Перейти к основному содержанию

10814 просмотров

Грязные деньги: почему демпингуют детские центры

Глава центра «Лучик надежды» высказала свой взгляд на проблему раздела госзаказа между общественными объединениями

Грязные деньги: почему демпингуют детские центры

Грязные деньги: почему демпингуют детские центры

В июне 2017 года Министерство труда и соцзащиты РК поднимало вопрос о некачественной работе, оказываемой казахстанцам с ограниченными возможностями и некомпетентности социальных работников. Редакция «Къ» продолжает отслеживать тему проблем детских реабилитационных центров Караганды и Карагандинской области, в частности конфликт между центрами «Лучик надежды», «Перспектива», «Детство», «Жастар Пiкiрi», «Созвездие», описание которого читайте в статье. И если на запрос «Къ» от Управления координации занятости и социальных программ г. Караганды редакция до сих пор не получили ответа, то председатель Общественного благотворительного фонда «Лучик надежды», депутат местного маслихата Татьяна Кравченко, ответила на все вопросы издания.

- Расскажите, каким образом проходит участие общественных организаций в тендерах по государственному социальному заказу?

- Есть такой Закон о государственном социальном заказе. Согласно этому Закону общественные объединения могут принять участие по лотам, которые выставляются на конкурс по определенным темам, на которые из бюджета (местный, областной или республиканский) выделяются бюджетные деньги. Профильные государственные ведомства, в которых размещается государственный социальный заказ, проверяют на предмет качественного оказания услуг.

- Можно ли сказать, что в случае проведения тендера в текущем году, налицо был демпинг со стороны ряда детских центров?

- Демпинга может быть и нет. Здесь речь о снижении цены для того, чтобы победить, то есть выиграть. Организации, которые знают, что по критериям они могут проиграть, снижают цену. К сожалению, приоритет отдают той организации, которая поставит меньше цену, а не тем, которая имеет лучшие условия в материально-техническом оснащении для выполнения государственного социального заказа. Есть условная цена. Но и она не будет играть роль, если второй участник конкурса скидывает большую цену. Только вот мне не понятно, зачем скидывать, если государство определило стоимость этих услуг. Понятно же, что за меньшую сумму будет и хуже качество выполненной работы.

- Как Вы полагаете, почему госучреждения, проводящие тендер, идут на то, что кто-то начинает демпинговать и таким образом выигрывает тендер? Как часто, вообще, такое происходит?

- Такой уж в Казахстане Закон о государственных закупках. Государственные учреждения связаны по рукам этим законом. И, к сожалению, такое довольно часто происходит. Бывает и так, что общественное объединение ничего не имеет, кроме одного компьютера, ручки и блокнота, а в штате всего 1 человек, но путем снижения цены, становятся победителем того или иного госсоцзаказа.

- Не могли бы Вы рассказать, какие нарушения были зафиксированы именно Вами? Наверняка ведь, участвуя в тендерах, Вы их видите.

- Конечно, сейчас об этом говорить поздно. Договор подписан, и даже если это я озвучу, ничего изменить нельзя. Конкурс состоялся и его уже не отменят. НУ «Детство» приступило к его выполнению. Что же касается снижения цен, к примеру, НУ «Детство» в лоте на специальные социальные услуги в условиях дневного пребывания скинули 3 511 520 тенге, а ОО «Жастар пiкiрi» - в лоте на услуги оказания специальных социальных услуг на дому – 2 673 920 тенге. Это было сделано для того, чтобы выиграть.

- Надо полагать, что лоты по тендеру, где участвовали действующие центры (ОО «Детство» и ОО «Жастар Пiкiрi») – разные, и услуги, которые предоставляются данными центрами тоже разные. Но как так получается, что возникают споры между центрами? Разве изначально не предполагается, что каждый из центров должен заниматься теми видами услуг, которые они выдвигали во время участия в госсоцзаказе?

- У каждого общественного объединения есть своя основная уставная деятельность, и есть целевая группа, для которой это общественное объединение создавалось. Но в каждой организации есть и другие виды деятельности, указанные в Уставе и которые не противоречат законодательству РК. Здесь я поясню, что НУ «Детство» и ОО «Жастар пiкiрi» - это не детские центры, а НПО.

- Понятно. Следовательно, можно предположить, что, имея в собственности здание, вы можете предоставлять более широкий спектр и более качественные услуги?

- Вы абсолютно правы. Мы имеем возможность оказывать эти услуги более качественно. Для этого у нас есть штат сотрудников и специалистов, свой транспорт, собственное здание, а не арендованное на какой-то определенный период выполнения государственного социального заказа. Площадь нашего здания 720 квадратных метров. Согласитесь, или 150 арендованного помещения, или 720 квадратных метров собственного, разница есть?

А еще у нас есть прилегающая территория, на которой размещены детская игровая площадка с горками, песочницей, каруселями и детскими тренажерами, площадка с искусственным покрытием 12 х12 метров и естественным газоном, теплица, небольшой приусадебный участок, летний крытый бассейн, фонтан, спортивная площадка с уличными тренажерами, на территории в летний период много зелени и цветов.

- Давайте обсудим самый проблемный в возникшей ситуации вопрос. Родители детей-инвалидов жалуются, что якобы боятся водить детей в центры (которые выиграли тендер), поскольку Вы как будто говорили о том, что, когда Ваш центр выиграет тендер, они не смогут ходить уже в ваш центр. Действительно ли такая угроза с Вашей стороны имела место быть?

- О какой угрозе и шантаже вообще идет речь? Это грязная ложь! Наша организация сейчас ведет переговоры с нашими партнерами о выделении финансовых средств на 25 человек. И, конечно же, в первую очередь, мы будем зачислять детей, которые не ходят в «Перспективу». В городе Караганде детей, которые нуждаются в оказании специальных социальных услугах более 1 500 человек. Те дети, которые много лет ходили к нам и захотят вернуться, но при условии, что будут свободные места, мы их, конечно же, примем. А вот НУ «Детство» не захотело работать над тем, чтобы найти таких детей, а решило, что раз в Центр «Лучик надежды» ходили такие дети, то и к ним они должны перейти. Почему? Мне не понятно. Знаете, как говорится в известной русской пословице: «Сначала нужно потопать, а потом уже полопать».

Здесь мне хотелось бы особо отметить, что НУ «Детство» было создано уважаемой мной Красниковой Натальей Васильевной, которая наработала имидж этой организации и никогда ни в каких скандалах не была замешана. А потом, 22 января 2015 г. (согласно решению учредителя, которое было представлено в конкурсной документации), в силу определенных жизненных причин она передала эту организацию госпоже Ширяевой. У Дианы Ширяевой и Артема Козловского (директор ОО «Жастар Пiкipi» – «Къ») в г.Темиртау тоже были разногласия с общественными объединениями, которые работают в Темиртау. И тоже по выигранному конкурсу и опять путем снижения цены.

- Проясните, пожалуйста, ситуацию с 35 тысячами тенге, которые как рассказывают представители других центров, «Лучик надежды» берет за оказываемые услуги. Было ли это решение родительского совета? Куда и как используются полученные средства?

- Согласно уставной деятельности, любое общественное объединение имеет право оказывать платные услуги. Но есть один такой момент, полученные финансовые средства идут на развитие организации, т.е. на приобретение необходимого инвентаря и оборудования, на оплату коммунальных услуг. Это не противоречит законодательству РК. Здесь я бы рекомендовала господину Козловскому, чье мнение было опубликовано в вашем предыдущем материале, почитать законы внимательно.

К слову, общественная организация не имеет права передавать полученные по государственному социальному заказу финансовые средства коммерческой структуре, а Чумакова (соучредитель центра «Перспектива» Ольга Чумакова – «Къ») является индивидуальным предпринимателем. Это, кстати, отражено в документах, которые представлены НУ «Детство» на конкурс.

Что же касается непосредственно упомянутых вами средств, отмечу, что в нашем центре есть родительский комитет, который проводит свои заседания, где совместно принимаются решения, в том числе и о родительских и членских взносах. Потом все доводится до сведения на родительских собраниях. И только они решают эти вопросы. Я их могу только озвучить. Кроме того, согласно уставной деятельности и Уставу, у нас есть членство. И поэтому у нас есть родительские и членские взносы. На родительских собраниях и советах отчитываются за потраченные средства. У нас ничего не утаивается и не скрывается. В комментариях к статье на вашем сайте об этом родители сами говорят.

И опять-таки, к слову, г-жа Чумакова, озвучивая свое мнение, как-то опустила, что за 1 час занятий в их центре родители детей-инвалидов оплачивают в пределах 2 000 тенге. Вот и посчитайте. Если ребенок ходит каждый день на занятия только на один час, то в месяц он оплатит 44 000 тенге. В наш центр дети приходят на 4 часа и более и родительские взносы составляют от 15 000 тенге до 35 000 тенге. Разница есть? В нашем центре за месяц ребенок получит квалифицированную помощь ежедневно согласно расписанию 3-4 специалистов разного профиля, а еще будет принимать участие во внутренних мероприятиях (в месяц у нас проводится 4-5 мероприятий различного направления). Также мы для детей и их родителей организовываем посещение цирка, театров, выставок, концертов и т.д.

Насколько мне известно, в НУ «Детство» за 2 месяца работы по государственному заказу не провели ни одного мероприятия, хотя в стандартах специальных социальных услуг, социально-культурные услуги прописаны и поставщик обязан их проводить.

- Представители других детских центров говорят о технических требованиях Управления координации занятости и социальных программ Караганды, где, в частности, говорится о предоставлении различной информации о детях, проходящих реабилитацию в центрах. Действительно ли такое требование имеет место быть и поступало ли подобное требование от профильных ведомств в ваш центр?

- Информация бывает разная. И запросы бывают тоже разные. У нас есть согласие родителей даже на фотографирование их детей и размещение их фотографий в печати. Диагнозы детей мы никому не даем, это закрытая информация. Но в некоторых случаях указываем шифры заболеваний, например, F-70.

Есть и другой вид информации, вернее, это даже отчетность, когда выполняется государственный социальный заказ. Вот здесь поставщик, а таковым является НУ «Детство» в лице Ширяевой Д. обязан дать полную информацию о получателе услуг. Потому что на каждого получателя выделяется определенная сумма. И заказчик в лице Управления координации занятости и социальных программ Карагандинской области должен знать, правильно ли используется государственные деньги согласно закону и технической спецификации.

- Учитывая, что Вы работаете на рынке около 20 лет, наверняка, общаетесь с аналогичными центрами в других регионах республики. В связи с чем, не могли бы Вы рассказать, возникают ли упомянутые выше проблемы (демпинг, борьба за деньги, в результате которой страдают дети и их семьи и пр.) в других регионах, или это такая ситуация возникла только в Караганде?

- Да, действительно, нашей организации в этом году 20 лет. Мы прошли долгий путь развития и становления. Благодаря созданной мной команде, достигли хороших результатов. Мы устойчивы, мы развиваемся, проводим мероприятия, сотрудничаем с другими (порядочными) организациями не только в Караганде, но и в других регионах Казахстана. В решении многих вопросов помогаем друг другу. Ко мне за советом обращаются многие руководители НПО, потому что знают нашу работу и многолетний опыт работы.

Есть проблемы у всех. Только я никогда не пойму те организации, которые создались без году неделя, или есть организации, которые создались не для работы с людьми, а для зарабатывания денег, принимают участие в конкурсах, скидывают цену. Сами же такие НПО ничего не сделали для того, чтобы эти деньги выделялись.

437 просмотров

Споры между жителями ВКО и банками будет разрешать омбудсмен

Если новшество приживется на востоке страны, такую практику распространят и на другие регионы

Коллаж: Вадим Квятковский

В Восточном Казахстане в пилотном режиме запустят проект по обязательному внесудебному урегулированию разногласий между заемщиком и банком. Эксперты уверены, что разрешение споров через банковского омбудсмена будет выгодно и сторонам конфликта, и судьям.

Для проблемных заемщиков

Тема банковских споров для Восточного Казахстана актуальна как никогда. Закредитованность населения растет с каждым годом. Только по итогам трех кварталов этого года восточноказахстанцы взяли ипотечных кредитов на 31,4 млрд тенге. Если не брать в расчет столицы Казахстана, где жилищное строительство идет иными темпами, нежели в регионах, то по объему ипотечного кредитования ВКО лидирует среди областей республики. Такие данные приводит Нацбанк РК.

Вместе с тем так называемый индекс кредитного здоровья, рассчитанный специалистами Первого кредитного бюро, в среднем по стране равен 66. То есть больше половины клиентов банков являются добросовестными плательщиками. Но 19% находятся в состоянии дефолта. Другими словами, каждый пятый заемщик не способен выплачивать свой кредит. Отсюда и возникают проблемы с погашением, задолженностью и начислением пеней.

Согласно статистическим данным, размещенным на сайте Восточно-Казахстанского областного суда, по итогам девяти месяцев этого года в судах первой инстанции ВКО окончено более 7 тыс. гражданских дел, связанных с нарушениями условий банковского договора, на сумму свыше 6 млрд тенге.

Старт на Востоке

Исков в судах так много, что было предложено «перенаправить русло» заявлений по банковским спорам в альтернативных, внесудебных направлениях. Их два. Во-первых, это медиаторы. Во-вторых, разногласия физических лиц с БВУ может на законных основаниях разрешать банковский омбудсмен. Это независимое лицо, финансовый эксперт, наделенный полномочиями разрешать споры. Его решение имеет такую же силу, как и судебное, и обязательно к исполнению для всех банков. В Казахстане банковским омбуд­сменом является Ерсерик Сийрбаев, он работает в Алматы.

Офис банковского омбудсмена существует уже несколько лет. И по закону любой гражданин Казахстана и ранее, и теперь может обратиться к нему в добровольном порядке при возникновении спора с банком. Уникальность пилотного проекта, предлагаемого ВК областным судом, состоит в том, что на территории Восточного Казахстана предложено институт банковского омбудсмена сделать обязательным. То есть любой спор между гражданином и банком сначала должен быть рассмотрен омбудсменом и лишь в исключительных случаях – в судах. 

Главное отличие в рассмотрении споров такого плана у омбудсмена и медиатора состоит в том, что последний для урегулирования конфликта и защиты прав заемщика имеет право на раскрытие ему банковской тайны.

По словам председателя ВК областного суда Нурлана Каирбекова, институт банковского омбудсмена в мировой практике является самым перспективным направлением развития примирительных процедур. 80% споров разрешается еще на уровне обращения к этому уполномоченному лицу. Процент так высок потому, что решение омбудсмена принимается в большинстве своем, когда оно взаимовыгодно. Если же договориться с банком не удалось, но омбудсмен встал на защиту законных прав заемщика, то банк обязан исполнить это решение. Такими полномочиями банковского омбудсмена наделяет закон.

Недавно в ВК областном суде состоялось первое заседание по внедрению пилотного проекта. На нем присутствовали представители всех банков второго уровня. Предварительно они одобрили новый принцип работы, сейчас алгоритм действий проходит согласование в головных офисах БВУ.

Согласно информации судьи Верховного суда Улболсын Сулейменовой, приехавшей в Усть-Каменогорск для обсуждения пилота, с начала года в Казахстане рассмотрено свыше 88 тыс. гражданских дел, связанных с договорами банковского займа. Из них 5% было прекращено в результате примирения сторон. А ведь такие иски могли и вовсе не дойти до суда, если бы заявитель и ответчик прошли досудебные примирительные процедуры.

Как это работает

По словам судьи-координатора ВК областного суда Елдоса Жумаксанова, урегулирование банковского спора омбудсменом выгодно обеим сторонам – и банку, и заемщику. Во-первых, благодаря опыту омбудсмена в урегулировании таких кредитных споров высока вероятность, что при его содействии стороны договорятся о взаимоприемлемых условиях и конфликт будет исчерпан. Во-вторых, для заемщика обращение к омбудсмену бесплатно, ему не придется нести никаких расходов, оплачивать гос­пошлины. Даже ехать в Алматы не обязательно, все документы можно отправить по электронной почте. В-третьих, согласно закону «О банках и банковской деятельности в РК», предложенное решение обязательно к исполнению для банка только в том случае, если заемщик с ним согласен. 

«Банковское законодательство предусматривает целый комплекс мер по урегулированию разногласий. Но они действуют только в том случае, если заемщик своевременно сообщил банку о своих проблемах и сел за стол переговоров, чтобы каким-либо образом изменить условия, которые бы облегчили ему выполнение договора», – отмечает Ерсерик Сийрбаев.

Поэтому, чтобы воспользоваться возможностью разрешения спора у омбудсмена, к заемщику предъявляется обязательное требование: при возникновении конфликта человек обязан письменно обратиться со своими претензиями непосредственно в банк и получить от него ответ.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций