12846 просмотров
12846 просмотров

Ректор Нархоза Эндрю Вахтель: «Люди считают, что раньше у них были хорошие вузы»

Глава Ассоциации Американских международных колледжей и университетов, новый ректор Нархоза Эндрю Вахтель рассказал «Къ» о том, как будет меняться университет и что такое «хороший вуз»

Ректор Нархоза Эндрю Вахтель: «Люди считают, что раньше у них были хорошие вузы»

Ректор Нархоза Эндрю Вахтель: «Люди считают, что раньше у них были хорошие вузы»

С 1 февраля новым ректором университета Нархоз назначен американец Эндрю Вахтель. Господин Вахтель имеет внушительный опыт в крупнейших вузах США, до прихода в университет был президентом Американского университета в Центральной Азии. Он также является действующим главой Ассоциации Американских международных колледжей и университетов. О том, как будет меняться Нархоз, что такое «хороший вуз» новый ректор Нархоза поделился с «Къ».

– Какова цель трансформации вуза, каким Вы видите университет через несколько лет?

– Цель - это иметь хороший вуз. Меня часто приглашают в Россию, есть программа в Сколково «Как создать новых ректоров», и всегда я спрашиваю, как выглядит нормальный, хороший вуз? Потому что в России таких нет, и я начинаю объяснять, что это такое.

А все же, что такое хороший вуз?

– Хороший вуз, это вуз где, во-первых, студенты, преподаватели и сотрудники хотят быть. То есть, например, наши студенты сейчас уходят сразу же, как только их пары заканчиваются. Мы хотим, чтобы студентам и преподавателям было интересно находится в вузе, и они не хотели отсюда уходить. Это первое. Конечно, мы хотим, чтобы наши преподаватели получили какую-то славу, то есть они публикуют какие-то интересные вещи, где их знают. Такого типа преподаватели, которые могут высказываться и их будут слушать. Мы хотим таких студентов, которые, как только они начнут искать работу, то смогут без особого труда находить, не потому что они были умными в начале, а потому что они что-то здесь получили.

Тот опыт, который Вы хотите реализовать здесь, он основан на какой-то существующей модели образования?

– В широком смысле слова это американский опыт. Я работал в пяти самых крупных университетах мира, которые являются и американскими. Они все разные, Гарвард не очень похож на UCLA, он не похож на UC Berkeley, где 45 тысяч студентов. То есть они однотипные, но все разные. И это показывает, что нет такого, очень точно трафарета, но есть какие-то общие ценности. И когда ты видишь действительно интересные университеты в других странах, они все похожи. Они все похожи, потому что цель примерно одинакова. Если цель одинаковая, у тебя будут только нюансы, как достичь этой цели и какие национальные традиции, какие национальные и региональные подходы нужно применять. Но, в принципе, хороший университет в Сингапуре, не очень сильно отличается от хорошего университета в Англии или США.

В Казахстане так же, как и во всем мире происходит цифровизация практически всех экономических отраслей, будет ли вуз учитывать эти тенденции?

– Делать вид, что ты не реагируешь на мировые тенденции, это просто глупо. Самая главная проблема образования на постсоветском пространстве, это то, что люди считают, что раньше у них были хорошие университеты: то есть, если ты поедешь в Гану и попытаешься создать хороший университет, то у людей не будет картины в голове как это будет выглядеть, а здесь у всех есть картина – это МГУ 1985 года. Но даже если это был хороший университет для России, для Советского союза 1985 года, и если я воссоздам его здесь, то это провалится. Поэтому говорить о том, что мы не должны понимать, какие существуют мировые тенденции, куда идет образование нельзя, мы не можем вразрез идти. Поэтому если мы видим, что происходит роботизация, использование искусственного интеллекта, мы должны понимать, как мы впишемся в этот мир, и как наши выпускники впишутся в этот мир, поэтому это неизбежно.

Какие ресурсы Вы планируете привлекать для вуза?

– Во-первых, в Казахстане работает большое количество крупных иностранных компаний, особенно из Америки, Англии, Европы, которые вообще должны давать деньги на разные социальные проекты. Мне надо как раз их убедить, что они нам должны давать эти деньги, потому что мы будем создавать именно тех людей, которых они хотят видеть. Здесь надо подумать какие проекты могут их интересовать, то есть это и есть специальность американцев - это у нас в крови. Находить деньги от богатых людей для таких хороших целей, это не в крови европейцев или русских. Это моя главная задача. Мы также будем создавать такой совет попечителей, туда войдут люди которые должны понять, что часть их обязанностей как членов совета попечителей - это находить ресурсы либо помогать мне находить ресурсы.

Справка:

Академический опыт Эндрю Вахтеля начался в 1988 в UCLA (The University of California, Los Angeles) в должности профессора по русской литературе. Эндрю проработал почти 5 лет в Stanford University, а с 1991 года двадцать лет посвятил одному из старейших вузов США Northwestern University (Чикаго, штат Иллинойс). Господин Вахтель является рецензентом научных рукописей для таких американских университетов, как Stanford, Cornell, Duke, Princeton, Northwestern, Routledge и таких издательств -Yale University Presses, Slavic Review, SEEJ и Russian Review.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo