nedvijimost-v-krizis.png

8100 просмотров

Свидетель по делу ЕНПФ дал в суде противоречивые показания

Свидетель по делу ЕНПФ дал противоречивые показания, расходящиеся с материалами следствия, тем самым введя путаницу в судебный процесс

Свидетель по делу ЕНПФ дал в суде противоречивые показания

Свидетель по делу ЕНПФ дал в суде противоречивые показания

В ходе очередного слушания по делу ЕНПФ, свидетель, готовивший рекомендации по ТОО «Бузгул Аурум», облигации которого и были куплены ЕНПФ, дал противоречивые показания, расходящиеся с материалами следствия.

Изначально свидетель рассказал, что документы и рекомендации по ТОО «Бузгул Аурум» он начал готовить после выхода из отпуска в августе 2016 года, а наработки и имевшиеся материалы ему передал коллега, Абай Джаикбаев.

«Мы начали сбор документов. В первую очередь, отталкивались от официальных документов компании по облигационному выпуску. Документы были официально зарегистрированы в Казахстанской фондовой бирже, прошли регистрацию в уполномоченном органе Нацбанка. Мы провели финансовый анализ и подготовили рекомендации инвестиционному комитету. По ходу подготовки рекомендаций мы запрашивали дополнительные документы у эмитента, в частности, касающиеся самого месторождения», - сообщил суду свидетель Аскар Ахметов, являвшийся заместителем директора департамента инвестиционного анализа и проблемных активов ЕНПФ.

При этом он отметил, что компания «Бузгул Аурум» после запроса предоставила необходимые документы, в том числе и отчет международной аудиторской компании.

«Там указывалось о том, что запасы золота составляли, насколько я помню, не менее 2,5 тонн золота, в денежном эквиваленте это существенная сумма», - добавил он.

При этом, согласно зачитанному адвокатом заключения аудиторской компании, запасы золота на месторождении составляют от 60 до 200 тонн.

На что свидетель опять сослался на давность событий, и что он мог перепутать цифры, хотя в его речи неоднократно прозвучало упоминание 2,5 тонн.

Позже он добавил, что подготовленные рекомендации были отправлены в департамент управления рискам, на них вынесено отрицательное инвестиционное решение, но чуть позже уже пришло повторное, но положительное решение и сделка состоялась.

При этом, он упомянул, что инициатором сделки был Ерденаев.

«Я услышал от Джаикбаева о том, что это была инициатива Ерденаева. В ходе подготовки рекомендаций, в период, когда мы запрашивали дополнительные документы, господин Медетбеков, я не помню точно, заглядывал в наш кабинет, или когда я был в его кабинете, просил ускорить сбор документов, ссылаясь на Ерденаева», - пояснил свидетель.

Гособвинитель зачитал свидетелю показания, полученные в результате следствия, в которых тот отмечает, что инициатором покупки облигаций ТОО являлся Медетбеков, давший тому указания подготовить положительные рекомендации.

Ответить точно, кто же являлся инициатором сделки и давал указания подготовить положительные рекомендации свидетель не смог, мотивировав это тем, что прошло много времени и он забыл детали.

Для напоминания обвинитель зачитал еще одну выдержку из допроса.

«Изучив все представленные мне материалы, я сделал для себя вывод о том, что нецелесообразно инвестировать собственные средства АО «ЕНПФ» в облигации «Бузгул Аурум», поскольку у него имелась нулевая финансовая отчетность, работы, связанные с организацией производства не осуществлялись, а также имелись такие риски как: возможное невыполнение сроков по разведке золота на месторождении. Данные по запасам месторождения, на котором будет осуществлять свою деятельность могут не соответствовать фактическим запасам золота. Нельзя гарантировать, что при выходе эмитента на этап добычи, результаты извлечения будут такими же как на этапе испытаний. Хочу отметить, что когда Джаикбаев передал мне все документы по этому ТОО, он также высказал мне свое мнение, что для АО «ЕНПФ» имеется высокая опасность инвестировать в облигации этого ТОО. В этой связи я разговаривал с Кушнаревой, которой донес свое мнение о нецелесообразности инвестирования в ТОО «Бузгул Аурум», поскольку имеются высокие риски. При этом я попросил ее рассмотреть возможность моего выезда на месторождения «Бузгул-1» и «Бузгул-2», чтобы оценить ситуацию на месте. Однако, Кушнарева мне сказала, что нецелесообразно ехать туда, поскольку мы не разбираемся в геологии. Кроме того, она дала мне понять, что Ерденаев дал указания в любом случае составить рекомендацию по инвестированию активов фонда в облигации ТОО «Бузгул Аурум». Кроме того, в ходе изучения материалов по данному ТОО Медетбеков заглянул в наш отдел и сказал, что Ерденаев и поручил ускорить составление рекомендации по инвестированию в «Бузгул Аурум». В этой связи я был должен совместно с Кушнаревой подготовить рекомендацию по инвестированию собственных средств фонда в облигации ТОО «Бузгул Аурум», не отразив при этом в рекомендации имеющиеся риски. (…) В итоге я составил рекомендацию по инвестированию средств фонда 2 сентября 2016 года и в этот же день после ее согласования с Кушнаревой в электронном виде я сам направил ее в ДУР (департамент управления рисками). Бумажный вариант этой рекомендации, насколько я помню, в ДУР не отправлял. Хотя, кажется, Бахов просил предоставить бумажный вариант с моей подписью. Но я не выполнил его просьбу, поскольку на этот момент уже было вынесено отрицательное решение», - зачитал обвинитель.

На вопрос, когда и при каких обстоятельствах вы впервые ознакомились с отрицательным заключением ДУР по инвестированию в «Бузгул Аурум», составленное 5 сентября 2016 года ранее на допросе свидетель отметил, что 5 сентября 2016 года Кушнаревой было отправлено отрицательное заключение из ДУР.

«А она сразу же перенаправила его мне. Получив это заключение, я с ним ознакомился и согласился с его выводами, также параллельно пришел бумажный вариант этого отрицательного заключения с подписями. После получения отрицательного заключения мы работали в обычном режиме и занимались текущими делами, однако 26 сентября 2016 года Бахов параллельно отправил мне и Кушнаревой по электронной почте повторное заключение ДУР. Прислал ли Бахов мне бумажный вариант со своей подписью, я не помню, но его я точно видел вместе с подписанным протоколом инвестиционного комитета. В этом заключении было отражено лишь влияние потенциальных инвестиций, но не были отражены кредитные риски, хотя должны были. Таким образом, заключение ДУР было ни о чем. В нем отсутствовал вывод о том, возражают ли они по вопросу инвестирования», - закончил напоминать обвинитель.

При этом свидетель показания подтвердил, но сказал, что сейчас не очень хорошо помнит события. При этом, на прямо поставленные вопросы не отвечал, уходил от ответов. За что получил замечание судьи.

«У вас такая манера, вам говорят «да» или «нет», просто скажите «да» или «нет». Вы хотите мимо проехать и «да» и «нет» - в суде так не бывает», - призвал к порядку судья.

Свидетелю был задан еще вопрос, как может быть финансовая отчетность компании быть нулевой, когда уставной фонд ТОО составлял 15 млрд тенге.

На что профессиональный специалист ответил, что он имел ввиду другое, что поскольку не начаты работы по разработке месторождения, то и нет данных по отчетности.

«Я бы хотел выяснить, когда Вы говорили правду и когда Вы лгали. При допросе 28 декабря 2016 года на вопрос, что вам известно по сделке ЕНПФ и ТОО «Бузгул Аурум» вы указываете: «По данной сделке меня вызвал зампредседателя ЕНПФ Медетбеков, и сказал, что председатель правления Ерденаев дал указания положительно рассмотреть обращение ТОО «Бузгул Аурум» о покупке облигаций на 5 млрд тенге». В то же время при допросе 22 февраля 2017 года на вопрос, что дополнительно можете пояснить по факту приобретения облигаций, вы поясняете: «Хочу пояснить, что в действительности организатором данной сделки является Медетбеков, так он меня вызвал и дал указания подготовить положительные рекомендации». Здесь вы не говорите о том, что он ссылается на указания Ерденаева. «В действительности я понимал, что нецелесообразно выделять государственные деньги на подобного рода сделку, однако Медетбеков всячески оказывал давление на Ерденаева и Департамент инвестиционного анализа и настаивал на заключении данной сделки». Из этих двух цитат как понять вашу позицию? Я хочу выяснить, лжец вы или нет, когда вы давали правдивые показания, а когда ложные», - спросил адвокат Александр Блок.

Внятного ответа на вопрос не последовало. При этом, он отметил, что давления на Джаикбаева и на Кушнареву со стороны Медетбекова или Ерденаева не было, хотя ранее о давлении он говорил.

Чуть позже адвокат спросил, кто же пригласил на работу в ЕНПФ Ахметова, на что тот ответил, что Джаикбаев, но в результате зачитывания отрывков из протоколов, выяснилось, что и тут – разночтения.

Еще одно противоречие: согласно результатам допроса, Ахметов отмечал, что неоднократно видел Кенжебаева в кабинете Медетбекова.

При этом, на вопрос адвоката, знаком ли он с Кенжебаевым ответил отрицательно, также как и на вопрос, сможет ли он опознать, якобы, виденного ранее Кенжебаева. Позже свидетель немного уточнил ответ, сказав, что Кенжебавеа видел в кабинете Медетбекова, но не знал, кто он и какую должность занимает.

«Почему раньше умолчали о том, что часто видели Кенжебаева в кабинете у Медетбекова? Вы говорите: «Мне дал указание Медетбеков скрыть данные факты. Я был принят на работу в ЕНПФ по приглашению Медетбекова. Я побоялся подводить Медетбекова и давать на него показания». Вы правду говорили? Сейчас Вы говорите, что на работу пригласил Джаикбаев. И вообще масса противоречий в показаниях, которые были в декабре, январе, феврале. Везде как уж на сковородке. Я могу считать эти показания верными?» - поинтересовался адвокат.

В итоге адвокат Александ Блок предложил повторно вызвать в суд Ахметова вместе с Джаикбаевым и Кушнаревой, на слова, которых он ссылается. При этом он отметил, что результаты допроса, представленные в деле, практически идентичны с показаниями Джаикбаева, который в ходе вчерашнего заседания отметил, что все они были даны под давлением и не соответствуют действительности. Примечательно, что Джаикбаев и Ахметов допрашивались в одно и то же время. Но разными следователями, но ответы – практически одинаковы.

Свидетель не отметил, что на него с какой-либо из сторон оказывается давление и на заявления адвоката, что Ахметов был неоднократно замечен в переговорах с сотрудниками ДКНБ ничего не сказал.

Прокурор поддержал предложение о повторном вызове свидетеля в суд, указав на возникшие противоречия. Суд удовлетворил, и 30 ноября Джаикбаев, Ахметов и Кушнарева будут давать показания суду, дабы устранить возникшие несоответствия слов свидетеля в суде и результатов протокола.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif