Как новые поправки в закон «О СМИ» ограничивают свободу казахстанских журналистов

По мнению эксперта, размытые понятия и обобщающие формулировки в некоторых поправках могут использоваться в политических целях, а также взваливают на СМИ обязанности по самоцензуре

Как новые поправки в закон «О СМИ» ограничивают свободу казахстанских журналистов

Как новые поправки в закон «О СМИ» ограничивают свободу казахстанских журналистов

Принятые в конце декабря изменения в Закон РК «О СМИ» могут служить поводом для преследования сетевых изданий и интернет-ресурсов. Размытые понятия и обобщающие формулировки в некоторых поправках могут использоваться в политических целях, а также взваливают на СМИ обязанности по самоцензуре. Такое мнение в интервью «Къ» высказала президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева, комментируя новые поправки в закон.

- На Ваш взгляд, какие измененные пункты закона могут более всего воспрепятствовать журналисткой деятельности и могут быть наиболее опасными для СМИ? На что в первую очередь следует обратить внимание редакциям?

Закон описан на 25 страницах и почти в каждый пункт внесены изменения, логика которых сводится к ограничению профессиональной журналисткой деятельности и свободе выражения мнения. В содержании правовых понятий путаница и двусмысленное толкование. Действующий порядок создает существенные препятствия для свободного потока информации, сокращает пространство для свободного обмена мнениями в обществе и создает условия для политически мотивированных преследований журналистов и авторов СМИ. Интернет-издания поставлены в особенно сложные условия. Пройдемся по некоторым статьям.

Согласно статьи 1 действующей версии принятого Закона Республики Казахстан «О средствах массовой информации», интернет-ресурсы признаны субъектом массово-информационных отношений.

А в статье 5 говорится о постановке на учет сетевых ресурсов в Комитете государственного контроля в области связи, информатизации и средств массовой информации, но указано, что «Данные требования не распространяются на интернет-ресурсы».

Статья 17 Закона о СМИ снова говорит об интернет-ресурсах, а не о сетевых изданиях, как субъектах массово-информационных отношений.

В статье 13 говорится о временной приостановке деятельности СМИ, при этом применяя термин «сетевые издания», а не интернет-ресурсы.

В этом Законе о СМИ допускается путаница в понятиях, некорректно отражен статус сетевых изданий, кроме того, отдельные аспекты Закона возлагают на средства массовой информации обязанности по (само)цензуре.

Например, статья 17 пункт 3 абзац 2 гласит: «Не допускается размещение в средствах массовой информации писем читателей, включая информацию, размещаемую пользователями на интернет-ресурсе, содержащих сведения, запрещенные законами Республики Казахстан». В пункте 2 этой же статьи говорится: «При публикации читательских писем, включая информацию, размещаемую пользователями на интернет-ресурсе, допускаются сокращение и редактирование их текста, не искажающие смысла его содержания».

Получается редактировать такие тексты можно, но смысл менять нельзя, но если содержание текста будет признано запрещенным контентом, то для издания наступит ответственность.

Статья 26 говорит о том, что СМИ не смогут рассчитывать на освобождение от ответственности за распространение в средстве массовой информации сведений, признанных несоответствующими нормам Закона о СМИ, если они содержались в материалах другого СМИ не поставленного на учет, иностранного СМИ, не аккредитованного в Республике Казахстан. В эту же категорию рисковых источников попадают интернет-ресурсы, согласно Закона о СМИ освобожденные от постановки на учет и не вставшие на учет поскольку в отношении них эта норма добровольная. То есть выбор источников для ссылок в публикациях для казахских журналистов заметно сократился.

Статьи 2 и 13 дают широкую трактовку запрещенных к обсуждению тем. Запрет на публикацию материалов, пропагандирующих социальное, расовое, национальное, религиозное, сословное или родовое превосходство, или «культ жестокости и насилия», содержащих пропаганду «терроризма» или «экстремизма» и запрет на «подрыв государственной безопасности», но в Законе размыты все эти понятия. Возникают условия для политически мотивированных преследованиях журналистов. Смотрите, что получается:

- разглашение сведений, составляющих государственные секреты – публикация государственной тайны и иных секретных сведений должна допускаться, если это отвечает общественным интересам, например, в журналистских расследованиях, либо, когда публикации разоблачают коррупцию;

- или иную охраняемую законом тайну, распространение информации, раскрывающей технические приемы и тактику антитеррористических операций в период их проведения - запрет разглашения тактики антитеррористической операции лишают СМИ права освещать случаи возможного чрезмерного использования силы вооруженными подразделениями армии или полиции, соразмерность и обоснованность применения силы в том или ином случае, насколько правильными были действия в конкретном случае, в том числе, например, когда «антитеррористические» меры полиции приводят к гибели гражданских лиц. Такой подход лишает журналистов и граждан осуществлять общественный контроль за деятельностью силовых структур.

Запрет на обширный перечень категорий информации ведет к ограничению свободы выражения мнения. Средства массовой информации теперь вынуждены проверять сообщения официального характера на соответствие требованиям информационного законодательства. Такие факторы создают препятствия для развития свободной общественной дискуссии в обществе.

В статье 2-1 Закона говорится об основных принципах деятельности СМИ - объективности и достоверности. Важно учесть, что объективность не может применяться к анализу и комментированию событий, которые осуществляют журналисты, политики, комментаторы, источники и иные участники в информационном поле. В противном случае это является неправомерном ограничением права на свободу выражения мнения, которое среди прочего, включает право на заявление собственного оценочного суждения. Право на выражение личного суждения, пусть даже выраженного в резкой форме, должно быть признано на уровне законодательства в интересах общества в получении разнообразной информации.

Принцип достоверности, тоже не может иметь универсального применения, а должен относиться только к новостному вещанию. Более точным критерием, применимым к работе прессы в таком случае, должна быть добросовестность, которая подразумевает выполнение журналистом всех необходимых, хотя и ограниченных его возможностями, действий для проверки достоверности информации. Обязанность журналиста проверять достоверность сведений не должна пониматься как сто-процентная гарантия достоверности информации. В законодательстве и в актах его толкования должно содержаться четкое определение добросовестной работы.

Введены новые обязанности для журналистов, но не созданы условия для их исполнения. В частности, положения о запросе информации (который является средством проверки достоверности сведений) не предоставляют журналисту эффективного инструмента для получения точной, полной и оперативной информации.

- На вебинаре, проведенном «Интерньюс Казахстан», было отмечено, что некоторые статьи достаточно расплывчато разъясняют права журналиста. Например, согласие на получение правовых тайн, трактовка понятия «пропаганда». Также СМИ не до конца понимают, как будет работать идентификация пользователей на сетевых ресурсах и т.д. Как журналистам обезопасить себя при работе с такой информацией, как оценить «подводные камни»? Нарушает ли запрет на анонимность комментариев конституционное правило на свободу слова?

Действительно, по Закону о СМИ пока много возникает вопросов.

1. Право журналиста на оценочное суждение, но в обновленном Законе не оговорено.

2. По поводу защиты персональных данных. Статья 9 Закона «О персональных данных и их защите» устанавливает правило: «не требуется согласие субъекта персональных данных для осуществления законной профессиональной деятельности журналиста и (или) деятельности средства массовой информации <…> при условии соблюдения требований законодательства Республики Казахстан по обеспечению прав и свобод человека и гражданина». В то же время Закон о СМИ, в статье 17 пункт 1, гласит: «Редакция, собственник интернет-ресурса обязаны соблюдать права на <…> обработку и защиту персональных данных в соответствии с законодательством Республики Казахстан». То есть эта оговорка в Законе о СМИ предполагает обязательное получение редакциями, собственниками интернет-ресурсов права на обработку персональных данных. Содержание этой статьи порождает коллизию между Законом о защите персональных данных и Законом о СМИ. Безусловно, защита персональных данных является основой неприкосновенности частной жизни. И в тоже время, нельзя забывать, что журналисты вправе обрабатывать персональные данные без получения согласия субъекта, если такая обработка не нарушит законные права и интересы человека.

3. В Законодательстве о деятельности СМИ и Кодексе Республики Казахстан «Об административных правонарушениях» содержится много обобщающих формулировок. Например, понятия «пропаганда», «экстремизм», «рознь» и т.д.

Комитет ООН по правам человека в Заключительных замечаниях по второму периодическому докладу Казахстана выразил свою обеспокоенность в связи с тем, что «понятия «экстремизм», «разжигание социальной или классовой ненависти» и «религиозная ненависть или вражда» формулируются широко и что законодательство в отношении экстремизма используется для того, чтобы неправомерным образом ограничивать свободу религии, выражения своего мнения». То же самое можно сказать и о понятии «пропаганда» в обновленном Законе.

В примечании к статье 2 Закона указано, что под пропагандой в средствах массовой информации понимается распространение взглядов, фактов, аргументов и иной информации, в том числе намеренно искаженной, для формирования положительного общественного мнения о запрещенной законодательством Республики Казахстан информации и (или) побуждения к совершению противоправного действия или бездействию неограниченного круга лиц. Теперь СМИ рискуют столкнуться с привлечением к ответственности за пропаганду, даже если СМИ распространяет достоверную информацию. Такое толкование ведет к ограничению свободы выражения мнения и информации.

Про пользователей на интернет-ресурсах и сетевых изданиях. Статьей 17, пунктами 2, 3 с одной стороны, интернет-ресурсам разрешено редактировать информацию, размещаемую их пользователями на сайте, при условии сохранения их оригинального смысла и содержания. С другой стороны, интернет-сайты несут ответственность за распространение запрещенной информации, представленной в комментариях читателей. Это обязывает сетевые издания (или вообще все интернет ресурсы – в зависимости от того, как толковать этот спорный термин) перед допуском к публикации вести предварительную модерацию (анализ содержания) и редактирование всех онлайн площадок. СМИ должны сначала проанализировать публикацию или комментарий пользователя на предмет, нет ли в нем противозаконной информации, и только после этого публиковать материал. По сути, этим Законом введена самоцензура для сетевых СМИ.

- Отмечаются также и положительные изменения (расширение списка сообщений, которые освобождают журналистов, редакторов от ответственности в случае распространения сведений, не соответствующих действительности, сокращены основания для привлечения СМИ к административной ответственности). Имеют ли они практический смысл, на что следует обратить внимание по этим пунктам? Какие положительные изменения можно еще назвать с юридической точки зрения?

Законодатели обосновывали принятие поправок к Закону необходимостью упростить деятельность СМИ о получении необходимых сведений. В действительности получилось так, что нынешний Закон о СМИ включает нормы Закона о доступе к информации. Среди поставленных задач были:

1) предоставление средствам массовой информации официальной информации (в терминологии закона – «официальных сообщений») обладателями такой информации, а также порядок рассмотрения запросов на уточнение содержания официальной информации;

2) условия и порядок реализации права СМИ на запрос информации, не вошедшей в состав официальной информации;

3) условия работы уполномоченных лиц (подразделений) по взаимодействию со средствами массовой информации;

4) состав и сроки публикации СМИ обязательных сообщений.

В то же время, необходимо подчеркнуть, что не содержит обязанности обладателей информации предоставлять ее, оставляя за ними право предоставлять информацию в порядке реакции на полученный журналистский запрос.

Законодательство Республики Казахстан о средствах массовой информации, в отличие от Закона «О доступе к информации», не устанавливает принцип открытости органов государственной власти, не содержит требований к полному, своевременному (оперативному), регулярному и достоверному информированию средств массовой информации обладателями информации. А Закон «О доступе к информации» полностью исключает отношения с участием СМИ из предмета своего регулирования. Вот дословно: Статья 3, пункт 4 Закона «О доступе к информации»: «Действие настоящего Закона не распространяется на порядок предоставления информации средствам массовой информации, предусмотренный Законом Республики Казахстан «О средствах массовой информации»»

Еще одна норма также изменит принципы работы журналистов: это положение об использовании изображений фигурантов публикаций. До принятия Закона О СМИ права на изображение гражданина регулировались исключительно одной нормой, статьей 145 «Право на собственное изображение» Гражданского Кодекса Республики Казахстан. Эта норма предусматривает в качестве общего правила получение согласия лица на использование его изображения на фотографии или видео и содержит два исключения из этого правила: согласие не требуется, когда лицо позировало за плату, а также в иных случаях, предусмотренных действующим законодательством. Закон о СМИ в текущей версии не содержит каких-либо исключений из правила, установленного Гражданским Кодексом. Одновременно, он предоставляет журналистам право осуществлять фото и видео съемку. Пока не ясно как коррелировать положения Закона о СМИ и Гражданского кодекса. После принятия Закона о СМИ условия использования изображений стали более ясными (изменения внесли в статью 14 пункт 1-1 Закона о СМИ).

Журналисты будут вправе использовать изображение человека при подготовке и распространении информации, без его согласия, если:

а) если данное лицо присутствует или участвует в зрелищных культурно-массовых, социально значимых в области культуры, спортивно-массовых мероприятиях, собраниях, митингах, шествиях или демонстрациях и иных публичных мероприятиях;

б) если распространяемая информация содержит изображение лица и сведения, связанные со служебной и (или) публичной деятельностью данного лица, а также опубликована самим лицом, его законным представителем или уполномоченным лицом в источниках, доступ к которым не ограничен;

в) если использование изображаемого лица осуществляется в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения.

Также на работу журналистов существенно повлияют изменения в Законе, где говорится об освобождении от ответственности средств массовой информации.

Статья 26 Закона о СМИ дополнена новыми положениями, а также произведена модернизация прежних версий. Можно дать положительную оценку расширению оснований для освобождения СМИ от ответственности с точки зрения развития свободного оборота информации. Однако, существование целого ряда оговорок сужает пространство для свободной деятельности СМИ.

Так, согласно новой редакции Закона «Средство массовой информации, а равно его главный редактор (редактор), журналист не несут ответственности за распространение в средстве массовой информации сведений, не соответствующих действительности, если они, опубликуют информацию, ранее распространенную другими средствами массовой информации. Однако данный иммунитет будет применен при соблюдении трех условий:

1) СМИ, из которого произведено заимствование, постановлено на учет в порядке, установленном законом,

2) в материале приведена ссылка на источник заимствования,

3) информация не относится к категории запрещенной. Наличие статуса «учтенного» СМИ как прекурсор для получения имунитета от ответственности за распространение сведений несоответствующих действительности представляет собой дискриминацию изданий, которые не подлежат регистрации в соответствии со статьей 12 Закона о СМИ, а также иностранных СМИ, продукция которых легально распространяется на территории Республики Казахстан. Несмотря на то, что учет в отношении последних ведется, юридически они не могут рассматриваться как поставленные на учет в соответствии с положениями Закона о СМИ. То же самое касается тех интернет-ресурсов, постановка на учет которых осуществляется на добровольной основе. Помимо дискриминационного характера, данная норма, по сути ограничивает уровень свободы распространения информации в Республике Казахстан. Местные средства массовой информации не смогут свободно распространять информацию, опубликованную в иностранных СМИ, опасаясь наступления ответственности, тем самым, лишаясь конкурентного преимущества и ограничивая доступ граждан к информации. Критически отозваться можно и о втором условии освобождения от ответственности, которое возможно «за исключением распространения информации, запрещенной или иным образом ограниченной к распространению вступившими в законную силу судебными актами или законами Республики Казахстан». И тут получается возникает ответственность СМИ за процитированный материал? Вот такие хитрости заложены в обновленном Законе. Практически СМИ могут уйти от ответственности, если будут воспроизводить сведения, которые получили из ответа на запрос или из материалов уполномоченного должностного лица. Во всех указанных случаях СМИ не столкнутся с негативными последствиями при распространении сведений, вне зависимости от содержания таких сведений.

- Еще до принятия закона, обсуждались вопросы, связанные с тем, что новые изменения напротив сделают СМИ более уязвимыми для привлечения к ответственности, создадут препятствия для расследований. Изменилась ли ситуация с принятием финальной версии?

Я считаю, что некоторые нормы Закона о СМИ могут ограничивать пространство для свободного обмена информацией, свободы слова и выражения. Возьмем перечень нарушений, за которые может последовать прекращение или приостановление деятельности СМИ, он обширен. Например, основанием для приостановления деятельности может послужить нарушение статьи 10 пункта 6 Закона о СМИ: «Периодическое печатное издание, информационное агентство и сетевое издание подлежат переучету в случаях смены собственника или изменения его наименования, а также названия, языка издания либо материалов и сообщений, территории распространения, основной тематической направленности и периодичности выпуска». Комитет ООН по правам человека, в Заключительных замечаниях по второму периодическому докладу Казахстана по Международному пакту о гражданских и политических правах также выражал свою озабоченность «вмешательством в профессиональную деятельность журналистов и закрытием независимых газет и журналов, телеканалов и новостных сайтов из-за, <…>, незначительных нарушений». Принимая во внимание описанные замечания, а также исходя из содержания положений, приведенных выше оснований для прекращения деятельности СМИ, не могут рассматриваться как достаточно существенные для ограничения права на свободу выражения мнения. Все перечисленные нарушения не приводят к общественно опасным последствиям. Несмотря на это они включены в Закон. Вопрос «изменения тематической направленности» является крайне субъективным и в принципе непонятно, почему такое изменение должно требовать перерегистрации.

Запрет на публикацию материалов, пропагандирующих социальное, расовое, национальное, религиозное, сословное или родовое превосходство или «культ жестокости и насилия», содержащих пропаганду «терроризма» или «экстремизма» и запрет на «подрыв государственной безопасности»,- эти понятия размыты и могут легко использоваться в политически мотивированных процессах против.

Необоснованным является наказания за нарушение территориальности распространения СМИ. В нынешних условиях распространение печатных, а тем более интернет – ресурсов невозможно отследить и тем более контролировать территориальность их распространения. Такие нормы оставляют большой простор для различных злоупотреблений по отношению к СМИ.

- Если говорить в общем, то как принятие нового закона отразиться на цензуре, и почему он был принят именно сейчас? Имеют ли эти изменения корреляцию с теми поправками, которые вносились в закон в 2012 году?

Я думаю, что власти понимают, что без ограничения деятельности СМИ сложно осуществлять утрату доказательств о преступлениях высокопоставленных чиновников. Вспомните, как активно освещали Жанаозенские трагические события казахстанские журналисты. А теперь, когда особенно большой интерес у общественности вызывают высокопоставленные чиновники, которые приобрели значительное имуществ, злоупотребляя служебным положением, журналистские расследования стали стимулировать общественный контроль и привлекать внимание международного сообщества. Игнорировать такой процесс невозможно, потому что доказательства о причастности к коррупции и тяжким преступлениям, относящимся к преступлениям против человечности, возникает риск оказаться в Глобальном списке Магницкого, который предусматривает персональные санкции. Я думаю, что поэтому власти Казахстана, как и другие правительства стран Центральной Азии, ведут политику подавления гражданского общества и вводят тотальные ограничения доступа к достоверной информации.

Я наблюдала, как в Казахстане шли обсуждения законопроекта. Меня привлекали эксперты Международного Фонда защиты свободы слова «Адил соз», Международного казахстанского бюро по правам человека и многих других авторитетных правозащитных организаций, а также ведущих журналистов и юристов. В целом прозвучали очень важные комментарии. По-моему, в тот период было сделано все возможное, чтобы законодатели и уполномоченные должностные лица в исполнительной власти услышали тех, кому теперь заниматься профессиональной журналистикой по обновлённому закону. К сожалению, власти Казахстана игнорировали независимые экспертные оценки.

И теперь, анализируя Закон о СМИ Казахстана мы видим, что статус сетевых изданий не доработан. Кроме того, отдельные аспекты Закона возлагают на средства массовой информации обязанности по (само)цензуре. Большие возможности для разного толкования регулятивных норм в отношении сетевых изданий и интернет-ресурсов, и путаница в этих дефинициях опять же может стать источником злоупотреблений в отношении СМИ и ресурсов, базирующихся в интернете.

Закон вводит запрет на обширный перечень категорий информации (см. новую редакцию статьи 2 Закона о СМИ) и это ведет к существенному ограничению свободы выражения мнения. Средства массовой информации теперь вынуждены проверять сообщения официального характера на соответствие требованиям информационного законодательства. Это создаст существенные препятствия для свободного потока информации и сократит пространство для свободного обмена мнениями в обществе.

И в итоге, я не могу сказать, что СМИ Казахстана смогут в условиях существующего политического режима вести профессиональную деятельность без риска от преследований по политически мотивированным причинам.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как коронакризис может изменить архитектуру городов

В условиях пандемии застройщики элитной недвижимости меняют решения для жилых помещений, лестниц и даже систем вентиляции

Фото: Cedars Lodge & SPA (rendering)

Однажды, много лет спустя, проснувшись в своем роскошном кондоминиуме The Cedars Lodge & Spa от девелопера Грегга Ковина в городе Хендерсонвилл, штат Северная Каролина, его жители приготовят себе завтрак за островком в своей большой кухне и сядут обедать на балконе с подогревом. Они выйдут через свой отдельный выход и воспользуются лифтом, который дополнительно обслуживает только три другие квартиры. Заниматься спортом они будут в комплексе из небольших спортивных комнат, а собираться с друзьями – в ресторане в стеклянном атриуме.

Скорее всего, к тому времени COVID-19 станет лишь далеким воспоминанием. Однако каждый аспект этих новых домов будет продуман с учетом опыта пандемии.

Грегг Ковин отказался от первоначального плана создать полуотель-полукондоминиум с небольшими кухнями, всего несколькими балконами и большими бытовыми помещениями и уже в марте начал переделывать концепцию проекта.

«Безусловно, происходящее приведет к долгосрочному изменению в поведении людей», – говорит он, все еще намереваясь начать строи­тельные работы уже в этом году.

Один из самых сложных моментов в работе девелоперов недвижимости класса люкс – это предугадать, что покупатели и арендаторы будут ценить в недвижимости (и будут готовы доплатить за это), за три, четыре или даже пять лет до воплощения проекта в реальность. COVID-19 значительно усложнил эту задачу, и теперь девелоперы пытаются понять – какая часть опыта, связанного с пандемией, исчезнет навсегда, а какая останется и превратится в элемент культуры.

im-214079.jpg

Фото: U.S. construction (rendering)

Часть расходов ляжет на тех арендаторов и покупателей, кто настолько хочет таких изменений, что готов заплатить за них больше. Ковин изначально планировал продавать квартиры в ценовом диапазоне от $300 до 500 тыс., но теперь думает, что покупатели будут готовы заплатить от $350 до $750 тыс. за большие по площади квартиры, которые могут использоваться в качестве второго дома.

Девелоперы арендного жилья также делают ставку на то, что в посткризисных условиях рынок позволит им заработать на установке в квартирах специальной мебели, которая будет трансформироваться и освобождать пространство – чтобы жильцы могли работать из дома в более комфортных условиях. Другие изменения, нацеленные на улучшение качества воздуха в квартирах или обеспечение социальной дистанции между жильцами, например, переоборудование систем вентиляции, установка дополнительных лифтов или реконфигурация общих зон – могут помочь снизить степень нежелания проживать в многоэтажных домах, то есть в том формате жилья, который в кризис пострадал больше всего.

Уже сейчас очевидно, что с началом пандемии изменились те удобства и элементы, которые ценились на рынке арендного жилья. Специальный чат-бот Люк, который показывает объявления людям, ищущим квартиру в Нью-Йорке, проанализировал 30 тыс. сообщений от потенциальных арендаторов в период между декабрем и февралем и сравнил их с теми сообщениями, которые были получены в период между мартом и маем.

Выяснилось, что после начала пандемии число запросов на домашние офисы выросло с 0,5% до 3%. Спрос на собственное открытое пространство также увеличился на 20%, а число запросов на прачечную внутри квартиры (редкое явление для Нью-Йорка) подскочило на 17%. Интерес к тренажерным залам, наоборот, упал. Так, количество запросов на тренажерные залы в здании уменьшилось на 10%, а на те, что находятся поблизости, вообще упало на 50%.

im-214077.jpg

В 47-этажном здании появятся уютные, декорированные лестницы и разделенные общие зоны.
Фото: SBC/steelblue (rendering)

47-этажное многофункциональное здание с 333 квартирами в Сан-Франциско на улице Ван Несс, 30 (это всего в квартале от штаб-квартиры Twitter) для компании Lendlease будет сдано в эксплуатацию в конце 2023 года, говорит исполнительный директор компании West Cost Арден Хиринг. И даже при таком весомом временном горизонте пандемия заставила внести в проект значительные изменения.

«Из-за COVID мы начали много размышлять о лестницах», – говорит он.

По словам Хиринга, чтобы побудить жителей использовать лестницы и снизить плотность людей в лифте, проект трансформировался, и теперь там более широкие лестницы с ковровым покрытием, картинами и естественным освещением.

До 15 марта план благоустройства объекта также предусматривал открытое пространство площадью 12 тыс. квадратных футов для коворкинга днем и отдыха по вечерам. По словам Хиринга, в обновленном проекте это пространство разделено еще и на музыкальную студию, фитнес-зону, арт-спэйс, кухонно-обеденную зону и лаундж с экраном.

Некоторые секции будут снабжены стеклянными перегородками – они обеспечат чувство единения между людьми, но в то же время создадут физические разграничения. Многие смогут выйти на открытое пространство. В отличие от традиционных вертикальных вентиляционных систем, которые фильтруют воздух по всей башне, здание теперь будет включать горизонтальную вентиляцию, обеспечивающую индивидуальную вентиляционную систему каждой квартире.

вентиляционные системы.jpg

Обновление одной только системы управления отоплением, вентиляцией и кондиционированием здания прибавит к стоимости проекта еще несколько миллионов долларов, говорит Хиринг. Однако ожидается, что благодаря этим инвестициям проект будет отличаться от более старых зданий, и это поможет в маркетинговом продвижении, добавляет он.

В Нью-Йорке еще один девелопер, Мэриэнн Гилмарт, основатель и руководитель компании MAG Partners, планирует в конце текущего года начать строительство арендного дома на 480 квартир по адресу 241 West 28th Street в районе Челси на Манхэттене.

По ее словам, даже оригинальный проект должен был хорошо подойти к требованиям посткризисной эры. Например, поскольку комплекс состоит из двух башен и соединяется садом, это позволяет подниматься на лифте быстрее и в менее многолюдной обстановке, по сравнению с вариантом, когда башня только одна. Кроме того, здесь больше открытого пространства. Тем не менее, кризис натолкнул Гилмарт на мысль усовершенствовать систему фильтрации воздуха, создать отдельный вход для сотрудников служб доставки, а также добавить в проект бесконтактные системы, позволяющие жителям использовать свои телефоны для вызова лифта или открытия дверей.

новые решения.jpg

В дизайне проекта на 14 квартир Echelon, в городе Делрей-Бич, штат Флорида, девелопер Джон Фарин планировал построить четыре лифта. В начале апреля он изменил проект, увеличив общее число лифтов до восьми, так что теперь каждый житель будет делить лифт с соседями только из двух других квартир.

Фарин, президент и генеральный директор компании U.S. Construction, утверждает, что все изменения он внес в свете успеха другого своего проекта – Ocean Delray в Делрей-Бич. Дом на 19 квартир стоимостью от $5 до $9 млн, завершение строительства которого запланировано на начало 2021 года, уже наполовину продан, говорит он. В каждой квартире здесь есть отдельный гараж с системой кондиционирования воздуха, а в четырех из них будут отдельные лифты.

1901_Ocean-03-Master_Bedroom-01.jpg

Каждая из 19 квартир по проекту будет иметь отдельный гараж с системой кондиционирования воздуха; четыре из них будут оснащены отдельными лифтами.

Некоторых девелоперов пандемия вынудила провести переоценку экономики, лежащей в основе их проектов. Как отметил Ковин, после долгой карьеры в сфере реализации проектов класса люкс в деловом центре Майями он переехал в Северную Каролину, поскольку считает, что грядет высокий спрос на дома в центре Восточного побережья, а интерес к проживанию в густонаселенных городах снизится.

im-214082.jpg

52-этажный жилой комплекс в Майями будет оснащен раздвижными стеклянными стенами, через которые можно попасть на открытое пространство.

Рыночный спрос на дома класса люкс на одну семью во Флориде видит и Скотт Бреннан. Он построил дом площадью 8 тыс. квадратных футов и стоимостью $14,5 млн в городе Бока-Ратон. Также у него есть еще один участок земли, где он планировал строительство четырех таунхаусов с общим бассейном и зеленой зоной.

Теперь, когда из-за пандемии интерес к общим бытовым удобствам упал, он собирается возвести просто два дома с частными дворами и местом для домашних офисов и тренажерных залов.

«Оригинальный дом идеально подходит для того, чтобы обсудить эпидемию COVID», – говорит Бреннан, который решил применить раздвижные стеклянные двери, придающие дому гибкость в использовании открытого и закрытого пространства. По его словам, все новые дома будут проектироваться аналогичным образом.

Колин Беринг, генеральный директор компании Behring Co. из города Сан-Рамон, штат Калифорния, уже ведет строительство проекта в Окленде по адресу Broadway Street, 1900, однако сейчас он запланировал внесение некоторых изменений.

Удаленная работа становится все более важной, но с финансовой точки зрения увеличивать площадь квартир нецелесообразно, объясняет Беринг. Вместо этого больше квартир (25%, а не 5%, как раньше) будут оборудованы мебелью от бостонского стартапа Ori. К примеру, речь идет о кроватях, которые после нажатия кнопки опускаются от потолка к полу, а также о мебельных модулях для домашнего офиса. Строительство 39-этажного здания должно быть завершено в конце 2022 года.

Среди наиболее распространенных изменений, внесенных девелоперами, – добавление к проекту открытого пространства или расширение доступа к такому пространству.

В проекте по созданию арендного жилья в городе Куинси, штат Массачусетс, который сейчас находится на стадии получения разрешения, девелопер LBC Boston достраивает балконы примерно в четверти квартир, рассказывает старший вице-президент компании Маргарита Квачева.

«Мы специально размещаем балконы на южной стороне, чтобы на них падал солнечный свет и люди могли туда выйти и получить витамин D», – говорит она.

В проекте Natiivo Miami, многофункциональном 51-этажном здании в городе Флорида-Сити, строительство которого должно начаться в этом году и будет завершено в конце 2022 года, девелопер Кейт Менин планирует использовать раздвижные стеклянные стены. Несмотря на их высокую стоимость, они могут сыграть важную роль в сочетании таких общих зон, как тренажерный зал и дорожка к бассейну, с открытыми пространствами, говорит он.

«Это может стать новой нормой», – отмечает Менин.

Также необходимостью, по словам девелоперов, становятся и бесконтактные системы, уже существующие в проектах класса люкс.

Рик Кампо, председатель и генеральный директор компании Camden Property Trust, в прошлом году запустил проект с виртуальной платформой Chirp, через которую можно снять жилье во всех 164 арендных домах компании.

Система позволяет потенциальным арендаторам назначать встречу, на карте показывает, как от парковки добраться до объекта, обеспечивает вход в здание при помощи специального кода, показывает саму квартиру и предоставляет возможность подписать договор аренды в формате онлайн.

Вместо обычных ключей жители здесь могут использовать ключ-карту или собственные смартфоны, говорит Кампо.

Дом там, где стетоскоп

Несколько девелоперов из Флориды решили привязать свои проекты к медицинской индустрии и предоставить покупателям технологии, сервис и доступ к специальным услугам.

Купите дом и получите услуги телемедицины на год

Девелоперская компания из Майями CC Homes, которая ежегодно вводит в эксплуатацию примерно 500 односемейных домов, предлагает покупателям жилья в комплексе Canarias Downtown Doral годовую подписку на медицинские услуги клиники Baptist Health, рассказывает исполнительный директор компании Джим Карр, который также является председателем правления клиники Baptist Health South Florida.

Покупатели домов стоимостью от $500 тыс. до $2 млн получат набор для домашнего мед­осмотра – в него входят стетоскоп, медицинский шпатель, отоскоп для диагностики ушных болезней и термометр, который передает информацию поставщикам телемедицинских услуг в клинике Baptist. Годовая подписка на семью стоит около $1 тыс., отмечает Карр.

Когда в здание входит кто-то очень «горячий»

Лобби жилого здания на 64 квартиры по адресу 2000, Ocean в Халландейл-Бич, штат Флорида, оснастят камерами с инфракрасным излучением, которые будут выявлять высокую температуру у входящих в здание, объясняет Шахаб Кармели из девелоперской компании KAR Properties. Продажи здесь стартуют в мае 2021 года, и покупатели квартир по цене от $2,7 до $12 млн получат iPad и домашний медицинский набор. Как отмечает девелопер, он не намерен указывать жильцам, что делать с этой информацией, и не будет привязывать iPad к услугам по телемедицине.

«Мы поставляем технологию, а как она будет использоваться – это уже дело самих владельцев жилья», – говорит он.

Соседи в медицинских халатах

Девелопер Дэниел Кодзи ведет переговоры с медицинским центром, предлагая ему занять здание площадью 100 тыс. квадратных футов, примыкающее к его 55-этажному Legacy Hotel & Residences в жилом комплексе Miami World Center. Запланированный на 2023 год проект изначально был ориентирован на быстрорастущую индустрию медицинского туризма. Теперь же, после объявленной пандемии коронавируса, Кодзи считает, что для покупателей квартир стоимостью от $300 тыс. до $2 млн это может быть дополнительным преимуществом.

«Только представьте, что у вас под боком есть надежное укрытие, где есть врачи, медсестры и все необходимые медикаменты», – комментирует Кодзи. Эта идея уже воплощена на сайте проекта в виде слогана «Здоровье – это новое богатство».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg