Перейти к основному содержанию

17414 просмотров

Новый закон о СМИ: как гулять по лезвию ножа и не пораниться

Юрист Интерньюс Казахстан Ольга Диденко рассказала о потенциально опасных поправках для СМИ

Поправки в Закон о СМИ могут служить как во вред, так и во благо. Юрист Интерньюс Казахстан Ольга Диденко рассказала о потенциально опасных поправках для СМИ, введении совершенно новых положений о комментариях, использовании изображений третьих лиц и детей, а также расплывчатых понятиях в некоторых требованиях Закона.

В конце прошлого года был принят Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам информации и коммуникаций». Юрист Интерньюс-Казахстан Ольга Диденко провела вебинар «Поправки в Закон о СМИ. Что нужно ждать журналистам и редакторам?», в котором остановилась на наиболее важных изменениях для СМИ.

Отметим, законопроект вносит поправки не только в закон о СМИ но и в ряд других законов, которые касаются деятельности журналистов (закон РК «О телерадиовещании», закон РК «О рекламе», Кодекс РК об административных правонарушениях и др). Наиболее потенциально опасными для СМИ юрист отметила появление понятия «пропаганда», требования о получении согласия при распространении правовых тайн, требования об обязательной идентификации пользователей при размещении информации в интернете. Но обо всем по порядку.

Три проблемных кита СМИ

«Проблема с пропагандой заключается в том, что это является уголовно наказуемым действием и, в принципе, она запрещена законом о СМИ, когда речь идет о пропаганде экстремизма, терроризма наркотических средств, психотропных веществ. Но понятие пропаганды отсутствует в уголовном кодексе, при том, что это уголовно наказуемые деяния, за которое предусмотрена суровая ответственность», - поясняет специалист.

Понятие пропаганды в статье 2 Закона РК о СМИ определяется так: «Распространение взглядов, фактов, аргументов и иной информации, в том числе намеренно искаженной, для формирования положительного общественного мнения о запрещенной законодательством Республики Казахстан информации и (или) побуждения к совершению противоправного действия или бездействию неограниченного круга лиц».

При этом неясно, кто и как будет формировать положительную, нейтральную или негативную тональность общественного мнения. Конкретных очертаний не имеет и термин «побуждение к совершению противоправного действия».

«Мы сталкиваемся с ситуацией, когда мы пытаемся определить нечто через перечень неопределенных терминов и понятий. Поэтому это норма крайне опасная, об этом говорили и международные эксперты, но, к сожалению, оно было включено, поэтому нам крайне важно знать, как оно будет применяться на практике», - отмечает г-жа Диденко.

Следующая проблемная норма – обязанность журналиста получать согласие на распространение в СМИ правовых тайн. Но здесь сложность заключается в том, что действующее законодательство РК содержит более 10 правовых тайн, которые «разбросаны» по разным законам, к которым журналист зачастую не имеет прямого доступа. Как и в любом правиле, в нем существуют исключения, а именно те случаи, когда сведения указаны в официальных сообщениях, распространены самим физическим или юридическим лицом либо их представителями в источниках, доступ к которым неограничен. «Опять же неясно, в какой форме получать согласие, поскольку речь идет о тайне, которая охраняется каким-то другим законом», - добавила г-жа Диденко.

Одним из ключевых изменений является требование об обязательной идентификации пользователей при размещении информации в интернете, другими словами запрет на анонимное комментирование в интернете. Хотя требование и относится к закону об информатизации, оно напрямую касается и медиарынка. Предполагается, что пользователь электронного интернет-ресурса обязан подписывать пользовательское соглашение в письменной форме при комментировании информации в интернете. Идентификация должна осуществляться посредством ЭЦП, либо через получение одноразового смс-пароля. По предварительным данным стоимость одного сообщения составляет 3 тенге, которые оплачивает сам сетевой ресурс. При этом собственники ресурсов обязаны хранить данные пользователей в течении всего срока действия соглашения и еще три месяца после его расторжения.

Поскольку большинство интернет-ресурсов имеют функцию комментирования, с реализацией этой нормы существует ряд проблем. Редакциям как минимум необходима была отсрочка на решение технических и финансовых вопросов, связанных с ней, которая, невзирая на просьбы, не была предоставлена.

«Пока существуют проблемы в применении этой нормы на практике. Никто, конечно, не будет сейчас наказывать, но важно применять какие-то меры и процедуры, чтобы это требование было исполняемым», - поясняет юрист.

Расширение понятий, запрет изображений и новые положения

Наиболее важные изменения для СМИ - это изменение процедуры доступа журналистов к информации. Теперь в Закон о СМИ включено понятие «обладатели информации», куда включаются не только государственные организации, но также частные, квазигосударственные компании, монополисты на рынке товаров и др.

«Это гораздо более широкий спектр организаций, куда можно обращаться журналистам и СМИ с запросом по разъяснению официальной информации», - пояснила г-жа Диденко.

Введена двухуровневая процедура запросов на информацию: по поводу официальных сообщений обладателей информации и иную информацию. При этом для рассмотрения официальных сообщений предусмотрен срок в 2 рабочих дня, по запросу иной информации - 7 рабочих дней.

Появился перечень оснований, по которым СМИ может быть отказано в предоставлении информации. Также предусмотрена дисциплинарная ответственность должностных лиц при несоблюдении сроков предоставления информации.

Совершенно новым положением стали исключения для СМИ при использовании изображений третьих лиц. Поправки предполагают, что при публикации не требуется согласия лица, в случае если оно участвует в публичных и массовых мероприятиях, если информация опубликована в открытых источниках самим лицом или его законным представителем, если изображения связаны со служебной или публичной деятельностью лица, а также в целях защиты прав и свобод человека.

Одним из важных и также проблемных пунктов стал запрет на распространение в СМИ изображений и иной информации, которая касается детей, пострадавших в результате преступления или детей совершивших правонарушение. Запрет распространяется на информацию, позволяющую идентифицировать родителей или законных представителей таких детей. Исключениями являются случаи, когда информация публикуется с согласия самого пострадавшего ребенка, достигшего 14 лет или его законных представителей. А также, если есть согласие совершившего правонарушение ребенка, достигшего 16 лет. Исключениями будут случаи, когда сведения получены от органов ведущих уголовный процесс, если законный представитель сам является обвиняемым или подозреваемым по делу, или если один из представителей находится за пределами РК. Однако и тут расплывчаты формы согласия, непонятно должно ли оно быть письменным, устным или нотариально заверенным, а также способы его хранения, подтверждения и установления подлинности. Добавим, что за нарушение этого требования установлена административная ответственность со штрафом от 5 МРП.

Помимо этого, г-жа Диденко отметила и другие пункты закона: среди них новые сообщения, которые освобождают журналистов, главных редакторов, редакторов от ответственности в случае распространения сведений, не соответствующих действительности. Но здесь нужно оговориться, что информация, размещенная в социальных сетях, не будет «спасать» в случае, если распространяется информация, не соответствующая действительности, также сокращены основания для привлечения СМИ к административной ответственности. Кроме этого, определены функции уполномоченных подразделений (должностных лиц) по взаимодействию со СМИ, которые ранее регулировались организациями на уровне подзаконных актов с разным пониманием функций таких подразделений, появились обязательные сообщения о чрезвычайных ситуациях, и изменена процедура рассмотрения об ответе и об опровержении.


4190 просмотров

Платят все: кто, как и сколько денег будет отчислять в ЕНПФ?

Kursiv попытался выяснить, как работает Закон РК «О пенсионном обеспечении», разработанный Минтруда и социальной защиты, по которому физические лица, получающие доходы по договорам гражданско-правового характера, обязаны самостоятельно отчислять пенсионные взносы

Фото: shutterstock.com

Скандальные поправки об обязательных пенсионных отчислениях предпринимателей и фрилансеров вызывают вопросы не только у самозанятых и бизнесменов. Так, фискальные органы критикуют документ за сложность администрирования, а депутаты обвиняют чиновников в формализации проблем. 

Напомним, 14 июля в Казахстане вступили в силу поправки в Закон РК «О пенсионном обеспечении», разработанные сотрудниками Министерства труда и социальной защиты населения РК. Согласно поправкам физические лица, получающие доходы по договорам гражданско-правового характера, обязаны самостоятельно отчислять пенсионные взносы в ЕНПФ. Несмотря на то что документ вступил в силу несколько месяцев назад, до сих пор к нему не утверждены соответствующие правила. Возможно, по этой причине в МТСЗН РК не ответили на запрос Kursiv, а просто выслали выдержки из законодательных актов. Пример: «Законом «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам социального обеспечения» от 02.07.2018 года №165 внесены изменения в ст. 25 Закона РК «О пенсионном обеспечении в РК» (далее – Закон), согласно которым граждане, получающие доходы по договорам гражданско-правового характера, обязаны уплачивать обязательные пенсионные взносы (ОПВ) в Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ) в свою пользу в размере 10% от получаемого дохода, но не менее 10% от МЗП и не выше 10% от 75-кратного МЗП».

Так как подавляющее большинство читателей Kursiv не юристы, мы попросили объяснить этот ответ бухгалтера, аудитора и депутата. Кстати, юристы так и не решились перевести официальный документ МТСЗН на доступный язык. 

Беременные и кормящие тоже платят

«Обязательные пенсионные выплаты уплачиваются всеми гражданами с заработанных ими доходов (в том числе с доходов, которые получают, находясь в декретном отпуске), и объектом для исчисления ОПВ является: для наемных работников – заработная плата; для индивидуального предпринимателя – доход, полученный непосредственно от предпринимательской деятельности; для частных нотариусов – доходы от оказанных ими услуг; для граждан, получающих доходы по договорам гражданско-правового характера, – доходы, полученные по договорам ГПХ, предметом которых является выполнение работ (оказание услуг)», – говорится в ответе пресс-службы министерства, которое печется о социальных благах казахстанцев.

25-я статья закона о пенсионном обеспечении регламентирует, кто и как платит в ЕНПФ. Так, о своем будущем самостоятельно заботятся индивидуальные предприниматели и физические лица, получающие доходы по договорам гражданско-правового характера. «При этом 3-й абзац статьи гласит, что предприниматель имеет право самостоятельно определять свой доход. Следовательно, женщины-фрилансеры, выполняя даже небольшую работу, в «интересном положении» будут обязаны платить, а предприниматели смогут уклониться. Но все женщины получают выплаты от государства в декретном отпуске, и это тоже доход. А с любого дохода теперь все обязаны отчислять 10%, и «декретные» здесь не исключение», – объяснила Kursiv индивидуальный предприниматель и бухгалтер Елена Ким.

В этом году размер единовременного пособия на рождение составляет 38 МРП на 1, 2 и 3-го ребенка и 63 МРП – на 4-го и так далее. Ежемесячная поддержка государства по уходу за ребенком до одного года составляет: на первого малыша – 13 853 тенге, и далее по количеству детей пособие увеличивается примерно на 2 тыс. тенге. «В поправках Минтруда оговорен минимальный пенсионный взнос. В этом году он равен 2828 тенге. Получается, что если человек заработал 2 тыс. тенге, то он перечислит в ЕНПФ около 3 тыс. Если заработал 10 тыс., то все равно оплачивает 2828 тенге», – объяснила Елена Ким.

Есть ли двойное налогообложение?

У штатных сотрудников пенсионные взносы не облагаются налогами, так как сначала бухгалтерия высчитывает 10% в ЕНПФ, а затем следует уплата подоходного налога. И уже выходя на пенсию каждый казахстанец совершает выплаты в бюджет. С фрилансерами все иначе. Предприниматель перед оплатой за работу по договору ГПХ сразу переводит деньги в казну – ИПН. Затем фрилансер оплачивает 10% в пенсионный фонд. И выходя на пенсию каждый месяц вновь платит подоходный налог. Специалисты МТСЗН утверждают, что фрилансеры могут легко вернуть эти деньги обратно через орган государственных доходов – бенефициар. «Центры возвратов есть по всей республике, их адрес можно узнать в любой налоговой. Сама процедура выглядит так: фрилансер берет справку из банка с референсом, отправляется в центр (в Алматы он находится возле Зеленого базара). В течение 20 рабочих дней фискалы делают возврат. Но процедура может затянуться на два-три месяца, и это надо делать каждый раз после оплаты пенсионных взносов», – отметила бухгалтер. 
Профессиональный аудитор, управляющий партнер аудиторско-консалтинговой компании ARBAudit Рустам Таиров, министерские новшества назвал скандальными: «Норма Минтруда противоречивая. Вспомните этот скандал с взиманием 10% со всех сделок, в том числе с покупок и продаж. Конечно, документ надо дорабатывать, и его ни в коем случае нельзя было вводить в действие. Кроме того, непонятно, как эта норма будет администрироваться».

Упростить жизнь фрилансеров и самим себе предложили в комитете государственных доходов. «Министерство труда разработало поправки, люди перечисляют деньги в ЕНПФ, а администрировать будет КГД. Как администраторы мы предлагали другую схему пенсионных выплат. Есть понятие источника доходов, то есть любому фрилансеру кто-то этот доход выплачивает. Мы предлагаем, чтобы предприятие или человек, который выплачивает доход фрилансеру, сразу удерживал перечисления в ЕНПФ. Это было бы самым оптимальным вариантом для самозанятых. Это бы намного упростило функции администрирования. В противном случае необходимо будет делать очень много видов контрольных работ», – поделился мнением председатель Комитета государственных доходов Министерства финансов РК Ардак Тенгебаев.

Предложение фискалов сейчас рассматривается парламентариями. Но в Минтруда говорят, что предпринимателям никто не запрещает переводить деньги за сотрудников, которые работают по договорам гражданско-правового характера. «Мы будем делать анализ, будем получать информацию о тех лицах, которые самостоятельно выплачивают отчисления. Если парламентарии одобрят наше предложение, у людей отпадет необходимость решать административные задачи», – отметил глава КГД. 

Резюме

Согласно официальной статистике, самозанятые как класс в Казахстане постепенно исчезают. С 2003 года, когда фиксировался пик количества самозанятых – 2,7 млн человек, произошли масштабные изменения на рынке труда, и по итогам 2017 года статистика нам выдала 2,1 млн. При общем росте экономически активного населения из разряда самозанятых вышли порядка 600 тыс. человек. «Сейчас мы видим, что усилия государства на рынке труда посвящены формализации самозанятых. Стоит задача поставить их на учет и вовлечь в систему пенсионных отчислений и взносов в систему обязательного медицинского страхования и социального страхования. Для этого планируется введение единого совокупного платежа. Мы идем в общем в тренде. Такие же процессы происходят в соседней России, где экономика структурно очень похожа на казахстанскую», – прокомментировал ситуацию депутат мажилиса от Коммунистической народной партии Казахстана Айкын Конуров.

Свою лепту в сокращение внесли сельские самозанятые – с 1,5 млн человек их количество сократилось до 1,2 млн. «Люди не нашли постоянную работу в селе, поскольку с 2015 года численность занятых в сельском хозяйстве уменьшилась порядка на 230 тыс. человек. Не пошли они и на заводы, поскольку численность занятых в обрабатывающей промышленности, несмотря на индустриализацию, выросла лишь на 17 тыс. Количество работающих в строительстве и вовсе сократилось, и лишь сейчас благодаря госпрограммам ситуация на рынке труда стала меняться в лучшую сторону. На самом деле увеличение численности занятых наблюдается в очень ограниченном количестве секторов. Прирост в сфере торговли за последние три года составил 90 тыс. человек, в сфере операций с недвижимым имуществом – 80 тыс., в здравоохранении и социальных услугах – 80 тыс.», – констатировал депутат.

По словам г-на Конурова, эти данные говорят о том, что проблема рынка труда – это не теневая сфера, а экономика страны. «Нужно сделать прозрачной структуру занятости, обеспечить участие всех работающих в пенсионной системе и медицинском страховании. Но не менее важной является содержательная сторона – чем именно занимаются самозанятые. Если человек бросает крестьянское хозяйство и переходит на базар, то вряд ли это хороший результат. На первом месте должно стоять создание рабочих мест в отраслях, создающих добавленную стоимость, а только потом – формализация занятости, но у нас пока телега запряжена впереди лошади, и фискальный блок правительства намерен загнать самозанятых в жесткие условия выплат ОПВ и ОСМС», – заключил депутат. 
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

С начала 2016 года количество банков в Казахстане фактически сократилось с 35 до 28. Некоторые эксперты говорят, что скоро в стране останется не более 5-7 банков. Как Вы оцениваете эту тенденцию?

Варианты

simfonicheskoe_kino_240x400.gif

Цифра дня

50
место
занял Казахстан в мировом рейтинге военной мощи

Цитата дня

 

Я считаю, у нас много банков. Часть финансовых институтов имеют нишу, которая недостаточно устойчива, поэтому при любых внешних шоках, они не смогут их абсорбировать и будут вынуждены искать партнеров, просить у них помощи, так как маловероятно, что регулятор даст им поддержку, поскольку они не являются системнозначимыми.

Елена Бахмутова
глава Ассоциации финансистов Казахстана

Спецпроекты

_lstv.jpg