583 просмотра
583 просмотра

Узбекистан получил новые преференции от ЕС

Производители республики смогут экспортировать товары в Евросоюз без таможенных пошлин

Фото: Depositphotos/pixpack

Более чем в два раза – с 3 тыс. до 6,2 тыс. – вырос перечень товаров, которые Узбекистан сможет завозить в ЕС без таможенных пошлин. Поможет ли это Узбекистану нарастить экспорт в Евросоюз?

В апреле Узбекистан стал страной – бенефициаром Всеобщей системы преференций плюс (GSP+). Система дает льготные таможенные тарифы на товары, которые развивающиеся страны завозят в развитые государства. Новый статус позволит узбекским производителям экспортировать свою продукцию в ЕС без таможенных пошлин.

С 2014 года Узбекистан пользовался режимом GSP, позволяющим экспортировать в ЕС 3 тыс. товаров без таможенных пошлин и 3,2 тыс. – по сниженным ставкам. Теперь 6,2 тыс. позиций можно завозить в развитые страны без оплаты пошлин.

По данным портала GSPHub, в 2017 году на преференциальный экспорт Узбекистана пришлось 120 млн евро (при общем экспорте в ЕС – 219 млн евро), в 2018-м – 97 млн евро (168 млн евро), в 2019-м – 94 млн евро (190 млн евро).

Самые крупные товарные категории GSP, по которым поставляла свою продукцию РУз в ЕС, – волокна, ткани из шелка, шерсти и хлопка, изделия из пластмасс, а также продовольствие и сельхозпродукция.

Чтобы стать девятой страной – бенефициаром GSP+ (в список уже входили Армения, Боливия, Кабо-Верде, Кыргызстан, Монголия, Пакистан, Филиппины и Шри-Ланка), Узбекистану пришлось ратифицировать 27 международных конвенций – о правах человека и трудовых правах, защите окружающей среды и климата и надлежащем управлении.

Ташкент и Брюссель надеются, что GSP+ позволит нарастить экспорт из Узбекистана в ЕС, а также увеличить приток инвестиций в республику.

Стимуляция экспорта

Одной из причин принятия РУз в ряды бенефициаров GSP+ заместитель председателя экономической ассамблеи и зампред Ассоциации экспортеров РУз Бобуржон Расулов назвал интерес Брюсселя к реформам, особенно политическим, которые проводятся в Узбекистане.

«Это импонирует ЕС, и таким образом они хотят поддержать нас в строительстве демократии, – добавил он. – Помимо этого Евросоюз заинтересован в экспорте плодоовощной и текстильной продукции из РУз».

Но чтобы получить максимальную выгоду от таможенных преференций, бизнесменам Узбекистана самим нужно проявить активность.

«Наши коммерсанты особо не стараются и не изучают возможности внешнего рынка, не пересматривают маркетинговую политику и не меняют свою продукцию. Некоторые, обладая огромными возможностями, до сих пор дерутся за внутренний рынок, хотя они могли бы экспортировать в соседние Афганистан и Таджикистан», – сказал Расулов.

Он отметил, что у Брюсселя жесткие условия для выхода на рынок. Поэтому всем бизнесменам, кто хочет наладить поставки в ЕС, Расулов посоветовал изучить опыт фирмы Ideal (производит мужские костюмы) и наманганских текстильщиков, которые уже торгуют с Евросоюзом.

Кроме того, Бобуржон Расулов считает, что узбекским экспортерам поможет использование торгового коридора «Север-Юг» – маршрута, который связывает Европу и Индию и проходит через страны Центральной Азии. Узбекистан присоединился к проекту в апреле 2021-го. «На нескольких сухопутных направлениях будут упрощенные таможенные процедуры и движение по нему будет быстрее, чем по морскому пути», – заявил Расулов.

Перевозка по маршруту «Север-Юг» позволит Узбекистану снизить стоимость и время транспортировки в Европу, что важно при экспорте продуктов.

uzbekistan-poluchil-novye-preferencii-ot-es2.jpg

Оседлать эковолну

Присоединение к GSP+ не означает автоматического роста экспорта агропродукции из Узбекистана в ЕС, считает председатель наблюдательного совета Национального сельскохозяйственного кластера Jizakh Organic Сергей Щуров. «Большая часть сельхозпродукции в Узбекистане не подходит по стандартам многих зарубежных стран», – объясняет Щуров.

Однако у узбекской агропродукции есть существенное преимущество – экологичность. Во многих государствах такие товары относятся к премиум-сегменту. Но с выходом на развитые рынки есть проблемы, которые не снимает GSP+: в компаниях не решены вопросы с промышленной и ветеринарной безопасностью, а также с упаковкой. Если бизнесмены исправят ситуацию, они смогут поставлять в ЕС качественные товары под брендом Made in Uzbekistan.

Как отмечает эксперт, Узбекистан первым делом должен обеспечить собственную продовольственную безопасность как основу независимости любого государства.  А уже следующая задача правительства – поддержать местного производителя при выходе на мировые рынки.

«Я не верю в мгновенное соз­дание производства, ориентированного на экспорт. Для начала нужно подтолкнуть потребление среди местного населения и только потом отправлять за рубеж качественно сформированный продукт. Если мы пригласим иностранные компании для создания экопродукта, то уверен: они будут в первую очередь заинтересованы в получении прибыли, чем в развитии местного бренда. Поэтому нужно поддерживать отечественных предпринимателей. Будет чуть медленнее происходить выход на внешние рынки, но в долгосрочной перспективе для страны это будет выгоднее», – сказал он.

Щуров призвал не забывать, что никто не ждет узбекскую продукцию ни на одном рынке. Более того, зарубежные покупатели доверяют уже знакомым брендам крупных корпораций.

«Поэтому все продукты Made in Uzbekistan должны привлекать потребителя и не разочаровывать его. Первое время действительно мы будем теряться на фоне других, нам будет тяжело достучаться до потребителя, – с сожалением отмечает Сергей Щуров, но с оптимизмом добавляет: – В мире растет спрос на сельскохозяйственную продукцию и число тех, кто хочет питаться качественной едой. Поэтому Узбекистан может получить от этого выгоду».

По прогнозам Щурова, экономика Узбекистана в целом и агропром в частности смогут почувствовать положительное влияние GSP+ в течение ближайших 10 лет.

uzbekistan-poluchil-novye-preferencii-ot-es1.jpg

Текстиль на выданье

После присоединения к GSP+ объем экспорта текстиля может составить $142 млн в 2021 году, а к 2025-му – увеличиться до $1,2 млрд. Такие прогнозы делает ассоциация «Узтекстильпром».

В ассоциации считают, что Узбекистан, несмотря на свою относительную близость к ЕС (если сравнивать с Вьетнамом и Бангладеш, которые также поставляют в ЕС текстиль), еще не полностью реализовал свой экспортный потенциал.

Но чтобы реализовать этот потенциал, предприниматели Узбекистана должны сами заявить о себе, ведь на рынке ЕС их никто не ждет. Такого мнения придерживается сооснователь текстильной b2b торговой площадки Uzbtextile.com, брендов Fratelli Casa и Promowear Шохрух Каюмов.

Он также считает, что государство и частный сектор должны проделать огромную работу, чтобы получить выгоду от присоединения к GSP+. Здесь поможет продвижение бренда Made in Uzbekistan по линии посольств РУз в Евросоюзе или организация ярмарок и показ видеороликов о ситуации в стране и в текстильной отрасли.

Кроме того, бизнесмены могут воспользоваться льготами, которые предоставляет Агентство продвижения экспорта при Министерстве инвестиций и внешней торговли РУз. Например, агентство компенсирует 100% расходов, которые несет компания, участвуя в международных тендерах. Если бизнес платит за регистрацию в зарубежных госорганах, то эти расходы ему тоже могут вернуть (но не более $10 тыс. на одну компанию).

«Стоит учитывать, что на рынке ЕС есть свои нюансы, – пре­дупреждает Каюмов. – Многие европейские заказчики не работают с поставщиками напрямую, поэтому текстильщикам нет нужды тратить средства на поездки и переговоры с ними. Компании Евросоюза в основном работают с трейдерами, и предприятиям Узбекистана необходимо сотрудничать с ними, потому что у них есть готовые заказы и процедуры. У заказчиков в ЕС нет времени обучать коммерсантов документообороту и условиям экспорта».

Узбекский текстиль уже несколько лет поставляют в страны ЕС. В прошлом году, к примеру, сумма экспорта составила $74 млн, увеличившись почти на 37% по сравнению с 2019-м ($54,3 млн).

Но это не означает, что любой производитель сможет экспортировать текстиль.

«Необходимо привести условия труда на фабрике к международным стандартам и только потом подавать на сертификацию. Для работы текстильщикам нужны сертификаты – GOTS, BSCI, BCI, ISO, их примерно 10 видов. Срок получения занимает от месяца до года в зависимости от документа, и таких обладателей немного. Сумма затрат на нее доходит до $20 тыс., но она покрывается компенсацией от государства. Предстоит много работы, но в выигрыше будут те, кто сможет быстрее адаптироваться к европейским правилам», – уверен Каюмов.

Стоит отметить, что система таможенных льгот GSP+ не будет действовать вечно. Узбекистан исключат из системы, а его торговые отношения с ЕС будут регламентироваться правилами ВТО, как только республика три года подряд будет входить в число стран с уровнем дохода выше среднего – от $4,1 тыс. до $12,7 тыс. По данным Всемирного банка, РУз может достичь этого уровня к 2030 году. В 2019 году этот показатель в Узбекистане составлял $1,8 тыс.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер