210 просмотров

Миру прогнозируют падение прямых иностранных инвестиций на 40%

Пандемия и изоляция тормозят реализацию инвестпроектов

Фото: Shutterstock.com

Стагнация иностранных инвестиций станет главным трендом мировой экономики ближайших двух лет. Уменьшение инвестируемых активов на $540 миллиардов будет самым масштабным за последнюю пятилетку. Казахстан, который и так имеет отрицательную динамику по вливанию иностранного капитала, в 2020–2021 годах сможет рассчитывать на гораздо более скудный приток финансов извне. 

В эпицентре кризиса

Конференция ООН по торговле и развитию (UNCTAD) опубликовала доклад «О мировых инвестициях-2020». В документе обобщены данные о динамике притока чистых прямых иностранных инвестиций (ПИИ) за последние пять лет и прогнозы до 2022 года. 

По информации аналитиков UNCTAD, объем глобальных ПИИ по итогам 2020 и 2021 годов упадет на 40%, или с $1,5 трлн до $1 трлн. Еще в марте в своих отчетах специалисты приводили иные цифры – минус 5–15%. Пандемия и карантин внесли коррективы. 

Новые прогнозы были сделаны на основе последних исследований более пяти тысяч транснациональных компаний (ТНК), на долю которых приходится большая часть мировых инвестиционных потоков. Ожидаемая выручка данных корпораций в ближайшие два года пересмотрена в сторону понижения на 40%. А ведь именно реинвестированная прибыль является основой для новых вложений.

Падение объемов инвестирования почти вполовину – это фактически откат к показателям 15-летней давности, когда мировой рынок ПИИ был равен $1 трлн. Отскок и положительную динамику специалисты международной организации прогнозируют только через два года, но полагают, что рост будет медленным.

«Пандемия стала шоком для рынка инвестиций. Строгая изоляция во многих странах существенно замедлила реализацию существующих инвестпроектов. А перспектива глубокой экономической рецессии в будущем может привести к переоценке новых планов транснациональных корпораций», – говорится в докладе ООН.

Мировая статистика показывает, что в I квартале 2020 года значительно сократилось число трансграничных слияний и поглощений (минус 53% к аналогичным показателям 2019 года). Прогнозы неутешительны для большинства развитых стран: потоки инвестиций в Европу станут скуднее на 30–45%, в США – на 35%.

Актуальные объемы

Страны с переходной экономикой, к которым относится и Казахстан, по прогнозам аналитиков, пострадают так же сильно, как и развитые государства. Причины – уязвимость сырьевого сектора, перебои в цепочке поставок, глобальные проблемы в диверсификации экономик.

ПИИ в развивающиеся страны Азии сократятся в среднем на 38%. В проектах, основанных на природных ресурсах, перспективы пересматриваются в сторону понижения. Если в 2019 году государства с переходной экономикой получили извне $55 млрд, то в 2020–2021 годах сумма чистых ПИИ для них сократится до $30–40 млрд.

Согласно рэнкингу стран с переходной экономикой, составленному экспертами UNCTAD, Казахстан занимает третье место по объему привлеченных в 2019 году чистых прямых инвестиций. Однако по динамике притока страна находится в аутсайдерах – минус 17% за год.

Если проанализировать данные за последние шесть лет, то можно увидеть отрицательную тенденцию поступления чистых ПИИ третий год подряд. Если в 2013 году Казахстан получил из других стран $10,3 млрд, то спустя шесть лет этот показатель снизился в три раза, до $3,1 млрд. При прогнозном снижении зарубежного финансирования на 38% сумма поступившего за 2020 год иностранного капитала будет равна $1,17 млрд.

По статистике Нацбанка РК, в прошлом году в Казахстан поступило $6,5 млрд в виде чистых ПИИ от иностранных инвесторов из 49 государств. 66% доли в зарубежных инвестициях родом из США. Отток иностранного капитала из страны за 2019 год составил $3,4 млрд. Деньги были переведены на счета в Гонконг, Нидерланды, Швецию, Китай, Великобританию и другие страны. Разница между притоком и оттоком составила $3,1 млрд.

В отраслевой структуре чистых прямых инвестиций в Казахстан на первом месте – добыча сырой нефти и природного газа ($4,8 млрд), на втором – оптовая и розничная торговля ($694 млн), на третьем – металлургическая промышленность ($648 млн).

Стоит сделать ремарку: цифры, которые чаще всего фигурируют в казахстанских официальных источниках информации, относятся к валовым прямым инвестициям, а они в 2019 году в Казахстане составили $24,1 млрд (минус 0,5% за последний год). Это сумма, которая была потрачена на то, чтобы произвести какие-либо товары в стране-получателе. В то время как международные источники оперируют понятием «чистые прямые инвестиции, исключающие затраты по амортизации». Данный индикатор более информативен: он говорит о реальном увеличении производственных активов.

осипова копия_1-1.jpg

Перестройка системы

Аналитики UNCTAD отмечают, что реальная, а не прогнозная сумма иностранного капитала будет зависеть от индивидуального развития инвестиционной политики каждой страны. Учитывая отрицательные тенденции последних лет, более 50 государств уже приняли меры для того, чтобы улучшить инвестклимат и смягчить негативные воздействия на зарубежный капитал. В то же время некоторые страны, наоборот, ввели более жесткий отбор инвестпроектов в стратегические отрасли, чтобы не допустить поглощений.

Перетоки средств, высокая конкуренция за ПИИ могут существенно повлиять на международное производство. Для многих стран трансформация в постпандемическую эпоху принесет как новые проблемы, так и новые возможности. Ключевыми направлениями развития станут: автоматизация с использованием робототехники, расширение цифровизации цепочки поставок и аддитивное производство (с использованием передовых технологий по принципу 3D).

Другими словами, инвесторы пойдут туда, где будет выгодно использовать в производстве высокие технологии ради экономии затрат на рабочую силу, диверсифицировать цепочки поставок для устойчивости. Эти тенденции должны стать ответом на кризис COVID-19.

По словам заместителя директора UNCTAD по инвестициям и предпринимательству Джеймса Жана, приведенным в докладе международной организации, «новый сценарий, вероятно, также предполагает переориентацию стратегий развития на привлечение инвестиций в создание производственной инфраструктуры и развитие услуг, зеленую и голубую экономики».

Составители отчета считают, что ориентированность инвестиций на цифровизацию и экологичность приведут к необходимости реиндустриализации. Странам, которые хотят привлекать больше иностранного капитала, придется преодолеть технологическое отставание своих производств, и в первую очередь это касается обрабатывающей промышленности.

banner_wsj.gif

225 просмотров

Помните ситуацию с Брекзитом? COVID-19 только что все изменил

В мире после пандемии внутриполитическая повестка может оказаться более важной, чем торговые сделки

Протестующие против Брекзита в 2017 году. Фото: Tolga Akmen / Agence France-Presse / Getty Images

Из-за COVID-19 инвесторы забыли о Брекзите, и для этого были свои причины. Однако британская экономика стоит того, чтобы за ней внимательно наблюдать, поскольку в мире, где глобализация скоро достигнет своего пика, она может стать примером.

Хотя Великобритания покинула Евросоюз еще в январе, она остается участником единого рынка и таможенного союза ЕС до конца текущего года. На прошлой неделе премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и представители ЕС договорились не продлевать текущий переходный период – это означает, что любые торговые соглашения на следующий год необходимо обсудить до 31 октября.

Эти сроки были сжатыми еще до того, как мир охватила пандемия коронавируса. Теперь же, когда переговоры по видеосвязи оказались малопродуктивными, велик риск того, что сделки не будет вообще. Курс фунта стерлингов по отношению к евро с начала года уже упал на 6% и впереди у него еще несколько сложных месяцев.

pomnite-situaciyu-s-brekzitom-covid-19-tolko-chto-vse-izmenil.png

Между тем, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), из-за COVID-19 в текущем году спад объема производства в Великобритании может достигнуть 14%. Послужит ли это дополнительным стимулом для заключения сделки, которая помогла бы Великобритании сохранить существующие связи с ЕС, или наоборот, позволит евроскептику Джонсону еще более активно проводить свой курс – этот вопрос остается открытым. Из-за пандемии в стране были исчерпаны запасы различных товаров, в первую очередь медицинских препаратов, которыми британские компании запаслись на случай выхода из ЕС без сделки.

pomnite-situaciyu-s-brekzitom-covid-19-tolko-chto-vse-izmenil1.png

Как бы то ни было, долгосрочным инвесторам не стоит принимать решение об инвестициях в Великобританию исходя из вида сделки, которая будет достигнута в этом году, в особенности потому, что лучшее, на что они могут рассчитывать – это, вероятно, очень простое торговое соглашение. Вместо этого инвесторам следует обратить внимание на внутреннюю политику Великобритании, поскольку в условиях COVID-19 у правительств появилось больше полномочий для влияния на экономику.

Фискальная политика играет огромную роль в смягчении экономического ущерба от введения карантинных мер. Согласно оценкам финансового холдинга UBS, предпринятые Великобританией меры фискального стимулирования относительно объема производства, скорректированного с учетом циклических колебаний, по своему масштабу значительно превосходят все соседние страны. Возможность полагаться на финансовую мощь такого рода может иметь огромное значение в процессе восстановления после пандемии, особенно в период, когда все больше европейских правительств выступают за поддержку лидеров промышленного производства.

pomnite-situaciyu-s-brekzitom-covid-19-tolko-chto-vse-izmenil2.png

Долгое время Казначейство Ее Величества избегало участия в выработке производственной стратегии, однако времена меняются. Ведомство уже разработало планы по спасению стратегически важных компаний страны, хотя на данный момент это остается краткосрочными мерами реагирования.

Пандемия и политическое противодействие глобализации также могут побудить еще больше компаний к тому, чтобы перенести цепочки поставок ближе к дому. В частности, фармацевтические компании во время текущего кризиса оказались слишком зависимы от китайского сырья. Согласно исследованию Уорикского университета, близость к научно-исследовательским центрам (которые, как правило, сосредоточены в Великобритании) – это одна из главных причин, по которой некоторые ключевые отрасли возвращают производство из-за рубежа.

В конечном итоге эта тенденция может нивелировать относительную важность разрыва Великобритании и ЕС и усилить значение британской внутренней политики для компенсации проблем, вызванных Брекзитом. К примеру, в автомобильном секторе, который, как считается, понесет наибольшие потери в случае разрыва торговых отношений, переход на электромобили может потребовать значительного государственного финансирования, и Великобритания способна его предоставить. Так, несмотря на Брекзит, японский автопроизводитель Nissan в прошлом месяце решил сократить производственные мощности в Европе путем закрытия завода в Испании, а не в Великобритании.

Конечно, существует и обратная сторона медали: велика вероятность того, что британские власти не сумеют оправдать ожидания, например в отношении финансирования восстановления экономики или принятия верных решений. Однако в любом случае в мире после коронавируса следить нужно будет за внутренней политикой Великобритании, а не за ее торговыми сделками с ЕС.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg