Перейти к основному содержанию

b0_lexus_left.jpg

b0_lexus_right.jpg


707 просмотров

Тамара Калеева: «Журналистика стала переводчиком «птичьего» языка чиновников. Критическое мышление и анализ давно забыты»

Президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» поделилась оценкой состояния прессы в Казахстане и соседних странах

Фото: Аскар Ахметуллин

В кулуарах 20-й Центральноазиатской конференции СМИ, посвященной свободе слова в регионе, президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева поделилась своей оценкой состояния прессы в Казахстане и соседних странах.

- Тамара, как Вы оцениваете ситуацию со свободой слова в Казахстане сейчас?

- К нынешней конференции я делала анализ, и выводы очень неутешительные: наша независимая журналистика давно задавлена. С одной стороны законодательством, с другой стороны - правоприменительной практикой. С третьей стороны - соблазном госзакза, который ограничивает. И разгулом внутренней цензуры, внешней неформальной цензуры – каждый орган, который выдает такой грант, такой госзаказ, он считает вправе диктовать темы, направления и все прочее.

- Как обстоят дела с подготовкой кадров, поскольку конференция несет в себе и образовательную составляющую?

- Международные организации, наши неправительственные организации казахстанские обучают журналистов современным цифровым технологиям, навыкам. Но содержанию никто не учит.

Я недавно с ужасом узнала, что на наших факультетах журналистики отсутствует курс мировой литературы – международной, зарубежной, русской литературы. Вообще нет. У нас сейчас выращивают ремесленников, которым дают установку, как недавно это было, что «вы должны обслуживать чиновников».

Перетолковывать их «птичий» язык, разъяснять это народу, задавать правильные вопросы. А о журналистском расследовании как-то уже все забылось.

К сожалению, до сих пор идет основная тема – это fact-checking, проверка достоверности информации. Мне понравилось то, что сказал журналист из Таджикистана, что профессиональные журналисты этим занимаются не первую сотню лет. Любой факт нужно проверять, это естественно. Теперь идет модное слово fact-checking и начинают какие-то очень умные слова говорить, которые приводят все к той же простейшей технологии – надо проверять. Кто спорит? Надо.

Кто спорит, что надо уметь пользоваться современными методами передачи информации, сбором информации? Но о том, что журналистика служит обществу, о том, что, как в программе нынешней конференции написано, пресса – это «сторожевой пес демократии», в нашей стране уже давно не упоминается никем.

Об этом забыли: суть журналистики, назначение журналистики как-то забываются за этими сиюминутными потребностями. Об этом тоже говорили и будем еще говорить.

Журналистика превращается в толмача чиновных речей, в обслугу власти. И все сводится к тому, что обслуживайте как следует, давайте точную информацию, давайте ее просто, популярно. Переводите на обычный язык, чтобы любой плебей мог понять, о чем говорит чиновник и зауважал мысли, речи и действия чиновника. Вопрос о критическом мышлении, об осмыслении, об анализе текстов, действий, явлений - как-то уже давно не идет речь. А надо это возвращать.

- Эта конференция Центральноазиатская, если сравнивать ситуацию со свободой прессы в Казахстане и у соседей…

- Видите, не случайно, когда наши лидеры официальные говорят о том, что в Казахстане все хорошо, они апеллируют к соседям нашим: «а вот у них хуже». Да, у них хуже, но это не значит, что у нас все замечательно.

- А на какие страны по уровню свободы прессы Вы рекомендуете смотреть?

- Нам не надо никуда смотреть, я считаю. В каждой стране, в каждой избушке свои игрушки. Нам нужно смотреть на международные стандарты свободы выражения. Они вырабатывались коллегиально, они обсуждались досконально не один год. И если есть положение ОБСЕ, если есть положение других международных организаций, если есть рекомендации Комитета по правам человека ООН – вот им надо следовать.

Эта та квинтэссенция, которая выработана коллективным разумом. А у любой страны своя специфика, есть замечательные достижения, а есть анекдотичные нормы законодательства… Зачем нам ориентироваться на какую-то одну страну?

- Ну есть же так называемые развитые страны и чиновники часто ссылаются на страны ОЭСР, например.

- В регламенте нашей законопроектной работы идет обязательная ссылка на 10 стран. Я считаю, что этот очень вредная норма.

Это необязательное условие. И страны ОЭСР очень различаются по уровню демократии и свободы слова. Я помню, у нас были не так давно исследования, когда ссылались по свободе слова на опыт Сингапура, Малайзии, то есть тех стран, которые никогда не были в передовиках свободы выражения.

Так что простор для продвижения вперед еще очень большой.

- ОБСЕ ежегодно проводит в регионе конференцию по свободе слова в одной из пяти Центральноазиатских странах. Кто участники?

- Участники - это и журналисты, это и правозащитники, это редакторы местные, много зарубежных исследователей, наблюдателей. В общем, есть консенсус в представителях.

Есть однозначно про-государственные выступления, то, что мы сегодня слышали. Есть очень прогрессивные и свободные выступления. Были несколько докладов, которые я считаю, были сделаны с самыми искренними побуждениями, но людьми, которые плохо представляют контекст медийной жизни в нашем регионе.

- Поскольку конференция региональная, давайте «пройдемся» по нашим соседям. Участники из Узбекистана, например, что говорят о ситуации в своей стране?

- По крайней мере, они все полны оптимизма сейчас или выражают этот оптимизм. Я рада за них. Но считаю, что говорить об устойчивой какой-то динамике, об устойчивых результатах нужно спустя еще несколько лет, нужно подождать. Первые годы они всегда замечательные – у нас тоже первые годы независимости в плане свободы слова были просто замечательные.

- Туркмения?

- Во-первых, смена власти там произошла достаточно давно. Она не изменила основных параметров жизни и политики, как я понимаю. Но люди, которые здесь выступали, жители Ашхабада, они говорили, что все у них замечательно. Я думаю, вряд ли бы они смогли сказать иное, живя там.

- Киргизия?

- У них есть свои проблемы, но у них проблемы другого порядка. Я не могу сказать, что у них намного лучше, но у них, по-моему, гораздо живее, интереснее и честнее все происходит. Если они там нападают на президента, то президент подает на них в суд. То, что у нас немыслимо, оба действия немыслимы.

У них проблемы другого рода – несдержанность. У них издержки свободы слова и эти издержки чреваты возможными какими-то законодательными и прочими ограничениями, это всегда опасно, я только так, гипотетически, рассуждаю.

- Вернемся в Казахстан, была информация, что у нас чиновники готовят очередные законодательные новации в сфере СМИ.

- Готовят, они всегда готовят новации. То, что сейчас официально говорят: они приступили к разработке концепции нового закона о СМИ, закон будет 21 века, может, это будет не закон о СМИ, а какой-то кодекс. Может, это будет не о средствах массовой информации, а о средствах массовой коммуникации. Проведены первые исследования, которые у нас, например, вызвали резкое отторжение, резкую критику: их первые рекомендации.

Ну, это работа на несколько лет, как они официально отвечали на наш запрос. Мы за этим следим и пытаемся вписаться в эту работу.

- Вписывают Вас?

- А куда им деваться? Они не могут нам отказать, потому что мы будем громко бунтовать и обличать их. Да, мы партнеры, мы партнеры.


535 просмотров

Исследование: казахстанские работодатели размещают вакансии с низким уровнем оплаты труда

75% соискателей согласны работать за заработную плату менее 50 тыс. тенге в месяц

Фото: Shutterstock

АО «Центр развития трудовых ресурсов» провел мониторинг ситуации на рынке труда. Анализ объявлений показал, что работодатели заявляют вакансии с низким уровнем оплаты труда. Тем не менее 75% соискателей согласны работать за заработную плату менее 50 тыс. тенге в месяц и только 2% – от 100 тыс. тенге и выше.

За девять месяцев 2018 года в 200 центров занятости населения, действующих в Казахстане, обратилось 543,6 тыс. человек, что в сравнении с аналогичным периодом 2017 года больше на 33,1 тыс. человек, или на 6,5%, сообщается на сайте Министерства труда и соцзащиты населения РК. Из числа обратившихся граждан 48,8% составляют женщины, 38% – молодежь до 29 лет и 17,7% – самозанятые граждане.

На постоянную работу трудоустроено 294,5 тыс. человек, что в сравнении с аналогичным периодом 2017 года больше на 81,7 тыс. человек (на 38,4%). Анализ вакансий, на которые были трудоустроены граждане, показал, что работодатели заявляют варианты низким уровнем оплаты труда. 75% соискателей трудоустроены с заработной платой менее 50 тыс. тенге в месяц и только 2% – от 100 тыс. тенге и выше. При этом в 2% вакансий работодатели не предоставили размер заработной платы, а в большинстве случаев оплата труда указывается ими на уровне минимального размера заработной платы. Впрочем, в ходе собеседования с работодателем для соискателя может быть установлен более высокий уровень заработной платы.

Самая низкооплачиваемая работа предлагается среднему персоналу в государственных учреждениях – школах, детских садах, больницах. В октябре 2018 года на электронной бирже труда было зарегистрировано более 50 тыс. вакансий и более трети – в сельском хозяйстве, 36,3%. На социальную сферу приходится 12,8% всех вакансий, из них 7,7% – образование и 5,1% – здравоохранение, именно здесь преобладают вакансии с низким уровнем квалификации и оплаты труда. 

Далее по востребованности следуют сфера торговли (9,5%), строительства (9,2%), промышленность (6,2%), госуправление (6%), прочие услуги (6,9%).

Зарплата больше – предложений меньше

Предприятия промышленной отрасли также осуществляли поиск специалистов на бирже труда. Например, ТОО «Корпорация «Казахмыс» разместило 1 255 вакансий. А самыми высокооплачиваемыми в области остаются работники предприятий Сатпаева (шахтеры «Казахмыса») со средней заработной платой 229,9 тыс. тенге, при среднемесячной заработной плате в Карагандинской области, по итогам III квартала, 146,3 тыс. тенге. 

Хорошую новость для жезказганцев сообщили в отделе предпринимательства и сельского хозяйства акимата города Жезказгана: часть предпринимателей, представителей малого и среднего бизнеса, обещают поднять зарплаты сотрудникам в среднем на 10–20%. Таким образом бизнесмены решили поддержать послание президента РК от 5 октября.

По итогам встреч сотрудников акимата с более чем 200 предпринимателями в октябре подписан двусторонний меморандум о повышении зарплаты с 45 представителями бизнес-структур. Финансовый директор ТОО «ПИК «Ютария» Иван Иващенков сообщил, что «группой компании «Ютария» в 2018 году уже проведено повышение заработной платы работникам строительного участка на 15%, работникам швейного производства – на 10–20%, в зависимости от категории работников. В целом зарплата повышена 240 сотрудникам предприятия. Средняя зарплата на предприятии увеличилась с 77 000 тенге до 87 000 тенге. Компания также осуществляет поиск сотрудников на биржах труда. 

Графика-показатели.jpg

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Замглавы Мангистауской области Максат Скаков предложил проводить беседы с женами госслужащих, поскольку из-за их желания иметь разные материальные блага мужья-госслужащие занимаются коррупцией. Как Вы думаете, что еще можно было бы сделать?

Варианты

Цифра дня

18 242
сообщения о коррупции
поступило антикоррупционщикам с начала 2018 года

Цитата дня

Сегодня мы задержали его (наркоторговца), изъяли наркотик, дилеры узнали об этом, быстро меняют формулу. В следующий раз привозят – его уже нет в списках, поэтому мы его не можем задержать. 86 человек отпустили мы, хотя они реально завезли нам наркотики

Калмуханбет Касымов.
министр внутренних дел РК

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций

Home Credit Bank

Home Credit Bank