Перейти к основному содержанию

937 просмотров

Миллионные убытки фермерам: бродячий скот губит посевы риса в Кызылординской области

Ситуация из года в год повторяется, предлагаются и апробируются различные пути ее решения, но кардинально ничего не меняется

Фото: автора

Коровы и лошади вытаптывают рисовые поля и приносят хозяйствам миллионные убытки. Ситуация из года в год повторяется, предлагаются и апробируются различные пути ее решения, но кардинально ничего не меняется.

В Кызылординской области полным ходом идет жатва риса, и земледельцы надеются на хороший урожай. Однако ожидания омрачены тем, что коровы и лошади из близлежащих аулов губят посевы. Огородить чеки и нанять сторожей обходится хозяйствам в миллионы тенге, но и эти меры не всегда спасают. Такая проблема существует много лет и на первый взгляд кажется несерьезной. Но лишь до тех пор, пока вопрос не коснется денег.

«В один год бродячий скот вытоптал у меня 200 га, – рассказал Kursiv директор ТОО «Турмагамбет» Кармакшинского района Нуржан Пирмантаев. – Мы понесли шесть миллионов тенге убытка. Физически тяжело уследить за скотом, даже если наймешь сторожа, даже если огородишь. Табуны ходят по 100 и больше лошадей. Они сносят ограждения, и приходится снова их устанавливать. Хозяева скота выпускают его и ни за что не отвечают, а попробуй убей хоть одну лошадь из их табуна – сразу напишут заявление в полицию. Арестовывая скот, мы писали заявления участковым, но ситуация не менялась». 
    
Защитить посевы от скота рисоводы пытаются и другим путем – проводят в аулах собрания, на которые приглашаются и жители, и чиновники. Однако у жителей всегда один ответ: нет пастухов, потому, мол, они и вынуждены отпускать скот без присмотра. «Мы нанимаем сторожей, почему мы еще должны нанимать для аула пастухов?! – возмущается Нуржан Пирмантаев. – Зарплату им должны платить хозяева скота, ведь у них целые табуны. Много есть в аулах таких, у кого по 200 и больше голов. Но они не думают о том, что пасти скот на наших полях – это не просто наглость, но и экономическое преступление против наших хозяйств». 

В ауле Акжарма Сырдарьинского района два года назад пошли на такой шаг: все 2200 га риса огородили колючей проволокой. Прежде на севооборотах ставили  ограждения через каждые четыре-пять метров, устанавливали двухметровые столбы и натягивали проволоку. Но каждый год приходилось заменять и проволоку – даже так ее умудрялись прорвать. 

«Любой безработный в ауле пойдет в пастухи, только дайте ему хорошую заработную плату, –говорит директор ТОО «Акжарма» Марат Бисенов. – Деньги за выпас должны платить из своего кармана те самые баи, которых сейчас в аулах немало. Есть такие, кто имеет по 200, 500 и более 1000 голов скота, но тратиться на охрану не хочет. Им все равно куда выпускать, они думают только о своей выгоде». 

Как рассказали работники хозяйства, случалось и такое, что они арестовывали бродячий скот. И потом ждали появления хозяев. Однажды задержали больше 100 коров и лошадей, но  выпустили их на волю через несколько дней, потому что дальше содержать скотину уже не было  возможности. Держали коров в загонах, ожидая появления хозяев, однако те так и не объявились.
 
«А это уже уголовное дело, – отметил руководитель хозяйства. – Надо  штрафовать нерадивых владельцев скота, причем штраф должен быть таким, чтобы был ощутим для кармана владельца. Для этого нужно пойманный скот заснять на сертифицированные видеокамеру и фотоаппарат, позвать участкового, создать специальную  комиссию и подавать в суд на хозяина скота. Пока не предоставишь все эти материалы, суд не принимает заявление. Да и у кого будет время ходить по судам, если нужно убирать рис?!». 

В ТОО «Жанажол» Кармакшинского района пытаются решить много лет проблему при помощи материальных механизмов. Так, в первый раз наказывают штрафом жителей аула. А это – по 2000 тенге за каждую голову. «Пришлось ввести эту меру, – пояснил директор ТОО Орынбасар Тлеуов. – Это мизер по сравнению с теми убытками, которые наше хозяйство терпит или может понести из-за безнадзорных коров. Во второй раз хозяин скотины навсегда лишается льгот от нашего ТОО – это выдача земельных участков, продажа продуктов питания по оптовым ценам, дрова и уголь на зиму».

О вытаптываемых скотом полях фермеры говорят не один год. Решение проблемы они видят в применении жестких административных мер к владельцам бродячего скота. Рисоводы сетуют: в законодательстве республики нет статьи, позволяющей сдавать пойманный скот в мясозаготовительные пункты. А вот на них самих могут завести уголовное дело, обвинив в скотокрадстве. И пока закон остается либеральным по отношению к безответственным хозяевам скота, они так и будут оставаться глухи к словесным увещеваниям, считают рисоводы. Перед жатвой они постоянно обращаются к аулчанам с просьбой пускать скот на поля только тогда, когда закончат уборку хоть с одного чека, но те ждать не хотят. 

В областном управлении сельского хозяйства признают: местные акиматы ведут работу с населением, но пока безрезультатно. Между тем в облсельхозе высказывают упреки и в адрес самих рисоводов. «Хозяина скота можно найти сразу по базе данных, так как скот весь сертифицирован, у каждой особи есть бирка, – отметил руководитель управления. – Но рисоводы не хотят идти на это, так как им надо быстрее убирать урожай. Хороший, но затратный вариант – электропастух. Это электроизгородь для выпаса и временного ограждения и защиты посевов. Бродячее  животное обязательно его понюхает и получит дозу несмертельного заряда.  Километр такого ограждения стоит 20–30 тыс. тенге, для крупных хозяйств затраты небольшие, если учесть, что от набегов буренок они теряют намного больше». 

Впрочем, электропастухи ввиду недостаточной финансовой доступности для мелких хозяйств рискуют пополнить список уже существующих, на малоэффективных мер по борьбе с бродячими животными на рисовых полях, как то: механические ограждения плантаций, наем сторожей, разъяснительная работа с населением и т.д. И пока они будут оставаться малоуспешными, скот будет продолжать гулять по рисовым полям и вытаптывать урожай. 

489 просмотров

Первая корпоративная арт-премия вручена в Казахстане

Halyk Bank стал инициатором проекта «Искусство и общество»

В Алматы открылась выставка финалистов первой корпоративной премии в области искусства Halyk Art Prize. Конкурс для художников банк провел совместно с галереей Artmeken. Выставочная экспозиция расположилась не в пространстве Artmeken gallery, а в здании головного офиса Halyk Bank. 

Банк учредил Halyk Art Prize, чтобы поддержать казахстанских художников и способствовать развитию современного искусства. Претендовать на Halyk Art Prize могли казахстанские художники с работами, выполненными в любой технике и в любом жанре, кроме монументального. На конкурс было подано 345 работ, возраст претендентов - от 7 лет до 90. 

VNZ_2014.jpg

Призовой фонд премии, 1,2 млн тенге, был разделен на две номинации. Из 17 работ, которые попали в шорт-лист Halyk Art Prize, жюри выбирало Гран-при, а победитель номинации «Народный выбор» был выявлен через открытое голосование в социальных сетях. Победителем в этой номинации стала художница Мадина Наримбаева с работой «Первый казахский художник - Абылхан Кастеев». 

VNZ_2209.jpg

Кто получит Гран-при у жюри споров не было - решение вынесли единогласно. Безусловным лидером стала работа «Батыр» Марата Дильмана - это фотография упакованной статуи всадника.

VNZ_2176.jpg

Упаковка - одно из заметных направлений современного искусства, стоит только вспомнить Христо Явашева, который упаковывал острова, пешеходные дорожки и даже Рейхстаг, а в следующем году собирается упаковать Триумфальную Арку в Париже.

«Работа «Батыр» - это наш ответ мировым тенденциям. С другой стороны, это абсолютно актуальная работа еще и потому, что она подчеркивает эксклюзивность каждой работы, над которой кропотливо трудились скульпторы и художники, в этом смысле упаковка только усиливает это значение», - объясняет член жюри премии Halyk Art Prize Елена Воробьева.

VNZ_2233.jpg

Сам Марат Дильман признается, что и не думал о Христо, когда делал фото:

«Я увидел и понял, что можно вложить определенный смысл. И здесь я выступил проводником этого смысла для зрителей».

Halyk Art Prize - первый корпоративный арт-приз в пространстве Казахстана за всю его историю. Со-основатель Artmeken gallery и член жюри конкурса Гаухар Сатпаева считает, что сама идея корпоративной премии оживляет казахстанскую арт-среду:

«Это подстегнуло художников, кто-то что-то делает. То, что самый крупный банк Казахстана обратил внимание на искусство - это очень хорошо».

VNZ_2115.jpg

«Главная идея - объединить художников, дать им площадку, чтобы они могли показать свои работы, - говорит заместитель председателя правления Halyk Bank Жаннат Сатубалдина. - Бизнес должен содействовать развитию отечественного искусства, ведь именно оно формирует эстетические и даже этические вкусы современного общества, отражая, как зеркало, проблемы, волнующие наших сограждан. В этом смысле, я считаю, что свое главное предназначение конкурс выполнил». 

VNZ_2103.jpg

Пока шел монтаж выставки в фойе головного офиса, сотрудники банка постоянно останавливались рядом, рассматривали работы, обсуждали их. Выход современного искусства за пределы галереи оказался нужным опытом для всех. Куратор выставки и председатель жюри премии Halyk Art Prize Валерия Ибраева на церемонии награждения победителей вспомнила об опыте Дойче Банка, у которого есть целая коллекция современного искусства. Картины молодых художников висят в его офисах, причем экспозиция регулярно меняется.

«Хотелось бы, чтобы и в нашем мире финансов присутствовала такая тенденция, - пожелала Валерия Ибраева. - Надеюсь, что этой выставкой и этим конкурсом мы положили начало такой тенденции в Казахстане».

VNZ_1947.jpg

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance