nedvijimost-v-krizis.png

20635 просмотров

Сына автора дизайна первой казахской национальной валюты седьмой месяц держат в СИЗО

Несмотря на дискредитированную доказательную базу, бизнесмена не могут выпустить, чтобы не «полетели» погоны

Сына автора дизайна первой казахской национальной валюты седьмой месяц держат в СИЗО

Сына автора дизайна первой казахской национальной валюты седьмой месяц держат в СИЗО

Не так давно в Алматы прошла пресс-конференция защитников бизнесмена Аблая Габжалилова, известного дружбой с кинорежиссером Нуртасом Адамбаем. По мнению защитников казахстанского предпринимателя, заведенное против него уголовное дело в связи с уклонением от уплаты налогов в крупном размере основано на неподготовленной доказательной базе. А между тем уже семь месяцев Аблай Габжалилов находится в СИЗО.

Впервые о том, что у сына одного из первых разработчиков казахстанского тенге Хайруллы Габжалилова Аблая Габжалилова возникли серьезные проблемы, стало известно из сообщений информагентств еще в ноябре прошлого года. Они распространили информацию, согласно которой казахстанский предприниматель Аблай Габжалилов был объявлен в межгосударственный розыск по странам СНГ по обвинению в уклонении от уплаты налогов на 2 млрд тенге.

В конце августа текущего года защитники Аблая провели пресс-конференцию, где рассказали о том, какие нарушения были допущены следствием. А еще раньше, в мае текущего года, общество взорвало неожиданное обращение кинорежиссера Нуртаса Адамбая. Тогда известный режиссер сообщал, что несколько лет тому назад Габжалилов вместе со своим партнером по бизнесу «поставил на ноги некогда убыточное предприятие «Аралтуз», тем самым обеспечив работой около 800 работников». При этом суть как обращения Нуртаса Адамбая, так и пресс-конференции была одна: не доказали — отпустите.

Асем Габжалилова, родная сестра обвиняемого предпринимателя и его общественный защитник, на пресс-конференции пояснила: «На Аблая служба экономических расследований Департамента госдоходов в 2015 году возбудила уголовное дело, связанное с неуплатой налогов в особо крупном размере. Мой брат с 2002 года занимался бизнесом, связанным с оптовой реализацией угля, и являлся крупным налогоплательщиком города (Алматы — прим. «Къ»). За время своей работы он создал клиентскую базу свыше 300 предпринимателей, которые получили возможность развивать свой бизнес дальше. Также он привлек иностранных инвесторов из России, Малайзии и Голландии. Он занимался оптовыми поставками угля с разрезов до потребителей. А обвиняют его в получении прибыли от розничной продажи угля».

Угольный шлам

Любопытно, что ни в самих комментариях Нуртаса Адамбая в социальных сетях, ни на пресс-конференции не была упомянута фирма, деятельность которой стала причиной задержания настолько значимого для Алматы налогоплательщика. По данным Министерства юстиции РК, Аблай значится только в ТОО «КомирInvest», зарегистрированном в 2010 году. Компанией руководит нотариус Саид Туребеков. Он же до апреля 2016 года был независимым директором АО «Аралтуз», а председателем совета директоров - Аблай Габжалилов. Отметим, что, предположительно, следственные действия в отношении Габжалилова проводились в сентябре прошлого года, поскольку его тогда вывели из совета директоров АО «Аралтуз». Зато в это же время в состав совета был введен Саид Туребеков.

Что же касается ТОО «КомирInvest», то судя по регистрационным данным, это очень небольшое предприятие. Основной вид деятельности — оптовая торговля каменным углем. Компания находится в группе «малые предприятия» (до пяти человек). По данным Комитета госдоходов Министерства финансов РК, налоговые поступления от этого юрлица в 2012 году составили всего лишь 14,4 тыс. тенге, в 2013 году — 25,9 тыс. тенге, в 2014 году — 3,8 тыс. тенге, а в последующие годы — вообще по нулям.

То есть, фирма если и занималась «оптовыми поставками угля», то расчеты были только в кэше. А посему ДГД все же было к чему придраться.

Защита и нападение

Можно предположить, что Нуртас Адамбай где-то прав — АО «Аралтуз» поднялось с колен в период работы там его друга с 2012 года. Но заслуга ли это Аблая — не нам судить. Однако следует признать, что дело действительно оказалось весьма запутанным.

Тем не менее, Асем Габжалилова рассказывает, что все обвинение строится на основе отчета аудиторской компании «Сервис-Аудит», после которого госорганы собственно и проводили свои дальнейшие проверки.
По словам защитников, множество вопросов вызывает проверка аудиторской компании, привлеченной следственными органами.

«Начнем с того, что компания «Сервис-Аудит» была незаконно привлечена к данной проверке. Это выяснилось уже в ходе судебного разбирательства. Следователь пригласил свою давнюю знакомую, которая не является сотрудником данной аудиторской компании, не имеет свидетельства и квалификации аудитора. Также он не предупредил ее об уголовной ответственности. Она сама на судебном заседании это признала и сказала, что следователь ей позвонил, заручился ее согласием и предоставил материалы уголовного дела. Также в ходе судебного разбирательства нами были указаны конкретные математические ошибки, допущенные при расчетах, на сумму свыше 1 млрд тенге. И она не смогла обосновать цифры в документе. Однако этот аудиторский отчет лег в основу налоговой проверки», — рассказала Габжалилова.

В результате, по словам сестры обвиняемого бизнесмена, глава аудиторской компании признала отчет ошибочным и «отозвала его».

В свою очередь адвокат бизнесмена Елжас Молдакашев также сетует на огрехи следствия: «Я считаю, что в ходе досудебного расследования было допущено множество нарушений уголовно-процессуального законодательства. С момента привлечения меня к его защите я направил более пяти ходатайств о том, что доказательств совершения экономического преступления по уклонению от уплаты налогов органы досудебного расследования не добыли. Экономическое преступление в уклонении от уплаты налогов должно основываться на документах, подтверждающих этот факт. В уголовном законе четко и ясно прописана процедура для привлечения специалистов к столь важным мероприятиям, как аудиторский отчет и заключение аудитора. Тем не менее на основании этого аудиторского отчета предпринимателя задерживают, в отношении него следственные органы принимают решение об избрании меры пресечения — содержание под стражей. Мы доказали, что аудиторский отчет незаконный, с чем согласилась директор компании, которая заявила суду ходатайство об отзыве этого отчета, признавая его недостоверным. С этим согласились и налоговые органы от департамента госдоходов, проводившие акты налоговых проверок. А человек сидит семь месяцев в следственном изоляторе».

К слову, следователь, возбудивший дело, уволился со службы. А пока история такова: коллизия почти классическая: и выпустить нельзя, и сажать не за что…

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif