236 просмотров
236 просмотров

Почему металлический токен пока не нужен казахстанским металлургам

«Курсив» рассказывает о промежуточных результатах проекта «Норникеля»

Фото: Depositphotos/macrovector

Крупнейшие металлургические компании в мире пытаются нащупать новый канал продаж – токены, обеспеченные металлами.

Первую эмиссию металлических токенов на постсоветском пространстве провел российский «Норникель». В списке преимуществ этого инструмента, на которые указывали россияне, упрощение доступа инвесторов к торговле данными активами и, как следствие, рост их ликвидности.

«Курсив» рассказывает о промежуточных результатах проекта «Норникеля» с токенами и о том, что о них думает казахстанский бизнес.

Всем по токену

Токены – единицы учета в цифровом балансе с применением технологии блокчейн. В этом токены схожи с криптовалютами, но, строго говоря, они не являются средством платежа, скорее это долевая ценная бумага, запись о транзакции которой зафиксирована в блокчейн-цепочке.

Металлические токены – это разновидность токенов, обеспеченных товаром (Asset-Backed Coin), которые могут выпускать самые разные производители. ABC-токены позволяют превратить товар в финансовый актив, сделки с которым можно осуществлять, не перемещая его физически со склада на склад, при этом необязательно регистрироваться на товарно-сырьевой бирже или работать с брокером.

Рынок металлов (особенно базовых, но также отдельных драгоценных и редкоземельных) до сих пор консервативен. Большая часть контрактов здесь до сих пор бумажная, а не электронная. Проблема не столько в нелюбви металлургов к цифровым технологиям, сколько в плохой совместимости систем документооборота. Металл поставляется напрямую контрагентам или реализуется трейдерам.

Фьючерсы и другие производные финансовые инструменты здесь не получили большого распространения: большая часть торгов – спотовые. Чтобы торговать токенами, необходима инфраструктура – электронная платформа, позволяющая автоматизировать заключение контрактов через блокчейн. Блокчейн позволяет минимизировать риски трансакционных издержек – вся информация о сделке и любое изменение ее параметров записывается без возможности удалить какие-либо данные.

Для непосредственных потребителей металлов торговля через токены позволяет обеспечить большую операционную эффективность (условия сделки не могут корректироваться без их ведома, товар прослеживается). Например, токены «Норникеля» – это стейблкоины, вид криптовалюты, обеспеченный реальным активом – запасами металла, которые будут регулярно аудировать.

Также благодаря привязке к конкретному товару волатильность стейблкоинов меньше – их цена привязана к биржевой стоимости товара.

Инвесторы (в том числе розничные, стоимость входа на рынок для которых минимальна) получают в свои портфели новый актив, позволяющий диверсифицировать вложения, а следовательно, и риск.

Преимущество, которое получают металлурги, развивая торговлю металлическими токенами, – их металл превращается из товарно-материальных запасов на балансе в высоколиквидный актив, что позволяет компании-эмитенту привлекать финансирование на более комфортных условиях. Кроме того, высокая ликвидность позитивно влияет на цену актива.

Именно эти аргументы, вероятно, и подтолкнули «Норникель», одного из крупнейших мировых производителей палладия, никеля, платины и меди, войти на этот рынок. Российские металлурги создали Global Palladium Fund, который выступил эмитентом первых металлических токенов, обеспеченных металлом «Норникеля». Базой стала швейцарская блокчейн-платформа Atomyze, в создание которой инвестировали сами же металлурги.

«Норникель» нацелен довести долю продаж металлов через цифровые транзакции до 20% от всех продаж. По итогам 2020 года суммарные доходы от продаж «Норникеля» составили почти $15 млрд. Если ориентироваться на этот объем, то цель «Норникеля» – реализовать через токены металла на $3 млрд.

Пока первыми клиентами, приобретающими металлические токены, стали партнеры компании Traxys и Umicore – трейдер и производитель продукции из палладия, которые и ранее приобретали этот металл у «Норникеля». Однако ожидания россиян явно связаны с приходом на площадку розничных инвесторов.

Есть примеры использования токенов и металлургами из развитых стран: американская Asia Broadband Inc., которая занимается производством и торговлей металлами на азиатских рынках. В феврале этого года там заявили о скором завершении работы над криптокошельком AABB и золотыми токенами AABB. Последний будет привязан к курсу золота и будет оцениваться как одна десятая грамма этого драгоценного металла. У владельцев токена появится возможность менять золотые токены компании на другие криптовалюты и впоследствии обычные деньги на от дельной криптобирже, которая сейчас находится в разработке.

Активные условия

О планах выпустить токены «Норникель» заявлял еще в феврале 2020 года. Время заняла подготовка площадки и эмиссия. С нынешнего года, после вступления в силу закона «О цифровых финансовых активах», подобные операции возможны и в России. Особенность российского регулирования – выпуск и оборот цифровых активов можно вести только через специализированные организации, требования к которым будет устанавливать Центробанк России.

В случае с Казахстаном правовая база для торговли цифровыми активами существовала и ранее, но только в юрисдикции Международного финансового центра «Астана», что отражено в правилах МФЦА по осуществлению деятельности на рынке. В документах регулятора МФЦА – AFSA – прописано управление механизмом торговли цифровыми активами. Механизм предполагает заключение контрактов по покупке, продаже или обмену цифровых активов на фиатную валюту (обычные деньги) или же обмену на другой цифровой актив.

Мухамедали Абдинаминов, эксперт департамента финансовых технологий Комитета МФЦА по регулированию финансовых услуг, рассказывает, что сейчас сейчас выпуск обеспеченных цифровых активов возможен в регуляторной «песочнице» Fin Tech Lab, где компании могут тестировать финансовые продукты в сфере финтех.

По словам собеседника «Курсива», компании из Великобритании и Мальты «проявили интерес» к получению лицензии на оперирование платформами по обращению цифровых активов. При получении лицензии, говорит Мухамедали Абдинаминов, эти компании планируют предоставлять возможность выпуска обеспеченных цифровых активов.

В юрисдикции самой Республики Казахстан понятие цифровых активов и их разновидности – токенов – появилось лишь летом 2020 года, почти одновременно с Россией: возможность применения новых инструментов прописали в законе «Об информатизации».

Согласно законодательству цифровой актив – это «имущество, созданное в электронно-цифровой форме с применением средств криптографии и компьютерных вычислений». Законодательно цифровые активы в Казахстане поделили на два вида – обеспеченные (ОЦА) и необеспеченные (НЦА). Как раз к первым и относятся токены, поскольку они привязаны к реальным товарам или услугам. К необеспеченным цифровым активам относятся криптовалюты, их оборот на территории Казахстана запрещен.

Осенью 2020 года Министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности РК выпустило «Правила выпуска и оборота обеспеченных цифровых активов». В документе говорится, что токены можно выпускать только на распределенных платформах данных, то есть с использованием блокчейна.

В казахстанской юрисдикции токен, выпущенный компанией – производителем металла, не будет финансовым инструментом. Но фактически это вид имущества, говорит Сергей Путра, координатор по взаимодействию с государственными органами Ассоциации блокчейн и индустрии дата-центров в Казахстане. На специализированных платформах можно будет проводить сделки по покупке и продаже, как и с обычными товарами.

Схожее мнение выражает и старший юрист Egen Gregory Диана Достанова. Собеседник «Курсива» отмечает, что обеспеченные цифровые активы «будут существовать как «цифровая копия» базового актива в цифровом поле». Другими словами, при их выпуске на территории Казахстана предполагается его обеспеченность реальными правами на товар, услугу или иные объекты гражданских прав.

«Таким образом, в рамках законодательства Республики Казахстан предусмотрена возможность выпуска и токенов, обеспеченных реальными, то есть базовыми, активами, такими как разные товары, например, зерно, нефтепродукты и металлы, которые будут предоставлять определенные права на такой товар, являясь новым видом актива, существующим в цифровом поле. В целом, полагаем, токены, «привязанные» к ликвидным товарам, могут свободно приобретаться и отчуждаться, с учетом отдельных нюансов», - отмечает Диана Достанова.

Мы только посмотреть

В Министерстве цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности в ответ на запрос «Курсива» отметили, что обеспеченные цифровые активы как инструмент фьючерсных поставок возможно использовать, например, в сфере финансов, агропромышленном секторе и деятельности сырьевых компаний.

Однако пока казахстанские компании сектора добычи, опрошенные «Курсивом», четких планов по выпуску собственных токенов или оцифровке контрактов не имеют. Часть игроков изучает эту возможность, другие новые инструменты для своей работы не рассматривают.

Например, в горно-металлургической Евразийской группе (ERG) сообщили, что пока не планируют перевод своих поставок на цифровые платформы. «Но мы изучаем этот рынок и все возможные варианты реализации таких планов», – сообщили «Курсиву» в ERG.

В KAZ Minerals, крупной медедобывающей компании, отметили, что сейчас продажи продукции идут традиционным способом и перевод на цифровую платформу в ближайшее время не планируется. Тем не менее «служба снабжения проявляет определенный интерес к этому проекту и вопрос изучается».

В Polymetal, которая занимается добычей золота в Казахстане, также пока не планируют выпуск токенов. В «Казатомпроме», мировом лидере по поставкам урана, объяснили отсутствие планов по переводу поставок на цифровую платформу «особенностями уранового рынка». Однако при достижении в будущем «необходимого уровня развития технологий и рынка» рассмотрение такой возможности в компании не исключили.

Другие производители и экспортеры сырья также не заинтересованы в создании ABC-токенов. В «КазМунайГазе», как и в «Казатомпроме», в ответе на запрос «Курсива» сообщили, что компания сейчас использует «классические методы взаимодействия с потребителями и партнерами». Но после того как будет создана соответствующая IT-инфраструктура и отлажены правовые механизмы, КМГ, как и другие участники рынка, возможно, «будет рассматривать новые для себя возможности».

Одним из препятствий на пути к внедрению токенов может быть высокая концентрация казахстанского экспорта металлов по направлениям. Например, в Китай направляется до 66% всей казахстанской меди и 75% цинка. Наверняка это долгосрочные контракты с крупными контрагентами, где предусмотрены стабильные условия поставок, менять которые не в интересах сторон.

Вход на рынок металлических токенов связан с достаточно серьезным объемом инвестиций в создание площадки. На следующем этапе проблемой будет обеспечить ликвидность, которая и на традиционном фондовом рынке в Казахстане недостаточна. Необходимо будет убедить своих контрагентов, что система работает прозрачно и эффективно и их интересы будут надежно защищены.

Даже если предположить, что казахстанские сырьевики вдруг решат стать эмитентами обеспеченных продукцией токенов, с высокой вероятностью, они выберут уже действующие площадки.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер