11970 просмотров
11970 просмотров

В Сети участились призывы к экстремизму, ксенофобии и терроризму

В прошлом году со стороны казахстанцев возросло количество жалоб на участившиеся случаи проявления в интернете экстремистских взглядов, ксенофобии, национализма

В Сети участились призывы к экстремизму, ксенофобии и терроризму

В Сети участились призывы к экстремизму, ксенофобии и терроризму

В прошлом году со стороны казахстанцев возросло количество жалоб на участившиеся случаи проявления в интернете экстремистских взглядов, ксенофобии, национализма. Кроме того, жителей страны всерьез беспокоит, что в сети появляется все больше материалов, подталкивающих подростков к суициду. Такими данными поделились участники состоявшегося в Алматы форума, посвященного развитию интернет-сферы в Центральной Азии.

Свобода – не вседозволенность

Обеспечить свободу выражения мнений, пресекая при этом проявления вражды, ситуаций, когда появляющиеся в Сети высказывания представляют угрозу для отдельных лиц или сообществ – задача непростая, но решать ее необходимо. При этом, отмечают эксперты, важно обеспечить проявление плюрализма мнений, и регулирование правового аспекта интернет-сферы не должно осуществляться властями посредством инструментов, насильственно ограничивающих свободу высказывания и получения информации в интернете.

По мнению Андрея Рихтера, старшего советника представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ, интернет впервые в мировой истории сделал возможным трансграничный обмен информацией без всяких ограничений, и он же обеспечил возможность анонимности тех, кто делает и распространяет контент. Анонимность, в свою очередь, обеспечивает свободу в высказываниях, и эту свободу многие воспринимают как вседозволенность. Как результат – в Сети растут масштабы пропаганды ненависти и войны, появляются фабрики троллей, фейковые новостные сайты, задача которых заключается в том, чтобы ввести пользователя в заблуждение, сбить с толку, навести на мысли, которые были выгодны их создателям.

О существовании «темной» стороны интернета большинство пользователей лишь догадываются. «Мы были уверены в том, что наши сограждане законопослушны, но тем не менее в 2011 году, например, Казахстан занимал второе место по количеству детской порнографии в интернете, то есть выступал в качестве огромной площадки для хранения грязи. Мы создали ресурс safekaznet.kz - горячую линию по противодействию противоправному контенту в интернете (включая экстремистские материалы), и в 2012-13 годах на наш сайт поступало по 400-600 сообщений о случаях детской порнографии. В этом году было только одна или две жалобы такого плана», - рассказал президент интернет-ассоциации Казахстана Шавкат Сабиров.

Чего опасаются казахстанцы

В то же время в Сети появились другие угрозы. По данным интернет-ассоциации Казахстана, в 2015 году на «горячую линию» поступило 2 156 сообщений, при этом на оскорбления и травлю интернете жаловались более 39% пользователей; в 2013 году такие жалобы высказывали свыше 52% обратившихся. Вместе с тем, казахстанцы стали чаще жаловаться на мошенничество в соцсетях, на клевету и нарушение частной жизни, на пропаганду экстремизма и терроризма. Для юридических лиц наиболее актуальны проблемы кибершпионажа, финансовых махинаций (хотя, например, банковские структуры зачастую не готовы признаться, что стали жертвой атак), кибермошенничества, ограничения доступа к сайту.

Проблемой номер один для многих казахстанских пользователей в прошлом году стала пропаганда подросткового суицида. «Мы говорим о киберненависти, потому что в виртуальном мире и жизнь другая, и оскорбления другие. Доморощенные террористы появились лишь под влиянием интернета, так же как и подростковые суициды – это на 100% следствие влияния интернета. Казахстанцы абсолютно безалаберны с точки зрения информационной безопасности. Мы оставили детей один на один с негативом, не смотрим за своими телефонами и социальными сетями. Прежде чем публиковать в соцсетях снимки ваших детей, информацию о вашей личной жизни, задумайтесь, что не все воспримут это с удовольствием», - предостерегает эксперт. Руководство интернет-ассоциации Казахстана заключило соглашение с Генеральной прокуратурой, в адрес которой направляются сообщения о проявлениях экстремизма и терроризма в интернете.

Эксперт из Кыргызстана Инга Сикорская, директор школы миротворчества и медиа-технологий в Центральной Азии, отметила высокий уровень использования языка вражды как в интернет-пространстве Кыргызстана, так и в Казнете. Причем исследования материалов, размещенных в социальных сетях и онлайн-изданиях показывают, что если раньше язык вражды основывался на незнании, то сейчас – на медийном представлении о той или иной группе. На фоне увеличения масштабов пропаганды, как российской, так и местной, сетевой агрессии, появляются новые фобии. И в Казнете, и в кыргызстанском сегменте Сети на первом месте находится ксенофобия, на втором – исламофобия, всплеск которой наблюдался в прошлом году на фоне терактов в Париже и войны в Сирии, на третьем месте – гомофибия, масштабы которой выросли не без влияния российских антигейских инициатив.

По словам Инги Сикорской, в Казахстане проявления языка вражды в 49% случаев связаны с этнической тематикой, в 29% - с российско-украинским конфликтом, в 15% случаев с обсуждением исторического прошлого, в 4% - с вопросами государственного языка, в 3% - с исламским фактором и терроризмом.

Как в Кыргызстане, так и в Казахстане среди этнических групп, в отношении которых чаще всего используется язык вражды, лидируют китайцы, но если в соседней стране это связано главным образом с вопросом инвестиций, то в РК – с земельным вопросом. При этом известны случаи, когда подобная тематика всплывает в совершенно неожиданном контексте. Например, один из пользователей недавно рассказывал, что в родительском WhatsApp-чате появилось сообщение примерно такого содержания: если будущее ваших детей вам дорого, не отдадим казахстанскую землю китайцам.

Что делать?

По мнению экспертов, необходимо выработать механизмы саморегулирования в интернете, при этом любое противодействие вредному контенту должно основываться на плюрализме информации. Любой вредный контент, уверен Андрей Рихтер, работает только в том случае, когда у пользователя нет возможности получать информацию из разных источников. «Надо понимать, что провокация – это не преступление, если не будет провокации, мы умрем от скуки. К сожалению, судьи и суды зачастую не понимают, о чем идет речь, а государство использует заказ на борьбу с подобного рода контентом, чтобы запретить все, что можно», - считает Андрей Рихтер. Эксперты считают необходимым проводить четкое разграничение между редкими по сравнению с общей уголовной базой выступлениями, которые представляют собой пропаганду войны, и разжигают ненависть с целью породить насилие, с одной стороны, и с другими проявлениями провокационных высказываний, к которым следует проявлять терпимость – с другой.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

Auezov city