2106 просмотров

Известный, но небогатый

Дело о попытке ограбления столичного филиала «Цеснабанка» с помощью подкопа считается закрытым. Единственный обвиняемый осужден. Банк восстановил целостность помещения и ходатайствует о возмещении средств виновным.

Известный, но небогатый

Известный, но небогатый
Дело о попытке ограбления столичного филиала «Цеснабанка» с помощью подкопа считается закрытым. Единственный обвиняемый осужден. Банк восстановил целостность помещения и ходатайствует о возмещении средств виновным.

«Суд приговорил Михаила Гаврилина признать виновным по части третьей статьи 24, пункту б части третьей статьи 175 Уголовного кодекса Республики Казахстан и назначить ему по данной статье четыре года лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии общего режима», – говорится в приговоре, вынесенном в понедельник судьей Сарыаркинского районного суда N2 Астаны Викторией Семеновой.

Не суждено было войти в историю ограблений века 32-летнему жителю Астаны, но в столице несостоявшийся грабитель уже стал знаменитым. В основном за счет фантастического трудолюбия и совершенно киношной идеи. Из гаража, расположенного рядом с филиалом «Цеснабанка», Михаил Гаврилин прокопал подземный ход длиной 74 метра, высотой 90 см и шириной 70 см с целью проникнуть в депозитарий «Цеснабанка». Подкоп был укреплен, освещен, в нем даже были устроены из металлического профиля рельсы для тележки, на которой вывозился грунт. За 14 месяцев горе-грабитель вывез на своей машине 200 тонн земли, прорубил бетонные перекрытия. Но ограбление не удалось. Во-первых, сотрудник банка, хотя и случайно, едва не провалившись, но своевременно обнаружил подкоп. Но даже если бы и не это, то «проверить» содержимое банковских ячеек злоумышленнику вряд ли бы удалось. Поскольку он немного промахнулся с подкопом и вышел в помещении оружейной комнаты, а не в депозитарии.

В процессе судебных слушаний Михаил Гаврилин признался в преступлении, полностью всю вину взяв на себя. Михаил настаивал на том, что все задумал и осуществил самостоятельно. Сначала, в мае 2008 года, в депозитарии на три месяца арендовал ячейку, положил туда $9 000 и «маячок». Потом снял на длительный срок гараж, который находился рядом со зданием банка. С помощью современных электронных средств – лазерной линейки – определил направление прокладки подземного хода и с августа стал копать.

Трудно поверить, что эту гигантскую работу можно было провернуть в одиночку. Первоначально прорабатывались версии сообщников – брата и служащих банка, но за недоказанностью дела были прекращены. Суд провел экспертизу злоумышленника на психическую адекватность, склонность к патологической лжи. Обвиняемый оказался вменяем, чем подкрепил вывод суда об отсутствии сговора.

Между тем банк предъявил иск подсудимому о возмещении ущерба в 2,5 млн тенге. Именно в такую сумму потерпевшая сторона оценила ремонт, восстановление целостности здания. Судья иск отклонила, поскольку в стоимость были включены и расходы на установку металлической решетки в депозитарии, на бетонные стяжки. Но в депозитарий обвиняемый так и не попал и ничего там не нарушил. Также, по мнению суда, сомнительны данные и по количеству грунта и бетона, израсходованные на заделку тоннеля. К тому же сам подсудимый признался, что на всю операцию он потратил порядка 500 тысяч тенге. Между тем «Цеснабанк» имеет право оспорить приговор или подать иск в гражданский суд. Представлявшая интересы «Цеснабанка» Асем Нурпеисова заявила, что банк обязательно воспользуется этой возможностью и будет обращаться с повторным иском о возмещении материального ущерба.

В итоге, по приговору с Михаила Гаврилина суд взыскал 67 тыс. тенге за проведение экспертиз, изъял в пользу государства основные рабочие инструменты – домкрат и лазерную линейку. Остальные вещи, которые определены, как не использовавшиеся в преступлении – дождевик, фонарик, термос, возвращены супруге подсудимого. У нас пока нет традиций аукционов по продаже каких-либо забавных артефактов, но вдруг появятся, и семья сможет возместить затраты по неудавшейся операции ограбления банка. Адвокат Гаврилина Руслан Тулегенов после оглашения приговора сообщил: «Мы должны сначала получить решение суда и ознакомиться с ним, а уже после этого примем решение о том, будем ли опротестовывать приговор или нет».

banner_wsj.gif

2507 просмотров

Официальная статистика не отражает всей картины распространения коронавируса в Казахстане

Почему так происходит и какие данные учитываются

Фото: Аскар Ахметуллин

Министр здравоохранения РК Алексей Цой 7 июля сообщил о том, что официальная статистика по заболевшим коронавирусной инфекцией основывается только на результатах ПЦР-тестирования. При этом ранее главный государственный санитарный врач РК Айжан Есмагамбетова подтвердила, что у пациентов с пневмонией, болеющих коронавирусом, результат этого теста может быть отрицательным.

За последний месяц в Казахстане резко возросло количество случаев регистрации пневмонии. С начала года оно превысило 98 тыс., причем треть из них (32 724) выявили в июне, что в четыре раза выше, чем за аналогичный период прошлого года.

Проверка больных пневмонией на коронавирус путем ПЦР-исследования мазка из носоглотки показывает отрицательный результат. По состоянию на 7 июля в стационарах находилось 28 тыс. человек с пневмонией и отрицательным результатом на COVID-19. Поэтому для таких пациентов даже ввели специальное понятие – «вероятный случай КВИ». Их лечат противовирусными лекарствами, теми же, что и при коронавирусе.

«При ПЦР-исследовании больных с диагностированной пневмонией в последнее время мы отмечаем, что результат ПЦР бывает отрицательным. Это в принципе допустимо, потому что коронавирусная инфекция из верхних дыхательных путей опускается в нижние, и тогда ПЦР-тест не всегда показывает результат», – сказала Айжан Есмагамбетова.

Чтобы точно определить наличие COVID-19 в организме мазком из носоглотки, нужно проводить анализ в первые дни после заражения, пока вирус еще находится в верхних дыхательных путях. В более поздних случаях определить, была ли пневмония вызвана коронавирусом или нет, можно с помощью ПЦР-исследования мокроты либо биоматериала, взятого из бронхов, но не из носоглотки.

Также связь между пневмонией и коронавирусом можно установить по анализу крови – с помощью экспресс-теста, или электрохемилюминесценции (ЭХЛ). Данные виды исследований, в отличие от ПЦР, не определяют наличие вируса в организме. С их помощью можно выявить наличие антител, то есть иммунитета к инфекции. В ходе исследований определяются два их класса: IgG и IgM. Наличие антител класса М говорит о том, что контакт с вирусом произошел не менее пяти-семи дней назад и болезнь находится в пиковой стадии. Наличие антител класса G говорит о перенесенном заболевании минимум две недели назад.

Экспресс-тестирование на COVID-19 в Казахстане ведется с апреля, ЭХЛ – с июня, но их результаты не учитываются в официальной статистике. По словам Алексея Цоя, статистика основана на количестве официально подтвержденных тестами ПЦР случаев КВИ. Это «золотой стандарт», рекомендованный ВОЗ. При этом 9 июля министр признал, что охват ПЦР-тестами может быть недостаточным.

«Наверняка количество больных больше, чем подтверждено тестами, не каждый был охвачен. Но это не задача для системы здравоохранения – всех протестировать на 100%. Основной акцент делается на имеющих первые признаки заболевания, чтобы здесь оказать помощь, чтобы на этом этапе отреагировать не довести их до тяжелых форм», – сказал он на пресс-конференции в СЦК.

По официальным данным, число зараженных в Казахстане превысило 50 тыс. человек и достигло 53 021, из них 35 137 человек выздоровели, 264 – умерли.

 

 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg