945 просмотров

Как ФРС стимулирует экономику в условиях кризиса

Американский регулятор впервые в истории начал скупать корпоративные долговые ETF

Фото: Shutterstock/iQoncept

Федеральная резервная система США спустя полтора месяца после анонса приступила к покупке фондов корпоративных облигаций, торгуемых на бирже (ETF). «Курсив» расспросил экспертов, какие цели преследует регулятор.

Об официальном запуске программы Федрезерв объявил 11 мая. Регулятор сообщил, что будет скупать биржевые ETF, которые вкладывают как в инвестиционные бумаги, так и в высокодоходные долги и следуют за динамикой рынка корпоративных облигаций.

ETF (Exchange Traded Fund) – это индексный фонд, акции которого обращаются на бирже. В отличие от индексного ПИФа, с акциями ETF можно производить все операции, которые доступны для обыкновенных акций в биржевой торговле.

Игра на опережение

В связи с пандемией бизнес-активность в США резко пошла на спад, объясняет управляющий директор компании «Сентрас Капитал» Талгат Камаров. Большинство компаний лишились выручки в прежних объемах. При этом многие из них закредитованы и обременены текущими обязательствами по уже выпущенным облигациям. В свою очередь инвесторы, в страхе перед массовым банкротством корпоративных эмитентов, вынуждены продавать не только сами облигации, но и ETF-фонды, в корзину которых также входят облигации. Видя надвигающуюся угрозу обвала рынков, ФРС решила действовать превентивно, выделив средства на скупку ETF, рассуждает Камаров.

«Данная мера является беспрецедентной для фондового рынка США – еще одной мерой для стабилизации рынка в разгар кризиса, вызванного пандемией коронавируса. Вместе эти меры позволят и далее продолжить смягчение денежно-кредитной политики и смягчить негативные эффекты рецессии в экономике», – говорит директор департамента казначейства АО «Фридом Финанс» Асхат Ержанов.

По его мнению, Федрезерв рассчитывает, что покупка на свой баланс ETF наряду с облигациями позволит быстро влить необходимую экономике ликвидность.

Непростое время требует непростых решений, и на данном этапе американский регулятор, в отличие от кризиса 2008 года, действует намного оперативнее, считает аналитик ГК «ФИНАМ» Сергей Дроздов.

«Хотя столь агрессивные действия ФРС по поддержке рынков уже напоминают беспроигрышную лотерею и все больше расхолаживают заигравшихся инвесторов, покупка биржевых фондов обеспечит относительную стабильность и необходимую ликвидность на рынке облигаций и ETF», – отмечает он.

Покупка ETF частично снизит риски корпоративных дефолтов, но она не поможет компаниям в полной мере справиться с последствиями карантина, говорит Дроздов, так как для смягчения удара от последствий COVID-19 нужны ряд фискальных послаблений и прямая финансовая помощь.

ФРС на данный момент предпринимает правильные шаги, причем действует немного с опережением, рассуждает аналитик «Фридом Финанс» Тамерлан Абсалямов. Рынок корпоративных облигаций достаточно большой – около $9 трлн, что позволяет назвать его too big to fail, и ФРС не может допустить, чтобы на этом рынке возникли серьезные сбои и проблемы. Рынок ETF на конец прошлого года оценивался в $4,4 трлн, из которых $814 млрд были вложены в облигации, приводит данные Абсалямов. По его информации, в последнее время наблюдался значительный отток средств из различных отраслевых ETF, в том числе облигационных, что в свою очередь создало дисбаланс на этом рынке.

Если в 2008 году в зоне риска находились отдельные компании, чаще из финансового сектора, то в текущих реалиях в опасности оказались многие сектора, в том числе рынок корпоративных облигаций, говорит эксперт. И чтобы предотвратить развитие каких-либо проблем, связанных с нехваткой ликвидности, ФРС заблаговременно начинает процесс количественного смягчения.

Это делается для того, чтобы у продавцов всегда был покупатель. К тому же инвесторы не привыкли рассматривать такую огромную волну дефолтов и банкротств, когда компании – от операторов круизных судов до операторов нефтепроводов – сталкиваются с почти нулевым потоком денежных средств. Соответственно, эти меры должны дать инвесторам уверенность, что ФРС поддержит рынок облигаций, в том числе если возникнут какие-либо непредвиденные риски.

«Проще всего влить ликвидность на рынок облигаций как раз через ETF, для чего, собственно, эти фонды и были созданы. Более того, структура различных облигационных ETF включает в себя и менее ликвидные корпоративные облигации, которые не особенно пользуются спросом у инвесторов. Говоря простыми словами, покупая одну акцию облигационного ETF, регулятор будет воздействовать на 100 различных пулов облигаций», – разъяснил Абсалямов.

Как это работает

О своем намерении начать скупку ETF американский регулятор сообщил в конце марта. Тогда Федрезерв анонсировал целый пакет масштабных мер по поддержке экономики страны. Среди прочих шагов ФРС заявила, что будет покупать ETF и корпоративные долги непосредственно на вторичном рынке, что должно ускорить фондирование кредитных рынков. Тогда же был анонсирован отдельный корпоративный кредитный механизм для первичного рынка. Он заключается в покупке долгов непосредственно у эмитентов и должен быть запущен «в ближайшем будущем».

Для недопущения дальнейшего развития негатива на рынке ETF Федрезерв будет выступать стороной спроса и таким образом обеспечит рынок дополнительной ликвидностью. Как работает этот механизм, рассказал начальник управления аналитики инвестиционной компании BCC Invest Владислав Туркин:

1. Осуществляя выкуп инструментов ETF, регулятор сглаживает расхождения между ценами на ETF и ценами на базовые активы, составляющие данный ETF, препятствуя системным «провалам» данного рынка.

2. Регулятор не дает повода управляющим фондами ETF распродавать базовые активы, сдерживая излишнее негативное давление на рынок долговых инструментов.

3. Регулятор частично принимает на себя риски вероятных дефолтов по базовым инструментам ETF, защищая как управляющие компании, так и инвесторов, препятствуя возникновению системного кризиса и цепной реакции банкротств.

4. При сокращении распродаж и восстановлении спроса на ETF высокодоходного корпоративного долга возникнет взаимная синергия с дополнительным спросом со стороны ФРС, что будет побуждать управляющих фондами осуществлять дополнительный выпуск акций ETF, при этом приобретая все больше долговых инструментов на рынке (базовый актив ETF). Данный механизм будет приводить к сокращению премии за риск долговых инструментов инвестиционного и спекулятивного класса, а также спреда по отношению к государственным облигациям.

Таким образом, продолжает Туркин, используя выкуп ETF в качестве нестандартного механизма монетарной политики, ФРС может оказать влияние на ставки доходности значительно большей выборки долговых инструментов, чем при избирательном выкупе с рынка. Результатом этого выступит последующее удешевление вновь привлекаемого фондирования для компаний, испытывающих временные финансовые трудности из-за спада экономики США. Данный механизм обеспечивает рынок ETF ликвидностью, сохраняя его эффективность и относительную стабильность.

3Айгуль копия_page-0001.jpg

К чрезмерному росту самих ETF, по мнению Туркина, данный механизм напрямую не приводит. Выступление ФРС в качестве гаранта спроса будет приводить к дополнительной (в первую очередь эмоциональной) поддержке рынка корпоративного долга с инвестиционным и спекулятивным рейтингами от более резких сжатий или колебаний. Косвенное воздействие на рост цен ETF возможно только при выполнении следующего условия: возврат стабильного спроса на ETF при сохранении регулятором объемов выкупа ETF. В результате для удовлетворения спроса управляющие фондами будут приобретать дополнительные выпуски облигаций, что отра­зится на росте цен на облигации, снижении доходности и соответствующем росте ETF.

Индексы растут

Изначально на такие меры по поддержке рынка регулятор выделил $200 млрд, однако в апреле ФРС расширила диапазон облигаций, включив в него бумаги с более низким кредитным рейтингом (так называемые «мусорные» ETF) и увеличив объем потенциальных активов до $750 млрд. Вливая сотни миллиардов долларов в облигации, Федрезерв, по сути, освобождает капитал, которому больше некуда будет идти, кроме как на фондовый рынок.

Для осуществления программы регулятором были созданы фонды PMCCF и SMCCF, которые будут скупать корпоративные облигации и ETF на первичном и вторичном рынке соответственно. SMCCF начал покупки биржевых фондов 12 мая.

После объявления этой новости крупнейшие фонды, инвестирующие в облигации с инвестиционным рейтингом, выросли в цене, тогда как фонды с фокусом на спекулятивные облигации торговались разнонаправленно, поскольку изначально ФРС сделала акцент на высокорейтинговых бумагах, отмечает Асхат Ержанов. Дальнейшее влияние на рынки будет определяться темпами и масштабом реальных покупок регулятора, говорит эксперт.

Под непосредственное влияние программы попадают такие ETF, как BIV (Vanguard Intermediate-Term Bond Index Fund ETF Shares), LQD (iShares iBoxx $ Investment Grade Corporate Bond ETF) и TLT (iShares 20+ Year Treasury Bond ETF). В портфелях фондов под управлением АО «Фридом Финанс» уже имеются ETF LQD.

К управлению программами привлекли крупнейшую в мире инвестиционную компанию BlackRock, активы которой оцениваются в $6,5 трлн. Управля­ющая компания должна следовать инвестиционным рекомендациям, установленным ФРС. Согласно установке регулятора, она не может отдавать предпочтение или «дискриминировать» какой-либо конкретный сектор или регион страны.

Котировки акций BlackRock заметно возросли следом за решением ФРС. С 25 по 26 марта, то есть сразу после назначения регулятором управляющей компании, акции BlackRock подорожали на $50, до $451,9 за бумагу.

Управляющая компания заявила, что не будет взимать комиссию за покупку бумаг для регулятора. В то же время BlackRock сама является крупнейшим эмитентом ETF, и некоторые эксперты отмечают, что компания может иметь косвенный доход от управления активами системы. Под управлением BlackRock находятся фонды объемом $1,8 трлн. Гигант контролирует около 50% рынка ETF с фиксированным доходом.

Несмотря на допуск высокорисковых долгов к программе, одним из ключевых условий приобретения ETF является то, что ФРС не будет покупать облигации, которые торгуются более чем с одним стандартным отклонением от чистой стоимости активов в течение одного года. Большинство таких продуктов принадлежат компаниям BlackRock и Vanguard.

1Айгуль копия_page-0001.jpg

Тем временем американские индексы продолжают расти на фоне поддержки от Федрезерва. За прошлую неделю основные индексы показали прирост почти на 4%. По отношении к минимуму, достигнутому 23 марта, индекс S&P вырос на 35%.

2Айгуль копия_page-0001.jpg

Во время мирового финансового кризиса 2008 года объемные покупки регулятора на рынке поддерживали котировки индексов довольно длительное время. Но как только ФРС перестала активно вливать ликвидность, индексы начали падать – вплоть до марта 2009 года. В последу­ющие кризисы Федрезерв также прибегал к программам количественного смягчения. Сегодня весь рынок держится на вере инвесторов, что у регулятора получится вернуть экономику к прежним показателям.

А ее текущие показатели таковы, что, например, дефицит бюджета США в апреле увеличился на рекордные $738 млрд. По данным Минфина США, бюджетные расходы за отчетный месяц составили $980 млрд – внушительная сумма ушла на меры, связанные с борьбой с пандемией. В то же время налоговые поступления составили $242 млрд, что на 55% меньше, чем в апреле 2019 года.

В итоге стремительный рост расходов и падение доходов казны привели к росту дефицита за первые семь месяцев 2020 финансового года до $1,48 трлн. Для сравнения: за аналогичный период прошлого года дефицит бюджета США составил $531 млрд. В целом на 2020 год экономисты прогнозируют дефицит в размере $3,2 трлн. Причем указанная цифра может возрасти, если правительство инициирует дополнительные стимулы и налоговые отсрочки.

banner_wsj.gif

182 просмотра

Помните ситуацию с Брекзитом? COVID-19 только что все изменил

В мире после пандемии внутриполитическая повестка может оказаться более важной, чем торговые сделки

Протестующие против Брекзита в 2017 году. Фото: Tolga Akmen / Agence France-Presse / Getty Images

Из-за COVID-19 инвесторы забыли о Брекзите, и для этого были свои причины. Однако британская экономика стоит того, чтобы за ней внимательно наблюдать, поскольку в мире, где глобализация скоро достигнет своего пика, она может стать примером.

Хотя Великобритания покинула Евросоюз еще в январе, она остается участником единого рынка и таможенного союза ЕС до конца текущего года. На прошлой неделе премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и представители ЕС договорились не продлевать текущий переходный период – это означает, что любые торговые соглашения на следующий год необходимо обсудить до 31 октября.

Эти сроки были сжатыми еще до того, как мир охватила пандемия коронавируса. Теперь же, когда переговоры по видеосвязи оказались малопродуктивными, велик риск того, что сделки не будет вообще. Курс фунта стерлингов по отношению к евро с начала года уже упал на 6% и впереди у него еще несколько сложных месяцев.

pomnite-situaciyu-s-brekzitom-covid-19-tolko-chto-vse-izmenil.png

Между тем, по данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), из-за COVID-19 в текущем году спад объема производства в Великобритании может достигнуть 14%. Послужит ли это дополнительным стимулом для заключения сделки, которая помогла бы Великобритании сохранить существующие связи с ЕС, или наоборот, позволит евроскептику Джонсону еще более активно проводить свой курс – этот вопрос остается открытым. Из-за пандемии в стране были исчерпаны запасы различных товаров, в первую очередь медицинских препаратов, которыми британские компании запаслись на случай выхода из ЕС без сделки.

pomnite-situaciyu-s-brekzitom-covid-19-tolko-chto-vse-izmenil1.png

Как бы то ни было, долгосрочным инвесторам не стоит принимать решение об инвестициях в Великобританию исходя из вида сделки, которая будет достигнута в этом году, в особенности потому, что лучшее, на что они могут рассчитывать – это, вероятно, очень простое торговое соглашение. Вместо этого инвесторам следует обратить внимание на внутреннюю политику Великобритании, поскольку в условиях COVID-19 у правительств появилось больше полномочий для влияния на экономику.

Фискальная политика играет огромную роль в смягчении экономического ущерба от введения карантинных мер. Согласно оценкам финансового холдинга UBS, предпринятые Великобританией меры фискального стимулирования относительно объема производства, скорректированного с учетом циклических колебаний, по своему масштабу значительно превосходят все соседние страны. Возможность полагаться на финансовую мощь такого рода может иметь огромное значение в процессе восстановления после пандемии, особенно в период, когда все больше европейских правительств выступают за поддержку лидеров промышленного производства.

pomnite-situaciyu-s-brekzitom-covid-19-tolko-chto-vse-izmenil2.png

Долгое время Казначейство Ее Величества избегало участия в выработке производственной стратегии, однако времена меняются. Ведомство уже разработало планы по спасению стратегически важных компаний страны, хотя на данный момент это остается краткосрочными мерами реагирования.

Пандемия и политическое противодействие глобализации также могут побудить еще больше компаний к тому, чтобы перенести цепочки поставок ближе к дому. В частности, фармацевтические компании во время текущего кризиса оказались слишком зависимы от китайского сырья. Согласно исследованию Уорикского университета, близость к научно-исследовательским центрам (которые, как правило, сосредоточены в Великобритании) – это одна из главных причин, по которой некоторые ключевые отрасли возвращают производство из-за рубежа.

В конечном итоге эта тенденция может нивелировать относительную важность разрыва Великобритании и ЕС и усилить значение британской внутренней политики для компенсации проблем, вызванных Брекзитом. К примеру, в автомобильном секторе, который, как считается, понесет наибольшие потери в случае разрыва торговых отношений, переход на электромобили может потребовать значительного государственного финансирования, и Великобритания способна его предоставить. Так, несмотря на Брекзит, японский автопроизводитель Nissan в прошлом месяце решил сократить производственные мощности в Европе путем закрытия завода в Испании, а не в Великобритании.

Конечно, существует и обратная сторона медали: велика вероятность того, что британские власти не сумеют оправдать ожидания, например в отношении финансирования восстановления экономики или принятия верных решений. Однако в любом случае в мире после коронавируса следить нужно будет за внутренней политикой Великобритании, а не за ее торговыми сделками с ЕС.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg