Перейти к основному содержанию

15742 просмотра

Сложности содержания: правозащитники поднимают вопрос об условиях содержания заключенных

В ходе IX Форума тюремной реформы эксперты предложили реформировать работу КУИС РК

Сложности содержания: правозащитники поднимают вопрос об условиях содержания заключенных

Сложности содержания: правозащитники поднимают вопрос об условиях содержания заключенных

В Казахстане предложили реорганизовать работу Комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС РК), что позволит значительно сократить количество заключенных в стране. Об этом в ходе очередного форума тюремной реформы заявила эксперт проекта ЕС «Совершенствование уголовного правосудия в Казахстане» Сауле Мектепбаева. Эксперты сошлись во мнении, что сейчас места лишения свободы больше похожи на военизированные учреждения, чем на социальные.

В ходе IX Форума тюремной реформы эксперт проекта ЕС «Совершенствование уголовного правосудия в Казахстане» Сауле Мектепбаева предложила реформировать работу КУИС РК. Для этого спикер предлагает обратиться к международному опыту.

«Надо посмотреть на международный опыт, который говорит, что управление тюремной системой - это всегда не иерархичная схема. Она состоит из Национального агентства по управлению тюремной службой и самих тюрем. Нам тоже стоит обдумать этот вопрос и подумать над дальнейшей судьбой самих департаментов уголовно-исполнительной системы. Нужны ли они нам? Или мы можем все-таки управлять работой тюрем из Астаны? Наличие современных технологий, наверное, позволяет это сделать. Если мы сегодня пересмотрим работу внутри колонии, то сможем проводить больше аналитики и отвечать на те вызовы, которые существуют, как, например, радикализация заключенных», - заявила Сауле Мектепбаева.

По словам регионального директора Международной тюремной реформы в Центральной Азии Азамата Шамбилова, Казахстан достиг определенных результатов в реформировании уголовно-исполнительной системы. Однако есть ряд проблем, над которыми нужно работать.

«В 2016 году было зарегистрировано 1 460 случаев пыток. Из них 7 - в отношении несовершеннолетних, 34 случая - по отношению к женщинам, и в 1 419 случаях пытки были применены к мужчинам. Кроме того, в местах лишения свободы наблюдается рост смертности. За последние 12 лет в местах лишения свободы умерли 4 062 человека. Это составляет в среднем 338 человек в год, что означает: рост тюремной смертности повышается ежегодно. Это очень сильно беспокоит нас, правозащитников, а также международное сообщество. Смертность в колониях является грубейшим нарушением прав человека», - заявил эксперт.

Адвокат Светлана Ковлягина сообщила, что нужно решить проблему общественного контроля работы тюрем. В частности, не решен вопрос возможности внезапного посещения мест лишения свободны членами общественных наблюдательных комиссий (ОНК). «А это, в свою очередь, могло бы быть дополнительным источником объективной информации о работе тюрем», - сказала она.

«К сожалению, пытки имеют место. И не только в полицейских участках, но и в исправительных учреждениях. Пытки - это не просто тяжкий вред здоровью, это еще и уголовное преступление. Как правило, они совершаются без свидетелей. Эксперты неоднократно указывали уполномоченным органам на необходимость создания независимого органа для расследования подобных преступлений», - заявила Светлана Ковлягина.

Эксперт также привела примеры того, какие меры государство приняло для борьбы с пытками: «Казахстан объявил нулевую терпимость к пыткам, в 2010 году Генеральная прокуратура выпустила специальную инструкцию для расследования и проверки фактов пыток, в 2015 году вышла новая инструкция. К большому сожалению, данные меры не сильно исправили ситуацию в лучшую сторону».

«Помимо пыток хотелось бы отметить милитаризацию исправительных учреждений. Хотя они являются социальными учреждениями, осужденных заставляют жить по армейскому уставу: это маршировки, строевые подготовки, песни и пение гимна, всех, даже в следственном изоляторе, бреют наголо. Хотя в следственном изоляторе содержатся заключенные до суда», - добавила Светлана Ковлягина.

С ней согласен и председатель ОНК города Астаны Руслан Оздоев. По его мнению, тюрьмы на сегодняшний день являют собой военизированные учреждения. Также собеседник «Къ» отметил, что до сих пор существуют сложности с доступом общественных комиссий в исправительные учреждения.

«На мой взгляд, для уполномоченных ведомств общественные наблюдательные комиссии – организации для какой-то галочки, чтобы показать это международному сообществу. На деле прокуратура и сами места лишения свободы воспрепятствуют нашей работе. И если за препятствие работы национального превентивного механизма (НПМ) последует наказание, то за препятствие работе ОНК – нет. К примеру, мы посещаем места лишения свободы, и нас могут туда просто не пустить. Представители ОНК писали письма и в Генеральную прокуратуру, и в КУИС, и в МВД. Прокуратура требует письменного уведомления о планируемом посещении, однако в законодательстве нигде не прописано именно о письменном уведомлении», - заявил Руслан Оздоев.

Председатель ОНК города Алматы и Алматинской области Ардак Жанабилова подняла вопрос содержания лиц с ограниченными возможностями в местах лишения свободы: «Да, в исправительных учреждениях есть люди с ограниченными возможностями, там немало инвалидов первой и второй групп, которые имеют право на социального помощника. Ими могут быть те же осужденные , что рядом с ними, и эти осужденные могли бы получать заработную плату за свою работу. Казахстан в 2015 году ратифицировал Конвенцию по правам инвалидов. Но эта конвенция дорогостоящая, нужно много вложить финансовых средств, чтобы обеспечить права инвалидов».

Председатель ОНК Жамбылской области Габит Айтенов рассказал о материальном содержании осужденных: «В 2016 году был пересмотрен лимит наполнения учреждений в сторону снижения численности. Однако существенного снижения тюремного населения не произошло. При этом финансирование исправительных учреждений из бюджета происходит исходя из лимита наполняемости учреждения. Поэтому администрации тюрем вынуждены выходить из ситуации путем экономии средств, что негативно сказывается на условиях содержания заключенных».

«Деятельность ОНК в Казахстане очень важна. Однако сейчас законодательные поправки привели к тому, что адвокатов исключили из состава общественных наблюдательных комиссий. А для многих заключенных это была чуть ли не единственная возможность получить бесплатную юридическую консультацию», - добавил Габит Айтенов.

По словам генерального прокурора РК Жакипа Асанова, тюремные реформы смогли поменять мышление как заключенных, так и прокуроров с судьями в лучшую сторону: «Осужденные раньше считали: как себя ни веди, все равно ничего не зависит от их поведения. Потому что это все было на усмотрение органов следствия и судов. Мы должны признать, что зачастую даже при наличии основания мы всегда любили говорить, что это наше право - дать ему досрочную свободу или нет».

«Поменялось мышление прокуроров, мышление судей, мы изменились в рамках реализации тюремной реформы. Я очень рад, что в Казахстане много правозащитников. Мы со многими из них познакомились, расширили свой кругозор, вышли за рамки своего вакуума правоохранительного. Раньше мы думали, что мы себя очень комфортно чувствуем в своей правоохранительной среде. Есть еще не менее важный эффект. Самое главное, что осужденные старались вести себя хорошо и, когда вышли на свободу, меньше стали совершать преступлений», - добавил генпрокурор в ходе своего выступления на IX Форуме тюремной реформы.

СПРАВКА

Тюремное население

По данным исследования организации Международной тюремной реформы в Центральной Азии, Казахстан сегодня занимает 48-е место по тюремному населению. Также в Казахстане на 100 тыс. населения страны приходится 202 заключенных.

Согласно тому же исследованию, в Казахстане в 1990 году числилось 55 тыс. заключенных, в 1995-м – 85 тыс., и только потом эта цифра стала падать. По данным Генеральной прокуратуры РК, на сегодняшний день наказание отбывают порядка 36 тыс. человек.

banner_wsj.gif

15818 просмотров

Фоторепортаж: как Западный Казахстан переживает карантин

Режим изоляции спровоцировали всего двое зараженных

Дом в Уральске, где проживала заболевшая COVID-19 девушка. 30.03.2020

Карантин в ЗКО называют одним из самых строгих в Казахстане: выходить из дома можно не дальше, чем на два километра, перемещаться в области на личном авто можно только по разрешению акимата. А еще провинциальных горожан беспокоит начало дачного сезона – выехать на участки и вернуться можно только в субботу и воскресенье.

И пришел Бука

Сообщение о том, что в Уральске появился зараженный коронавирусной инфекцией, появилось в сети 29 марта и почти на три часа опередило официальные данные. Рассылка, распространяемая в мессенджерах, содержала не только имя и фамилию заболевшей, но и подробный адрес проживания. Эту же информацию подхватили несколько городских пабликов. Примерно то же самое происходило и в городе Аксае: местные сообщества вовсю трубили о заболевшей. 

К тому моменту, как с обращением к жителям выступил главный санврач области, уже почти все знали, что коронавирус в ЗКО «завезли»: заболевшая в Уральске – внештатный сотрудник одного из региональных СМИ и вернулась из Атырауской области, куда ездила по работе, а заболевшая в Аксае - сотрудница нефтедобывающей компании и вернулась с отдыха из Москвы через приграничную к ЗКО Саратовскую область. Дома, где проживали заболевшие, оцепили и стали выявлять контактных.

Также заболевшая из Уральска сообщила СМИ, что обратится в прокуратуру и накажет виновных в утечке ее персональных данных.

«Уже к обеду мне стали звонить родные, друзья, коллеги, клиенты. Все были в курсе моей болезни, а потом прислали эту рассылку с адресом, именем и прочим. Кто это сделал? Я не преступник! У меня вирус, который гуляет по всему миру! Теперь меня клеймят», — рассказала девушка.

В полиции подтвердили, что начали досудебное расследование по факту неправомерного распространения личных данных.

Уже через день, 31 марта, оцепление дома в Уральске сняли. 

«В ходе эпидрасследования были определены близкие контактные, которые помещены в карантин. Проведено лабораторное исследование лиц, контактировавших с больными, результаты экспертизы отрицательные. По результатам экспертизы решено снять дом с карантина», – сообщили в департаменте качества и безопасности товаров и услуг в ЗКО.

Осторожно, двери закрываются!

P1090719.jpg
Автобусы обязали проводить дезинфекцию после каждого круга. 

С формулировкой «В связи с выявлением случаев заражения коронавирусом, чтобы обезопасить граждан» власти ЗКО ввели запрет на передвижение по городу и области. В прямом эфире выступал санитарный врач, который произносил долгую речь, но в итоге все свелось к пяти крупным «нельзя»:

  • жители могут ходить в магазин и аптеку не дальше, чем за два километра от дома (а выгуливать животных – не дальше, чем за 500 метров, и не дольше 30 минут);
  • нельзя собираться на улице группами более трех человек, если только вы не члены одной семьи;
  • нельзя ездить на личных машинах по городу без справки с места работы (а тем, кто передвигается по области, выдавали ограниченное количество спецпропусков в акимате). Сюда же относится и то, что количество автобусов сократили наполовину, они ездят только в черте городов Уральск и Аксай с 06.00 до 19.00, а из такси осталось только четыре официальных перевозчика. 

P1090513.jpgОдно из официальных такси. Перед выездом на линию и после схода с нее водителей проверяет врач. Внутри машины обязательно должны быть антисептики и санитайзеры, и после каждого рейса водитель должен делать санобработку машины.

Изначально постановление Арыспаева должно было вступить в силу с 00.00 31 марта, но власти решили дать жителям пару дней на завершение дел, приведение в порядок документов и получение пропусков. В области разрешения на работу обещали выдать только компаниям, деятельность которых жизненно необходима. Их одобрением занималась специальная рабочая группа. Многие фирмы на время карантина переквалифицировали свою деятельность: так, ателье стали шить многоразовые маски, а аптека №1, которая производит лекарственные порошки, объединилась с ТОО «Топан» и фирмой ТОО «Талап» для изготовления антисептика. 

P1090501.jpg
Производство антисептика. В день компании обещали изготавливать более 600 литров. Приобрести его можно в городских аптеках. Пятилитровая бутыль противомикробной жидкости обойдется уральцам в 13 тыс. тенге.

Убирать дворы и обрабатывать подъезды обязали местные КСК, но больше половины ничего не обрабатывают. Дезинфицировать подъезды в Уральске власти собирались за счет собственников квартир.

«В первую очередь это в интересах жильцов. Поэтому, если КСК будет обеспечивать надлежащую дезинфекцию, то сбор будет с собственников квартир», — пояснил заместитель руководителя отдела ЖКХ при акимате Уральска Канат Умралиев.  

Однако жители в социальных сетях продолжают сообщать, что КСК не предлагали им сдавать деньги на дезинфекцию.

Средства на закупку химрастворов для обработки улиц и скверов выделены из городского бюджета. 

«Выделено 94 млн тенге из резервного бюджета города. На эти деньги в первую очередь были закуплены маски, антисептики и спецодежда для полиции и других служб. Еще для дезинфекции были закуплены химреагенты. Ими обрабатывают места скопления людей и автобусы», — рассказал аким города Абат Шыныбеков.

P1090730.jpg
Сотрудники ДЭПа проводят санобработку улиц Уральска.

P1090754.jpgБлокпосты в Уральске установлены на каждом выезде из города.

Имбирный бум

Пока дачники Уральска переживают, что им позволили проезжать через блокпосты только в субботу и воскресенье и только по спискам, которые предоставляет Ассоциация садоводов, другие уральцы переживают о подорожании имбиря, лимона и чеснока.

P1090649.jpgТеперь закупать продукты в бакалее Центрального рынка могут только те, кто живет в радиусе двух километров от него.

Стоимость на эти продукты выросла в десятки раз. К примеру, килограмм имбиря в розницу в городе стоил около 3500 тенге за килограмм. Сейчас стоимость продукта варьируется от 20-33 тыс. тенге за килограмм. Лимоны с 600-800 тенге выросли до 3000 тенге за килограмм. В социальных сетях горожане пишут, что отдельные магазины позволяют себе продавать лимоны по 1000 тенге за штуку. Ситуацию спровоцировали массовые фейковые рассылки о том, что эти продукты помогают в борьбе с коронавирусом. Но факт остается фактом: цены на продукты, содержащие витамин С, выросли в разы. В управлении предпринимательства ЗКО данную ситуацию никак не комментируют, а за необоснованное повышение цен никто не был наказан.

P1090654.jpg
Стоимость имбиря в одном из городских супермаркетов.

P1090639.jpg
Вход в молочный павильон на рынке «Мирлан» в Уральске.

P1090646.jpg
Ряд хлебных ларьков внутри Центрального рынка.

P1090722.jpg
В супермаркеты (в зависимости от площади) не пускают более чем 5-10 человек сразу. В очереди на улице люди предпочитают держаться на расстоянии друг от друга.

P1090677.jpg
 
Количество открытых отделений банков в городе также сократили вдвое. В некоторых, чтобы людям было легче ожидать своей очереди, на улицу вынесли стулья.

Режим самоизоляции

Несмотря на все предостережения и усилия врачей и властей, добиться результатов в борьбе с коронавирусом можно только благодаря здравому смыслу, гигиене и самоизоляции, и в Уральске с последним пунктом все не так плохо. Людей на улице очень мало. В выходные шума машин практически нет, а по улицам ездят лишь патрульные машины. В рупор людей призывают оставаться дома и соблюдать режим личной гигиены. А также предупреждают о штрафах до 10 МРП (26 510 тенге) и лишении свободы до 15 суток за нарушение режима карантина. 

P1090609.jpg

Прохожие встречаются редко, но все – в масках.

P1090724.jpg
 
Проспект им. Назарбаева, суббота, 4 апреля. 

P1090738.jpg
Патрульные останавливали прохожих и предупреждали, что, выходя на улицу, необходимо надевать перчатки и маску.

Торговые площадки и рынки ЗКО закрыли еще 19 марта, чем вызвали возмущение продавцов, готовых проводить санобработку чаще. В настоящее время на территориях рынков функционируют только места продажи продуктов. После выявления двух случаев заражения 29 марта в области усилили карантин. Состояние пациенток с COVID-19 врачи оценивают как удовлетворительное. В настоящее время новых случаев заражения не выявлено. В стационарах области под наблюдением остаются 100 человек.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif