8318 просмотров
8318 просмотров

Одиноких мам больше всего в южных регионах - статистика

51% потенциальных отказов удалось предотвратить благодаря проекту «Дом мамы».

Одиноких мам больше всего в южных регионах - статистика

Одиноких мам больше всего в южных регионах - статистика

51% потенциальных отказов удалось предотвратить благодаря проекту «Дом мамы».

Статистика беспощадна: одиноких мам больше всего в южных регионах, где «уят» наиболее «махровый», пишет журнал Voxpopuli. Два Дома мамы в Шымкенте, два в Кызылорде, два — в Таразе и целых пять домов в Алматы.

Количество детских домов постепенно сокращается. За весь период работы общественного фонда "Дом мамы" было предотвращено 1233 отказа матерями от своих детей. В доме ребенка (для детей-сирот младшего возраста, прим. Къ) одновременно могут находиться 65-85 человек. Разделите цифру 1233 на 85, получится 14.

Это означает, что как минимум 14 детских домов не было открыто. В Алматы недавно закрылись еще 2 дома ребенка.

Дома мамы снизили процент потенциальных детдомовских детей. Об этом говорит статистика. Если в 2013 году когда проект только запустили, 46 новорожденных детей с мамами попали в «Дом мамы», а 1 600 детей пополнили государственные Дома ребенка по всему Казахстану (в процентном соотношении 3 к 97%), то в 2014 году это уже 24 к 76%, соответственно.

По результатам 2015 года можно говорить о значительном прорыве: благодаря проекту «Дом мамы» 51% потенциальных отказов удалось предотвратить.

По мнению исполнительного директора ОФ "Дом мамы" Надии Борамбаевой, матери, которые хотели отказаться от своих детей, это не наркоманки и пьющие женщины. А те, которых недолюбили в семье.

"А наши девочки — они недолюбленные. Им кто-то улыбнулся, подмигнул, и они утекли на эту фальшивую псевдоласку, потому что хочется тепла", говорит г-жа Борамбаева.

У каждой из девушек есть семья, однако они вынуждены жить в таких кризисных центрах, потому что их никто: ни родители, ни родственники, ни социум не принимает. Именно отчаяние и безысходность толкает молодых матерей к опрометчивому шагу.

"Сейчас во всех случаях с выбрасыванием детей всегда винят этих мам, — продолжает Надия. — Я понимаю, это такой грех. Но нужно смотреть не на саму проблему, нужно смотреть на ее истоки. Что было заложено в воспитании этой девочки? Какая у нее семья? Почему стало возможно не просто отказаться от ребенка, положить его куда-нибудь, а просто выбросить? Нравственность упала, и это надо признать. Я казашка. Обиднее всего, что 95% поступающих девушек — это представительницы нашей коренной национальности, где семейные ценности, устои всегда были на высоте".

Далее сотрудницы фонда рассказывают о ситуациях, очевидцами которого они сами и стали.

"Приезжает к нам мама одной из наших подопечных. Просто навестить дочь. Предлагаю ей: давайте переведем вашу дочь в Дом мамы в вашем городе. Вы сможете хоть каждый день приезжать и навещать своих дочь и внука, говорить им, что любите их. Им больше ничего не надо. Они накормлены, одеты, дочь обучается, она получает психологическую помощь, медицинскую, если потребуется. Мать отвечает: «Нет». Я возражаю: «Но почему? От вашего города до Астаны, где она находится сейчас, ехать двое суток на поезде». Она мне: «Вы знаете, я не возьму ее, потому что у меня второй муж — сотрудник ДВД. Я сама сейчас получила новую должность в руководящем составе. Так я всем говорю, что поехала к дочери, она учится в Астане. А как я объясню, зачем я езжу в ваш центр?» Это такие приоритеты, которые кажутся для нее значимыми. И от которых у меня дрожь по телу. Для нее мнение окружающих намного важнее, чем то, что ее дочь сейчас пойдет и выкинет в общественный туалет этого ребенка. Сейчас все ужасаются этим случаям. А в действительности этих случаев больше, просто кто-то не заглянул в другой общественный туалет, просто кто-то не проехал именно по той трассе и не заглянул под тот куст. Вот эти десять случаев умножьте на три — это и будет минимум", говорит г-жа Борамбаева.

Еще одна реальность из жизни Дома мамы.

"Дело было в Южном Казахстане. Девочка обратилась к матери, сказала, что беременна. Молодой человек оказался женат, о чем она не знала. Молодые люди строили совместные планы на свадьбу, девочка выбирала себе платье. Но получилось так, как получилось. Любящая мать говорит: «Ничего не знаю. Отец тебя убьет, меня убьет, всех убьет. Мы сейчас твою старшую сестру замуж выдаем. Эти кудалар откажутся от нее сейчас, ты что творишь вообще?! Иди откажись и тихо приходи». Девочка мать не послушалась — не отказалась, из роддома пришла к нам. Когда ребенку было четыре месяца, приезжают ее родители. С благодарностями, с цветами, подарками: вы не дали нашей дочери сделать опрометчивый шаг, безмерная благодарность вам. Координаторы, девочки — все в слезах. Такое счастье!".

Но не так все закончилось, как хотелось бы:

"Оказалось, эту девочку уже засватали за вдовца с четырьмя детьми — прикрыли позор. Только они от нас выехали, они поехали в другой район, заставили дочь отказаться от ребенка. То приданое, которое мы дали малышу, собранное нами с любовью, просто сжигают на глазах у несчастной матери — с этим огнем сгорело твое прошлое. Вот твоя реальность — этот старик и его дети. Люди, ну вы что делаете? Хотите, чтобы она в сарае потом повесилась? Вот так хочется достучаться до общества, сказать: вы в себя загляните", обращаются сотрудницы фонда к обществу.

Тем не менее, Дом мамы делает большой вклад в развитие Казахстана - 52% подопечных Домов мам возвращаются в семью. Также очень хорошие показатели возвращения биологических отцов.

Отметим, что Фонд запускает второе направление проекта — Центр содействия процессу усыновления.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер