902 просмотра

Почему Китай будет снижать финансовую роль Гонконга

Рассказывает руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги

Фото: REUTERS

Все, что происходит вокруг Гонконга – это отражение происходящего в Китае с момента прихода к власти Си Цзиньпина. Интересы национальной безопасности и стабильности режима все больше превалируют над интересами экономического развития. И хотя Гонконг остается очень важным хабом для китайской экономики, тем не менее руководство КНР  не может не реагировать на продолжающиеся там почти год общественные волнения.

Принятие закона было предсказуемым шагом Пекина – в последние несколько лет национальная безопасность является главным приоритетом во внутренней политике. Центральное правительство сейчас готово заплатить экономическую цену –  пожертвовать уникальной ролью Гонконга ради поддержания общественной стабильности.

Объективно говоря, уникальная роль Гонконга с каждым годом снижается. В конце 1980-х КНР сделала ставку в росте ВВП и развития экономики на глобализацию и участие в международном разделении труда с постепенным движением вверх по цепочке добавленной стоимости. Тогда это было бы невозможно без доступа к глобальному капиталу и ноу-хау – в том числе через финансы и торговлю. Для того, чтобы идти в глобальный мир Китаю, нужно было окно. Эту роль играл Гонконг с его глубоким рынком ликвидности, независимым Центробанком, с англосаксонской системой права и независимыми судами, к которым было доверие. Гонконг представлял из себя современный мегаполис, в котором себя свободно чувствовали профессионалы финансового рынка разных национальностей. Иностранцы, которые собирались инвестировать в Китай, приезжали в первую очередь в Гонконг, так как там была экспертиза по внутреннему рынку. В свою очередь китайские компании, желающие совершить первичное публичное предложение акций (IPO) на международных биржах, привлечь деньги иностранных инвесторов, выходили сначала на понятную им гонконгскую биржу. Гонконг успешно играл эту роль на протяжении долгих лет, начиная с передачи его КНР в 1997 году.

Что изменилось в последнее время? Здесь важны три тенденции.

Первая – часть глобальных инвесторов, которые хотели бы инвестировать в Китай, научились работать с материком напрямую. И роль Гонконга как трамплина или посредника начала постепенно снижаться. Многие китайские компании научились напрямую проводить листинг на биржах Нью-Йорка или Лондона. Сейчас, из-за возможных санкций, объявленных президентом США Дональдом Трампом, ситуация с IPO для китайских компаний может измениться, но в любом случае эти внешние инструменты стали для китайцев более доступными и понятными. 

Во-вторых, в Китае к власти в 2012 году пришел Си Цзиньпин, для которого политика в приоритете над экономикой. Экономика должна расти, но безопасность государства стоит во главе угла его внутриполитического курса. Гонконг с его свободным (в отличие от материкового Китая) интернетом, со свободой проводить демонстрации как минимум в каждую годовщину событий на площади Тяньаньмэнь, с его довольно активной оппозицией – представлял определенную угрозу курсу. Поэтому Пекин начал действовать внесудебными мерами, формально не нарушающими особый статус Гонконга, зафиксированный в Основном законе (мини-Конституции Гонконга). Китайцы стали, например, похищать неугодных лиц, перевозя их с Гонконга на материк. Началась точечная эрозия особого статуса. 

Третий момент – это противостояние Китая и США, которое переводит Пекин в режим военной экономики, своего рода «осажденной крепости», где всё уже не только по внутриполитическим, но и по внешнеполитическим причинам подчинено целям укрепления безопасности.

Прошлогодняя попытка принять закон, допускающего экстрадицию не только в материковый Китай, но и в другие страны, столкнулась с консолидированным отпором практически всего общества. Гонконгцы увидели в этом попытку Пекина разрушить основу особого статуса автономии. 

Недовольные опасались и перспективы выдергивания отдельных лиц уже на законных основаниях в Китай – против чего выступили и местные олигархи, и вся та индустрия, которая служит «прачечной» для китайских чиновников. Естественно, Пекин все это не мог оставить без ответа.
  
Сейчас стоит ожидать разработку закона о безопасности, разрешающего китайским силовым органам открывать в Гонконге свои представительства, запрещающего иностранным судьям рассматривать дела, которые затрагивают вопросы национальной безопасности (понятно, что это широко трактуемая категория дел). Нынешнее решение, конечно же, будет ударом по независимости Гонконга и его репутации. Не очень понятно, насколько далеко Пекин пойдёт по пути сворачивания автономии. Однако из известного нам уже очевидно, что это может привести к концу независимого правосудия в Гонконге. 

Непонятно, насколько Пекин готов устанавливать в Гонконге файервол и ограничивать свободу доступа в интернет. Если это произойдет, доверие широкого круга инвесторов будет подорвано. Многие местные и глобальные инвесторы, которые базировали свои операции в Юго-Восточной Азии в Китае – именно в Гонконге – будут переезжать в более безопасные места. Прежде всего в Сингапур. Но опять же, учитывая, что китайское руководство рассматривает текущую ситуацию как предвоенное положение (речь идёт не о классической война с пушками и авианосцами, а санкционной, технологической войне со взаимными ограничениями, через «мягкую силу», пропаганду, шпионаж и попытки подорвать позиции друг друга в технологическом и экономическом соревновании), то здесь жертва Гонконга воспринимается как совершенно оправданная. 

Пекин считает, что еще какое-то время Гонконг будет играть свою роль, пусть и меньшем объеме. А за это время Китай сможет выстроить параллельную систему внутренних финансовых центров – они станут работать на юанецентричную экономическую систему, которая будет охватывать не только Китай, но и сопредельные страны Юго-Восточной Азии и постсоветского пространства – из Пекина видится, что последнее все больше стран будут работать через юань. 

Для этого укрепляется и без того сильный финансовый центр в Шэньчжэне, есть планы развивать финансовый центр на острове Хайнань, есть планы развивать финансовый центр на острове Макао. То есть Китай готовит альтернативы для Гонконга. Конечно, это шаги к трансформации роли города в том виде, в котором мы его знаем. В краткосрочной перспективе о сильном оттоке финансов речи не идёт, но очень многие компании и игроки постараются подстраховаться и часть операций перенести в Сингапур или подготовить почву на случай переезда, что он прошел быстро и безболезненно.

banner_wsj.gif

144 просмотра

Мировые рынки выбираются из кризиса ликвидности

Эксперты прогнозируют восстановление до прежнего уровня в следующем году

Фото: Pixabay

Мировые финансовые рынки больше не испытывают долларового голода. Об этом свидетельствует снижение баланса Федерального резерва США (ФРС) впервые с февраля. По мнению аналитиков, это может говорить о постепенном возвращении рынков к нормальному состоянию после обвала в феврале и марте. При этом по мере стабилизации ситуации на финансовых рынках меры центральных банков по смягчению монетарной политики становятся более точечными. 

 

1111_4.png

США

Когда пандемия коронавируса стала лихорадить рынки в марте, ФРС приняла ряд экстренных мер по смягчению монетарной политики. В частности, регулятор снизил ключевую ставку до 0–0,25% годовых и пообещал выкупить до $750 млрд корпоративных облигаций и на $500 млрд государственных ценных бумаг.

На заседании 10 июня американский регулятор сохранил ключевую ставку на текущем уровне. Как отметили в ФРС, такое решение принято на фоне продолжающегося кризиса здравоохранения, который будет в значительной степени влиять на экономическую активность, занятость и инфляцию в ближайшее время, а также создает значительные риски для экономики в среднесрочной перспективе.

По прогнозам регулятора, ключевая ставка останется на этом уровне по меньшей мере до конца 2022 года.

ФРС в ближайшие месяцы продолжит покупку облигаций Минфина США и ипотечных ценных бумаг в текущем темпе ($80 млрд в месяц) для поддержания кредитования домашних хозяйств и предприятий США. Центробанк также заявил, что будет продолжать предлагать крупномасштабные однодневные обратные РЕПО.

В результате беспрецедентных мер по стимулированию экономики баланс ФРС к середине июня достиг рекордных $7,2 трлн. На прошлой неделе он показал признаки снижения впервые с февраля. Согласно анализу Reuters, основным фактором стало ослабление спроса на доллары. По состоянию на 17 июня баланс валютных свопов ФРС с другими центральными банками упал на $92 млрд (с $444,5 млрд до $352,5 млрд) по сравнению с неделей ранее.

В тандеме с другими признаками ослабления спроса на срочные механизмы поддержки ликвидности ФРС сокращение использования валютных своп-линий может указывать на то, что мировые финансовые рынки возвращаются к почти нормальной ситуации после вспышки коронавируса в феврале и марте, пишет Reuters.

Япония

На 23 июня основной индекс японского фондового рынка Nikkei 225 составлял 22,549 пункта, почти восстановившись до февральских уровней.

Центральный банк Японии, в отличие от других регуляторов, не стал менять свою ключевую ставку, которая уже более четырех лет находится на уровне минус 0,1% годовых. Тем не менее с началом пандемии регулятор увеличил объемы выкупа биржевых индексных фондов (ETF), корпоративных фондов и краткосрочных векселей.

Новейшим стимулом стало введение новой схемы корпоративных займов, которая предусматривает выделение кредитов под 0% тем банкам, которые возьмут на себя предоставление малому и среднему бизнесу беспроцентных и беззалоговых займов по программе правительства. В середине июня японский регулятор увеличил финансирование этой схемы с 75 до 100 трлн иен (почти $940 млрд). 

Европа

Европейский центральный банк (ЕЦБ) 4 июня расширил запущенную в марте программу покупки активов с 750 млрд до 1,35 трлн евро, мотивировав это необходимостью поддержки финансирования реальной экономики. Покупка активов в рамках этой программы будет продолжаться по меньшей мере до конца июня 2021 года, сообщил регулятор.

По словам вице-президента ЕЦБ Луиса де Гиндоса, на это решение повлияли два фактора: ухудшение перспектив инфляции и ужесточение финансовых условий. 

«Восстановление экономики происходит в условиях чрезвычайной неопределенности… Важно, чтобы система оставалась устойчивой, чтобы гарантировать бесперебойную работу финансовых рынков и кредитование компаний и домашних хозяйств», – отметил де Гиндос на финансовом саммите во Франкфурте в понедельник, 22 июня.

Процентные ставки ЕЦБ снова оставил без изменений. По кредитам – на нулевом уровне, по депозитам – минус 0,5%, по маржинальным кредитам – 0,25%.

Банк Англии на заседании 18 июня также оставил ключевую ставку без изменений – на уровне 0,1%. Регулятор будет продолжать покупку гособлигаций и нефинансовых корпоративных бондов в рамках принятой в марте программы на 200 млрд фунтов. Комитет по денежной политике центробанка также проголосовал за повышение ориентира по покупке государственных бондов на 100 млрд, до 745 млрд фунтов (более $931 млрд).

Китай

Народный банк Китая на заседании в понедельник оставил монетарную политику страны без изменений. Годовая ставка по кредитам для первоклассных заемщиков (LPR) осталась на уровне 3,85%, а пятилетняя LPR – на уровне 4,65%. Базовая LPR влияет на стоимость кредитов для корпораций и домохозяйств, а пятилетняя ставка – на ипотечное ценообразование.

Участники рынка ожидают, что Китай продолжит снижать коэффициент достаточности капитала (reserve requirement ratio, RRR). По данным китайского издания ChinaDaily, центробанк может принять такую меру уже на этой неделе для удержания стремящихся вверх межбанковских процентных ставок и кривых доходности по облигациям.

Россия

Банк России в первые два месяца кризиса не принимал мер по смягчению монетарной политики, ограничившись инструментами по поддержке краткосрочной ликвидности.

В конце апреля российский регулятор все же снизил ключевую ставку с 6 до 5,5% на фоне обвала цен на нефть и ухудшения экономических прогнозов из-за пандемии. Тогда же Банк России обновил свой экономический прогноз. Ожидается, что ВВП России в этом году снизится на 4–6%.

19 июня совет директоров центробанка принял решение снизить ставку до 4,5%. Регулятор объяснил свое решение уменьшением рисков для финансовой стабильности и снижением инфляционных ожиданий населения и бизнеса. Банк России решил понизить ставку, чтобы не допустить снижения инфляции за пределы цели в 4% в 2021 году, пояснил регулятор.

Украина

Национальный банк Украины (НБУ) 24 апреля снизил учетную ставку с 10 до 8%, а 11 июня – до 6%, самого низкого уровня в истории страны. Как отмечается в сообщении регулятора, потребительский и инвесторский спрос, скорее всего, останется низким дольше, чем прогнозировалось ранее. Это приведет к тому, что экономика Украины сократится больше, чем ожидалось, что в свою очередь требует продолжения смягчения монетарной политики, говорится в сообщении центробанка.

НБУ особенно активно снижал учетную ставку в 2020 году – с 13,5 до 6%, рассказал «Курсиву» инвестиционный аналитик ООО «Фридом Финанс Украина» Денис Белый. 

«На фоне того, что ранее регулятор прогнозировал уровень 7% на конец 2020 года, такое сильное снижение говорит о чрезмерном отклонении таргета инфляции в сторону дефляции. Поскольку текущая инфляция составляет 1,7% (при таргете 5%), НБУ будет продолжать политику дешевого рефинансирования для банков с целью снизить ставки по кредитным ресурсам и запустить, таким образом, экономику после кризиса», – ожидает аналитик.

Ситуация выглядит так, что ставки на рынке будут снижаться до конца года.

«Таргет по ставке НБУ рассматриваем на уровне 5,5% на конец 2020 года», – добавил Белый.

Вместе с тем эксперт ожидает стремительного роста потребления уже в начале 2021 года и возврата ставки к уровню 7%. «Не способствует оптимизму плавное снижение доли нерезидентов в государственных бумагах, а также реинвестиции их купонов в короткие долговые бумаги», – отметил аналитик.

«После снижения до 6% базовой ставки банки значительно улучшили свои финансовые показатели, снизив стоимость фондирования и зафиксировав положительную переоценку от портфеля ОВГЗ из-за изменения кривой доходности. Более того, НБ Украины разработал и проводит периодичный мониторинг программы кредитования реального сектора экономики 5–7–9. Это ставки рефинансирования заемщиков малого и среднего бизнеса в зависимости от градации и определенных НБУ критериев», – пояснил «Курсиву» советник председателя правления АО «Sky Bank» (Украина) Тимур Агдавлетов.

По его данным, физические лица начали проявлять интерес к покупке ОВГЗ даже после изменения кривой доходности, так как они торгуются с доходностью 9–11% и купон не облагается 18% НДФЛ, а это намного выгоднее классических банковских, облагаемых налогом НДФЛ, депозитов под 6–8%.

«Считаю, что весна – лето – это лучшее время стимулировать рост экономики страны путем снижения стоимости гривны, так как основной доход бюджета Украины – это экспорт сельскохозяйственных товаров. Валютная выручка увеличит предложение долларовой массы на площадках валютных бирж страны, что сдержит ослабление гривны при низкой ставке, а может, даже укрепит», – добавил Агдавлетов. 

Казахстан

Нацбанк Казахстана с апреля не менял свою базовую ставку, которая составляет 9,5% годовых с процентным коридором ±2 процентных пункта.
По словам главы Нацбанка Ерболата Досаева, дальнейшее снижение базовой ставки будет иметь негативные последствия для экономики в долгосрочной перспективе.

«Текущий уровень базовой ставки в реальном выражении, то есть за минусом фактической годовой инфляции (6,8% – по итогам апреля), уже ниже равновесного нейтрального уровня в 3–3,5%. А с учетом пересмотренного прогноза по инфляции до 9–11% по итогам текущего года реальная базовая ставка может сложиться еще ниже, вплоть до нулевого значения», – говорилось в ответе Досаева на апрельский запрос депутатов мажилиса, призвавших Нацбанк снизить базовую ставку, чтобы запустить кредитование экономики под 3–4%.

Нацбанк Казахстана в июле сохранит ставку неизменной, на уровне 9,5%, ожидает экономист «Ренессанс Капитал» по России и СНГ Софья Донец.

«Несмотря на то что в июньском пресс-релизе Нацбанк упомянул возможность смягчения, мы полагаем, что реализовывать этот потенциал он пока не будет», – сказала она «Курсиву».

Инфляция в Казахстане, в отличие от многих соседей по региону СНГ, остается на повышенном уровне – 6,7% в мае, выше цели 4–6%.

«При этом давление на цены со стороны произошедшего ослаб­ления тенге еще не полностью реализовалось, мы полагаем, а вот потенциал восстановления экономической активности и спроса уже обозначился», – отметила Донец.

По ее словам, Казахстан показывает один из лучших результатов с точки зрения устойчивости к текущему кризису: спад экономики в апреле и мае остался в зоне однозначных значений, а деловые настроения по индексу деловой активности (PMI) в мае уже вернулись в зону роста – выше нейтрального уровня 50.

«Восстановление будет поддерживаться и значительным бюджетным стимулом, что делает оправданным сохранение более нейтральной направленности денежно-кредитной политики», – считает Донец.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg