4836 просмотров

Незаконная добыча песка и гравия может привести к катастрофе в Туркестанской области

Борьба с незаконными природопользователями пока не приносит действенных результатов

Фото: Самат Мырзалиев

В Туркестанской области около 200 рек и в большинстве из них дно просело на 15 метров. Причина – незаконная добыча песка и гравия. По мнению сотрудников Арало-Сырдарьинской бассейновой инспекции, лет через десять вода может вовсе уйти вглубь.

Из-за незаконной добычи песчано-гравийной смеси (ПГС) в руслах рек их дно оседает, уходит вглубь. Незаконные природопользователи, а попросту – браконьеры, добывают ПГС внизу русла рек, а поступающая сверху вода течет под уклоном значительно быстрее и размывает каменистое дно, добирается до суглинка и уходит под землю. По неофициальным данным из надежных источников, дно рек в Туркестанской области уже просело на 15 м. 

«Сооружения и гидроузлы, которые стоят миллиарды тенге, сваи мостов оголяются и разрушаются. В Туркестанской области таким образом два моста уже упали. Некоторые гидротехнические сооружения в аварийном состоянии. Но конкретных цифр пока нет, работа по выявлению аварийной ситуации на гидросооружениях из-за проседания дна рек только начинается», –  заявил Kursiv представитель арало-сырдарьинского бассейнового совета.

Но самая большая опасность заключается в том, что из-за проседания дна рек вода не может подняться до поливных каналов, которые остаются наверху. Поэтому каждый год приходится каналы углублять, но при этом поля остаются наверху. И процесс этот не останавливается.

В Туркестанской области 50% воды на орошение и на питьевые нужды берут из реки Арысь, так как абсолютно все реки региона впадают в нее. Сама Арысь впадает в Сырдарью. Лимит поливной воды в Туркестанской области  –  5,5 млрд куб. м в год, а питьевой – 100 млн куб. м в год. При этом и на Арыси ведется незаконная добыча ПГС. Остановить это безумие, как выяснилось, не так-то просто.
 
Начальник отдела недропользования управления природных ресурсов города Шымкента Мурат Садыков рассказал, что в Туркестанской области подписано 168 контрактов с недропользователями, из них 38 в городе. На территории Шымкента 20 недропользователей разрабатывают песчано-гравийную смесь (ПГС), 16 – суглинки, еще два  – кварц. Разработки ПГС ведутся на реках Сайрамсу, Аксу, Бадам и Арысь. Основное количество карьеров расположено на реках Аксу и Бадам.

«На данный момент из 20 разрабатывающих ПГС в водоохранной полосе реки Сайрамсу расположен только один карьер – на территории бывшего Сайрамского района, принадлежащий компании ТОО «Наурыз-25», –  говорит Мурат Садыков. – Деятельность этого ТОО сейчас приостановлена, так как экологи не выдали разрешение. Теперь ставится вопрос касательно отзыва контракта. Но при отзыве контракта возникает юридическая проблема: ведь когда предприниматель брал контракт, соответствующие органы выдали свое разрешение на открытие данного карьера. И это разрешение имеется на руках у предпринимателя. Так что даже если мы отзовем контракт, предприниматель подаст на нас в суд и выиграет это дело, потому что у него есть разрешение и все документы в порядке. А сейчас вдруг стали говорить, что он незаконно добывает. Закон обратной силы не имеет». 

А между тем контракт выдается сроком на 25 лет. И ровно на этот же период выдается разрешение на предпринимательскую деятельность недропользователя. По словам Мурата Садыкова, приостановить деятельность предпринимателя удалось только потому, что разрешение экологов выдается сроком на 10 лет. 

«У этой компании срок вышел, и новое разрешение им не выдали. Поэтому они сейчас стоят, –  объяснил Мурат Садыков. – Раньше не было понятия «водоохранная зона», поэтому документы выдавались. Позже была обозначена зона в 35 м от берега реки, где нельзя осуществлять любые действия. А на расстоянии в 500 м  – только с согласия уполномоченного органа. Многие недропользователи оформили документы должным образом и вывели свои предприятия из водоохранной зоны. Однако до сих пор в Туркестанской области в водоохранной полосе есть 16 недропользователей. Им всем выдали уведомление, но они, ссылаясь на имеющееся разрешение, не прекратили свою деятельность. И сейчас готовятся дела для передачи в суд». 

Но если с предпринимателями, работающими по контрактам, еще можно как-то справиться, то с незаконными – теми, кто по ночам добывает ПГС на дне рек, а потом десятками КамАЗов завозит в город,  сделать это крайне сложно. Но именно они привозят 50%  ПГС на продажу.

«Мы создаем рейдовые группы и проверяем русла рек, – рассказал Мурат Садыков. –  Контроль за незаконной деятельностью экологи должны осуществлять вместе с полицией. Но в первую очередь за своей территорией должны следить местные акиматы и при нарушениях сообщать в полицию и экологам. Но проблема в том, что акиматы не работают в этом направлении».

Понятно, что охватить всю область рейдами, установить полицейские посты на каждом километре дорог невозможно. По словам Мурата Садыкова, особенно тяжелая ситуация с незаконными копателями  в городе Арысь, Сарыагашском, Сайрамском и Ордабасинском районах Туркестанской области. В этом году только в первом полугодии выявлено 96 случаев незаконной добычи. Штрафы за такую деятельность  высокие, вплоть до уголовной ответственности, если ущерб природе нанесен в особо крупных размерах. Но для того чтобы были применены какие-либо санкции, ущерб должен составить 1000 МРП. А ловят 2–3 КамАЗа, вес ПГС в которых определяется визуально. И какие-то существенные меры применить к ним трудно.

Впрочем, так было до недавнего времени. Теперь же, в связи с приобретением Шымкентом нового статуса города республиканского значения, нужно переоформлять всю прилагаемую  документацию. «У нас появилась возможность изменить документное соглашение по контракту, –  сказал наш собеседник. 

По словам Мурата Садыкова недропользователи должны будут соблюдать правила, согласно которым они  начнут устанавливать на карьерах и на дробильных установках весы и отпускать готовую продукцию только по накладным документам. «Без соблюдения этих условий сложно определить, какое количество груза в машине. И эти два пункта помогут контролировать вес. Почему это так важно? В законе о недропользовании написано, что контракт отзывается, если имеется два и более нарушений. Отчеты недропользователи сдают вовремя, налоги платят, заработную плату выдают. А если нет весов и накладной, то это уже два нарушения  –  и можно отзывать контракт. А если есть, то виден вес, и опять-таки можно применять штрафные санкции. Кроме того, груженые большегрузы портят дорожное полотно. Сейчас шымкентское городское управление транспорта разрабатывает дорожную карту, определяет места для их заездов», - сказал эксперт.

По данным руководителя Арало-сырдарьинской бассейновой инспекции Адилхана Карлыханова, на сегодня из водоохранной зоны региона вынесли 88 карьеров. Заместитель управления природных ресурсов и регулирования природопользования Туркестанской области Алмас Алпамышев добавил, что в этом году специалистами управления было проведено 27 рейдов: «Из них в 15 случаях были выявлены нарушения, на штрафную стоянку отвезли 27 единиц специальной техники. Благодаря проделанной работе сотрудники ДВД возбудили 39 уголовных дел». 

Кроме того, по данным ДВД Туркестанской области, за 8 месяцев 2018 года по 13 фактам незаконного недропользования были наложены штрафы более чем 1,5 млн тенге и выписаны предписания на взыскание с них 925 354 тенге за ущерб, нанесенный окружающей среде. Также сотрудниками правоохранительных органов был зарегистрирован факт передачи земельного участка вдоль реки Бадам частной компании для ловли рыбы. А предприниматель занялся незаконной добычей и продажей ПГС, чем нанес ущерб окружающей среде, который соответствующими органами был оценен в 10 млн тенге. Сейчас этим делом занимаются специалисты РОВД Толебийского района.

Но наиболее показательным стало событие прошлого года, когда незаконная добыча полезных ископаемых на реке Аксу едва не привела к масштабной экологической катастрофе. Тогда в Сайрамском районе был объявлен режим ЧС, так как из-за работ в русле реки возникла угроза разрушения скотомогильника, где захоронены животные, болевшие сибирской язвой. А чуть ниже по течению Аксу находится Акбай-Карасуйский водозабор – основной источник питьевой воды для Шымкента и населенных пунктов Сайрамского района. Чтобы предотвратить масштабную  экологическую катастрофу, из бюджета области на возведение железобетонной дамбы вдоль берега Аксу протяженностью около 1200 м в срочном порядке было выделено 100 млн тенге. Деятельность незаконных копателей тогда прекратилась – уж очень большой резонанс и широкую огласку получили события. 

Тем не менее, несмотря на предпринимаемые усилия властей на разных уровнях, разрушительная деятельность незаконных добытчиков ПГС продолжается. В разные годы руководители южного региона пытались бороться с этим явлением, делали громкие заявления, давали соответствующие задания. Реально существующая ситуация демонстрирует: поручения акимов выполняются плохо, проблема по-прежнему остается острой и уверенно углубляется – как в переносном, так и прямом смысле. 

banner_wsj.gif

132 просмотра

В Казахстане официальные показатели безработицы не меняются с июля 2018 года

Пострадавшие из-за ЧП и карантина в статистику так и не попали

Фото: Офелия Жакаева

Власти стараются не называть безработными миллионы тех, кто фактически потерял работу во время режима ЧС, действовавшего с 16 марта по 11 мая. 

Те, кто остались без работы во время режима ЧС и карантина в Казахстане, полноценно в статистику так и не попали. Единственным ориентиром, позволяющим предположить реальное количество людей, чьи доходы в это время сократились практически до нуля, являются данные по выплате 42 500 тенге. Основанием для получения этой суммы была как раз временная или постоянная потеря работы.

Претендовали на меру поддержки более 8 млн человек при общем официальном числе занятых в стране 8,8 млн человек. Реально соцвыплату смогли получить 4,6 млн. Хотя в числе тех, кто получил выплату, были и не нуждавшиеся в ней, а подавшие заявку «интереса ради», а среди тех, кто не получил, – реальные безработные, все-таки именно количество получателей показывает относительно релевантные данные о тех, кто остался без работы. 

Число официальных безработных увеличилось среди прочего и благодаря упрощению требований к претендентам на соцвыплату. Государство позволило получить 42 500 тенге и тем, кто ранее не работал официально и впервые уплатил единый совокупный платеж (ЕСП) в размере одного месячного расчетного показателя 2778 тенге. Напомним, что ЕСП предназначен для физических лиц, которые оказывают услуги или продают что-либо со своего подсобного хозяйства и получают доход в размере менее 1175 МРП (3,3 млн тенге) в год, обходясь без наемных работников. 11 мая на итоговом заседании госкомиссии по обеспечению режима ЧС президент Касым-Жомарт Токаев сообщил, что более 40% получивших 42 500 тенге – это люди, впервые уплатившие ЕСП. Доказательством служит и увеличившееся количество индивидуальных пенсионных счетов вкладчиков в ЕНПФ – с 10,1 млн на 1 апреля до 10,9 млн на 1 мая. 

4,2 млн «временно вне занятости»

На заседании правительства в начале июня министр труда и социальной защиты населения Биржан Нурымбетов сообщил, что в марте – апреле в республике «временно осталось вне занятости» 4,2 млн человек. Больше всего пострадали работники сферы торговли и услуг в крупных городах. Тут стоит отметить, что официальный уровень безработицы не менялся с III квартала 2018 года, замерев на отметке 4,8%. В I квартале 2020 года уровень безработицы составил 442,4 тыс. человек при общей численности рабочей силы 9,2 млн человек (учитываются лица от 15 лет). 

В мае, по оценке Минтруда, число «временно оставшихся вне занятости» работников снизилось с 4,2 до 1,146 млн человек. В июне должно сократиться до 1,063 млн человек, а в июле – и вовсе до 514 тыс. человек, вернувшись если не на уровень I квартала 2020 года, то хотя бы к относительно близким цифрам. Минтруда прогнозирует, что в декабре число безработных будет составлять 565 тыс. человек, а уровень безработицы – 6,1%.

«Мы думаем, что с июля на рынке труда мы стабилизируем ситуа­цию, и до конца года уровень безработицы составит 6,1%», – сказал Нурымбетов. 

По данным на 29 июня (информация снова от министра труда и соцзащиты), в центрах занятости в целом на учете состояли 320 тыс. человек, из них 181 тыс. зарегистрированы в качестве безработных.

«На сегодня безработное население без доходов и возможности работать мы оцениваем в 735 тыс. человек», – сказал Нурымбетов «Курсиву».

Получение взамен зарплаты соцвыплаты в размере 42 500 тенге, по данным Комстата, практически не отразилось на среднедушевых номинальных денежных доходах населения – в апреле они выросли по сравнению с мартом на 5,7% и достигли 110 тыс. тенге. Но у Минтруда, правда, другие цифры.

«По оценке наших экспертов, среднедушевой доход населения в апреле составил 59 тыс. тенге», – сообщил Нурымбетов. 

Сработает ли старое оружие против новой напасти

Для создания новых рабочих мест правительство собирается пустить в ход инструменты из старого арсенала. В частности, речь идет о Государственной программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017–2021 годы «Енбек». Только по программе «Енбек», объем финансирования которой должен составить 176 млрд тенге, в этом году планируется охватить 600 тыс. человек: прямо по вакансиям трудоустроят 280 тыс. человек, просубсидировано будет 211 тыс. рабочих мест, 58 тыс. человек будут обучены различным специальностям, а 51 тыс. человек будут обучены предпринимательству. Из упомянутых 600 тыс. уже можно вычесть 184 тыс. человек, которые были трудоустроены по программе в январе – мае. 

Другой программой, которая привлечет безработных, станет «Нурлы жол». С ее помощью предполагается трудоустроить 200 тыс. человек. Программы «Цифровой Казахстан» и «Нурлы жер» помогут найти работу еще 50 тыс. и 47 тыс. казахстанцев соответственно. По программе «Дорожная карта занятости – 2020» планируется трудоустроить 255 тыс. человек, в том числе 58 тыс. – в жилищно-коммунальном хозяйстве, 46 тыс. – в благо­устройстве. Средняя зарплата работников, по данным Минтруда, составит 90 тыс. тенге.

Нынешний кризис высвободил не работников строительной отрасли, как это было, например, в 2008 году, а сотрудников фитнес-клубов, развлекательных центров и кинотеатров, а работу им государство по старинке предлагает в дорожном строительстве или ЖКХ. И это с высокой вероятностью создаст диспропорцию на рынке труда. К тому же и небольшие зарплаты вряд ли смогут привлечь работников из сферы услуг, потерявших работу в карантин, отметил директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев. По его мнению, существующие официальные данные о безработице в Казахстане далеки от реальности.

«Совершенно очевидно, что официальный уровень безработицы не отражает реальность. В него никто не верит, включая само правительство и самого министра труда», – сказал он «Курсиву». 

Два года назад Минтруда должно было привести свою статистическую методологию в соответствие с последними рекомендациями Международной организации труда, но, как отметил Ошакбаев, есть большие сомнения в том, что это реально было сделано. Косвенным подтверждением он назвал тот факт, что безработица долгое время остается на уровне ниже 5%.

«Кроме того, все мы знаем, что другие показатели – занятости, доходов – тоже могут быть искажены. Сравните их с тем, что фактически АСП (адресная социальная помощь. – «Курсив») получили 2,2 млн человек, с теми 4,4 млн человек, кто получил 42 500 тенге. Соответственно, это люди, которые потеряли доходы, и это совершенно не коррелирует со статистическими показателями безработицы и доходов», – сообщил Ошакбаев, назвав статистику по рынку труда «сильно искаженной».

В соседней России государство стимулирует бизнес сохранять рабочие места в пострадавших от карантинных мер отраслях льготными, под 2%, кредитами на выплату зарплаты. Максимальный объем кредита ограничен суммой в шесть минимальных размеров оплаты труда на сотрудника (422 852 тенге по курсу Нацбанка на конец июня, федеральный МРОТ в РФ –12 130 рублей). Ощутимая оговорка: если предприятие в течение года сохранит 90% персонала, то государство погасит за бизнес и кредит, и проценты по нему. Подобная мера, отметил Ошакбаев, могла бы сработать и в Казахстане, сократив число «временно оставшихся вне занятости».

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg