bavaria_x6_1200x120.gif

712 просмотров

Холодная война с Китаем дорого обойдется США

Разводы бывают хлопотными и бьют по карману, и конфликт Китая и США в этом смысле не отличается

Фото: Aly Song / Reuters

После пандемии и агрессивных действий Пекина в Гонконге на Западе все громче звучат голоса, призывающие к разрыву экономических связей с Китаем.

В мае президент Трамп не исключил вариант «полного разрыва всех отношений», в то время как политики во Франции и Австралии выразили глубокую озабоченность. По данным агентства Reuters, США рассматривают возможность создания «фонда решоринга» на сумму $25 млрд и уже начали усиливать кампанию против главного технологического игрока из Китая – компании Huawei. Официальный Вашингтон также нацелился на американо-китайский обмен человеческими ресурсами, замедлив процесс выдачи разрешений (либо вообще отменив их) для студентов и инженеров, надеявшихся получить работу в американских технологических компаниях или обучаться в местных университетах.

Огромный рынок Китая сложно игнорировать: по данным исследовательской компании Rhodium Group, прямые инвестиции из США начиная с 2012 года находились на стабильном уровне – в районе $15 млрд ежегодно. Однако и степень разобщенности теперь вполне очевидна, поскольку геополитическое, технологическое и идеологическое противоборство уже становится самоцелью.

Потери будут существенными для обеих сторон, ведь зависимость США от Китая выражается не только в закупках масок или в iPhone. Китайские компании являются крупнейшими покупателями американских высоких технологий, а студенты из этой страны помогают обеспечивать финансирование американских университетов, компенсируя, таким образом, десятилетия недостаточного финансирования в фундаментальную науку и математическое образование.

holodnaya-vojna-s-kitaem-dorogo-obojdetsya-ssha1.jpg

Если обратить внимание на деятельность университетов в США, то становится понятно, что, несмотря на слабое финансирование исследований со стороны федерального бюджета, они сохранили свою ведущую роль в научных инновациях. Одна из причин этого – огромный и постоянно растущий спрос на дорогостоящее обучение в США со стороны студентов из других стран. Наибольший приток обеспечивают китайские студенты – они составляют почти треть от общего числа всех иностранных студентов. В 2017 году на образование в США и связанные с этим расходы они потратили $13,9 млрд. По данным некоммерческой организации Pew Charitable Trusts, это примерно в полтора раза больше, чем общее федеральное финансирование университетов, которое они получили в том же году. Непропорционально большая доля этих студентов изучает науки и устраивается на работу в американские технологические компании, что помогает им снизить свои расходы на заработную плату.

Тем временем в самом Китае армия низкооплачиваемых работников в городе Чжэнчжоу, также известном как iPhone City, и других производственных центрах помогают Apple выпускать эти устройства настолько быстро, что потребуется всего неделя, чтобы удовлетворить глобальный спрос. Это высвобождает больше финансовых средств для R&D. Ближайший конкурент, Samsung, который самостоятельно производит большую часть своей продукции, за последние пять лет в среднем нуждался в 60 днях, чтобы удовлетворить потребности глобального рынка. Более глубокая интеграция США с Вьетнамом, Тайванем или Мексикой способна помочь диверсифицировать цепочки поставок, но маловероятно, что она сможет повторить тот эффект масштаба, который возможен в материковом Китае.

holodnaya-vojna-s-kitaem-dorogo-obojdetsya-ssha3.jpg

Если взглянуть на американские расходы на R&D в целом (они уже многие годы стабильно составляют 2,5% от ВВП), то их структура изменилась кардинально. В 70-е и 80-е годы ХХ века федеральное правительство в среднем расходовало на эти цели 1,2% от ВВП. Теперь оно тратит около 0,7%. Это снижение сумел компенсировать частный американский сектор. Интеграция с Китаем, с его огромной и дешевой рабочей силой и неутолимым аппетитом к американскому высшему образованию и микрочипам, важная тому причина.

Ограничения на продажу американских технологий китайским фирмам, возможно, затормозят прогресс КНР, однако это также негативно отразится и на самой Америке, особенно если Китай просто найдет поставщика где-нибудь в другом месте. Тем временем КНР неуклонно наращивает расходы на R&D. Эти инвестиции, которые на рубеже тысячелетия составляли лишь $10 млрд, к 2018 году выросли до почти $300 млрд (2,2% от ВВП), что является вторым показателем в мире после, собственно, США. Дальнейшее ухудшение отношений между Китаем и США неизбежно замедлит технологическое развитие КНР. Однако, учитывая то, как быстро китайские инвестиции достигли по объему уровень США, маловероятно, что разрыв отношений подорвет их полностью.

Впрочем, ничто из этого не говорит о том, что опасения США по вопросам безопасности необоснованные. Закупать важное сетевое оборудование у вероятного противника, наверное, было бы не очень мудро. Сотрудничество в области исследований по темам, напрямую связанным с вопросами безопасности, должно подлежать строгому контролю, равно как и критически важные медицинские товары должны производиться как можно ближе к границам собственной страны.

holodnaya-vojna-s-kitaem-dorogo-obojdetsya-ssha2.jpg

Однако ярые сторонники безопасности США должны знать, что широкомасштабная кампания по разрыву цепочек поставок и связей в области образования между двумя странами дорого обойдется США и негативно отразится на их собственной конкурентоспособности. В случае, если «прерывание связей» продолжится, для компенсирования образовавшегося пробела потребуется значительное увеличение финансирования фундаментальных исследований, а также науки и математического образования в США из федерального бюджета. Вероятно, это повлечет рост налогов и более мягкую иммиграционную политику для талантливых людей из Индии и других стран, с целью компенсировать вероятную «утечку мозгов» обратно в Китай. И наконец, американские потребители должны быть готовы платить больше за роскошь быть в безопасности и за более диверсифицированные цепочки поставок.

Долгое время США были глобальным локомотивом в области технологий и экономики. Вероятно, страна сумеет сохранить этот статус даже с более слабыми связями между собой и растущим конкурентом, однако это возможно лишь в том случае, если американцы и правительство страны готовы платить по счетам и пойдут на более глубокую интеграцию с друзьями и союзниками США.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

Мировые рынки выбираются из кризиса ликвидности

Эксперты прогнозируют восстановление до прежнего уровня в следующем году

Фото: Pixabay

Мировые финансовые рынки больше не испытывают долларового голода. Об этом свидетельствует снижение баланса Федерального резерва США (ФРС) впервые с февраля. По мнению аналитиков, это может говорить о постепенном возвращении рынков к нормальному состоянию после обвала в феврале и марте. При этом по мере стабилизации ситуации на финансовых рынках меры центральных банков по смягчению монетарной политики становятся более точечными. 

 

1111_4.png

США

Когда пандемия коронавируса стала лихорадить рынки в марте, ФРС приняла ряд экстренных мер по смягчению монетарной политики. В частности, регулятор снизил ключевую ставку до 0–0,25% годовых и пообещал выкупить до $750 млрд корпоративных облигаций и на $500 млрд государственных ценных бумаг.

На заседании 10 июня американский регулятор сохранил ключевую ставку на текущем уровне. Как отметили в ФРС, такое решение принято на фоне продолжающегося кризиса здравоохранения, который будет в значительной степени влиять на экономическую активность, занятость и инфляцию в ближайшее время, а также создает значительные риски для экономики в среднесрочной перспективе.

По прогнозам регулятора, ключевая ставка останется на этом уровне по меньшей мере до конца 2022 года.

ФРС в ближайшие месяцы продолжит покупку облигаций Минфина США и ипотечных ценных бумаг в текущем темпе ($80 млрд в месяц) для поддержания кредитования домашних хозяйств и предприятий США. Центробанк также заявил, что будет продолжать предлагать крупномасштабные однодневные обратные РЕПО.

В результате беспрецедентных мер по стимулированию экономики баланс ФРС к середине июня достиг рекордных $7,2 трлн. На прошлой неделе он показал признаки снижения впервые с февраля. Согласно анализу Reuters, основным фактором стало ослабление спроса на доллары. По состоянию на 17 июня баланс валютных свопов ФРС с другими центральными банками упал на $92 млрд (с $444,5 млрд до $352,5 млрд) по сравнению с неделей ранее.

В тандеме с другими признаками ослабления спроса на срочные механизмы поддержки ликвидности ФРС сокращение использования валютных своп-линий может указывать на то, что мировые финансовые рынки возвращаются к почти нормальной ситуации после вспышки коронавируса в феврале и марте, пишет Reuters.

Япония

На 23 июня основной индекс японского фондового рынка Nikkei 225 составлял 22,549 пункта, почти восстановившись до февральских уровней.

Центральный банк Японии, в отличие от других регуляторов, не стал менять свою ключевую ставку, которая уже более четырех лет находится на уровне минус 0,1% годовых. Тем не менее с началом пандемии регулятор увеличил объемы выкупа биржевых индексных фондов (ETF), корпоративных фондов и краткосрочных векселей.

Новейшим стимулом стало введение новой схемы корпоративных займов, которая предусматривает выделение кредитов под 0% тем банкам, которые возьмут на себя предоставление малому и среднему бизнесу беспроцентных и беззалоговых займов по программе правительства. В середине июня японский регулятор увеличил финансирование этой схемы с 75 до 100 трлн иен (почти $940 млрд). 

Европа

Европейский центральный банк (ЕЦБ) 4 июня расширил запущенную в марте программу покупки активов с 750 млрд до 1,35 трлн евро, мотивировав это необходимостью поддержки финансирования реальной экономики. Покупка активов в рамках этой программы будет продолжаться по меньшей мере до конца июня 2021 года, сообщил регулятор.

По словам вице-президента ЕЦБ Луиса де Гиндоса, на это решение повлияли два фактора: ухудшение перспектив инфляции и ужесточение финансовых условий. 

«Восстановление экономики происходит в условиях чрезвычайной неопределенности… Важно, чтобы система оставалась устойчивой, чтобы гарантировать бесперебойную работу финансовых рынков и кредитование компаний и домашних хозяйств», – отметил де Гиндос на финансовом саммите во Франкфурте в понедельник, 22 июня.

Процентные ставки ЕЦБ снова оставил без изменений. По кредитам – на нулевом уровне, по депозитам – минус 0,5%, по маржинальным кредитам – 0,25%.

Банк Англии на заседании 18 июня также оставил ключевую ставку без изменений – на уровне 0,1%. Регулятор будет продолжать покупку гособлигаций и нефинансовых корпоративных бондов в рамках принятой в марте программы на 200 млрд фунтов. Комитет по денежной политике центробанка также проголосовал за повышение ориентира по покупке государственных бондов на 100 млрд, до 745 млрд фунтов (более $931 млрд).

Китай

Народный банк Китая на заседании в понедельник оставил монетарную политику страны без изменений. Годовая ставка по кредитам для первоклассных заемщиков (LPR) осталась на уровне 3,85%, а пятилетняя LPR – на уровне 4,65%. Базовая LPR влияет на стоимость кредитов для корпораций и домохозяйств, а пятилетняя ставка – на ипотечное ценообразование.

Участники рынка ожидают, что Китай продолжит снижать коэффициент достаточности капитала (reserve requirement ratio, RRR). По данным китайского издания ChinaDaily, центробанк может принять такую меру уже на этой неделе для удержания стремящихся вверх межбанковских процентных ставок и кривых доходности по облигациям.

Россия

Банк России в первые два месяца кризиса не принимал мер по смягчению монетарной политики, ограничившись инструментами по поддержке краткосрочной ликвидности.

В конце апреля российский регулятор все же снизил ключевую ставку с 6 до 5,5% на фоне обвала цен на нефть и ухудшения экономических прогнозов из-за пандемии. Тогда же Банк России обновил свой экономический прогноз. Ожидается, что ВВП России в этом году снизится на 4–6%.

19 июня совет директоров центробанка принял решение снизить ставку до 4,5%. Регулятор объяснил свое решение уменьшением рисков для финансовой стабильности и снижением инфляционных ожиданий населения и бизнеса. Банк России решил понизить ставку, чтобы не допустить снижения инфляции за пределы цели в 4% в 2021 году, пояснил регулятор.

Украина

Национальный банк Украины (НБУ) 24 апреля снизил учетную ставку с 10 до 8%, а 11 июня – до 6%, самого низкого уровня в истории страны. Как отмечается в сообщении регулятора, потребительский и инвесторский спрос, скорее всего, останется низким дольше, чем прогнозировалось ранее. Это приведет к тому, что экономика Украины сократится больше, чем ожидалось, что в свою очередь требует продолжения смягчения монетарной политики, говорится в сообщении центробанка.

НБУ особенно активно снижал учетную ставку в 2020 году – с 13,5 до 6%, рассказал «Курсиву» инвестиционный аналитик ООО «Фридом Финанс Украина» Денис Белый. 

«На фоне того, что ранее регулятор прогнозировал уровень 7% на конец 2020 года, такое сильное снижение говорит о чрезмерном отклонении таргета инфляции в сторону дефляции. Поскольку текущая инфляция составляет 1,7% (при таргете 5%), НБУ будет продолжать политику дешевого рефинансирования для банков с целью снизить ставки по кредитным ресурсам и запустить, таким образом, экономику после кризиса», – ожидает аналитик.

Ситуация выглядит так, что ставки на рынке будут снижаться до конца года.

«Таргет по ставке НБУ рассматриваем на уровне 5,5% на конец 2020 года», – добавил Белый.

Вместе с тем эксперт ожидает стремительного роста потребления уже в начале 2021 года и возврата ставки к уровню 7%. «Не способствует оптимизму плавное снижение доли нерезидентов в государственных бумагах, а также реинвестиции их купонов в короткие долговые бумаги», – отметил аналитик.

«После снижения до 6% базовой ставки банки значительно улучшили свои финансовые показатели, снизив стоимость фондирования и зафиксировав положительную переоценку от портфеля ОВГЗ из-за изменения кривой доходности. Более того, НБ Украины разработал и проводит периодичный мониторинг программы кредитования реального сектора экономики 5–7–9. Это ставки рефинансирования заемщиков малого и среднего бизнеса в зависимости от градации и определенных НБУ критериев», – пояснил «Курсиву» советник председателя правления АО «Sky Bank» (Украина) Тимур Агдавлетов.

По его данным, физические лица начали проявлять интерес к покупке ОВГЗ даже после изменения кривой доходности, так как они торгуются с доходностью 9–11% и купон не облагается 18% НДФЛ, а это намного выгоднее классических банковских, облагаемых налогом НДФЛ, депозитов под 6–8%.

«Считаю, что весна – лето – это лучшее время стимулировать рост экономики страны путем снижения стоимости гривны, так как основной доход бюджета Украины – это экспорт сельскохозяйственных товаров. Валютная выручка увеличит предложение долларовой массы на площадках валютных бирж страны, что сдержит ослабление гривны при низкой ставке, а может, даже укрепит», – добавил Агдавлетов. 

Казахстан

Нацбанк Казахстана с апреля не менял свою базовую ставку, которая составляет 9,5% годовых с процентным коридором ±2 процентных пункта.
По словам главы Нацбанка Ерболата Досаева, дальнейшее снижение базовой ставки будет иметь негативные последствия для экономики в долгосрочной перспективе.

«Текущий уровень базовой ставки в реальном выражении, то есть за минусом фактической годовой инфляции (6,8% – по итогам апреля), уже ниже равновесного нейтрального уровня в 3–3,5%. А с учетом пересмотренного прогноза по инфляции до 9–11% по итогам текущего года реальная базовая ставка может сложиться еще ниже, вплоть до нулевого значения», – говорилось в ответе Досаева на апрельский запрос депутатов мажилиса, призвавших Нацбанк снизить базовую ставку, чтобы запустить кредитование экономики под 3–4%.

Нацбанк Казахстана в июле сохранит ставку неизменной, на уровне 9,5%, ожидает экономист «Ренессанс Капитал» по России и СНГ Софья Донец.

«Несмотря на то что в июньском пресс-релизе Нацбанк упомянул возможность смягчения, мы полагаем, что реализовывать этот потенциал он пока не будет», – сказала она «Курсиву».

Инфляция в Казахстане, в отличие от многих соседей по региону СНГ, остается на повышенном уровне – 6,7% в мае, выше цели 4–6%.

«При этом давление на цены со стороны произошедшего ослаб­ления тенге еще не полностью реализовалось, мы полагаем, а вот потенциал восстановления экономической активности и спроса уже обозначился», – отметила Донец.

По ее словам, Казахстан показывает один из лучших результатов с точки зрения устойчивости к текущему кризису: спад экономики в апреле и мае остался в зоне однозначных значений, а деловые настроения по индексу деловой активности (PMI) в мае уже вернулись в зону роста – выше нейтрального уровня 50.

«Восстановление будет поддерживаться и значительным бюджетным стимулом, что делает оправданным сохранение более нейтральной направленности денежно-кредитной политики», – считает Донец.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер