции руководителей и их заместителей, 4,6 тыс. – по второй категории, для руководителей структурных подразделений. Большая часть разрешений была выдана по категориям «специалисты» и «квалифицированные рабочие».

Самое большое число экспатов прибыло из Китая – 4,4 тыс. человек. Наемных сотрудников из Узбекистана – 2,3 тыс., Индии – 1,8 тыс., Турции – 1,8 тыс., Великобритании – 1,4 тыс.

11_19.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance