Перейти к основному содержанию
2469 просмотров

Кому в кризис жить тяжелее

С наибольшими трудностями из-за карантина столкнулись низкооплачиваемые работники

Че Янезич работает поваром в греческом ресторане в Сиэтле. Фото: Grant Hindsley / The Wall Street Journal

Из-за карантина, введенного в США после вспышки коронавируса, вся коммерческая деятельность в стране замерла. Это сразу же почувствовали на себе низкооплачиваемые работники, многие из которых живут от зарплаты до зарплаты. 

Зачастую работа тех, кто первым столкнулся с кризисными явлениями, подразумевает личные контакты, как например, работа кассиров и горничных в отелях. Здесь риск инфицирования довольно высокий.

Кроме того, многие такие работники трудятся на позициях, которые первыми попадают под сокращение или снижение заработной платы. Прежде всего это касается сферы услуг.

Как правило, речь идет о сотрудниках ресторанов, горничных в отелях, людях, предоставляющих услуги по выгулу собак и уходу за детьми. Во многих случаях сокращение таких рабочих мест связано с отменой мероприятий – отраслевых выставок, музыкальных фестивалей – либо остановкой работы стадионов, казино и других общественных заведений.

В эту группу входят и те, кто лишь недавно устроился на работу на фоне бурного роста рынка труда в США в последние годы. А также представители меньшинств и неквалифицированные работники.

Во многих районах страны из-за пандемии закрылись торговые центры, рестораны и гостиницы. В итоге, как сообщают власти штатов в Министерство труда США, растет число американцев, обратившихся за пособием по безработице. Экономисты прогнозируют дальнейший рост числа заявок на пособие.

По данным агентства по трудоустройству Challenger, Gray & Christmas, более 90% случаев сокращения рабочих мест по вине Covid-19 приходится на рестораны и другие увеселительные заведения.

Многие же из тех, кто сохранил работу, лишились чаевых и комиссионных вознаграждений. Работа из дома – не выход, как и оплачиваемый отпуск по болезни.

«Я не хочу уходить с этой работы, потому что она помогает мне держаться на плаву», – говорит 23-летний Чандлер Шаффер, который работает в ломбарде в Южной Каролине и зарабатывает $10,5 в час. Он продолжает работать, хотя болен диабетом и смертельно боится заразиться вирусом. 

«Сейчас ни в чем нельзя быть уверенным», – отмечает он.

Повар линии раздачи Че Янезич работает в греческом ресторане Omega Ouzeri в Сиэтле, зарабатывая $21 в час (около $3000 в месяц). На ее глазах количество посетителей уменьшилось, а ее рабочие часы сократились.

Когда в городе закрылись все рестораны, за исключением службы доставки, рабочие часы Янезич сократились с 45 часов до 25, а потом и до 11 часов в неделю. В марте ей пришлось платить за аренду из своих накоплений.

«Каждый день я вижу на улице бездомных. Я всегда знала, что от этого меня отделяет лишь одна-две получки, но теперь это кажется еще более реальным, и это пугает», – признается 35-летняя Янезич.

komu-v-krizis-zhit-tyazhelee.png

По ее словам, единственные работодатели в регионе – это склад Amazon.com и продуктовые магазины, но идти туда – это делать шаг назад. «Тот самый случай, когда не знаешь, как тебе повезло, пока не потеряешь это», – говорит она.

В группу наиболее уязвимых работников входит свыше 34 млн людей, или около 25% работников частного сектора. Около половины людей в этой группе до кризиса были заняты в сфере услуг в индустрии гостеприимства. Уровень заработка здесь ниже медианной заработной платы по США, которая составляет $18,58 в час. Медианный заработок для работников ресторанов – $11,09 в час.

Другая часть этой группы – это работники сферы розничной торговли, персонального и технического обслуживания. Такая работа зачастую оплачивается по минимальной ставке, которая может составлять от $7,25 в час (в зависимости от штата). 

Несмотря на экономический рост, который привел к снижению уровня безработицы до 50-летнего минимума, для многих американских домохозяйств уровень благополучия по-прежнему измеряется всего лишь одним месяцем. Согласно исследованию Федерального резерва за 2019 год, почти 40% американцев не имеют достаточных накоплений, чтобы покрыть непредвиденные расходы в размере $400.

В марте Конгресс США принял закон о мерах по смягчению последствий от распространения коронавируса, в рамках которого гражданам будут выплачены пособия по безработице, а также выделяется больше средств на продовольственные талоны. Цель этих мер – это обеспечить систему первичной поддержки по мере роста числа сокращенных рабочих мест. Кроме того, закон предписывает, чтобы предприятия с численностью работников менее 500 человек в определенных ситуациях предоставляли работникам двухнедельный оплачиваемый отпуск. Также компании должны обеспечить дополнительный 10-недельный отпуск по уходу за детьми (с сохранением части оклада) на период, пока закрыты школы и детские сады.

Новый закон также предусматривает увеличение объемов финансирования по программе бесплатной медицинской помощи Medicaid. Объявленное президентом Трампом чрезвычайное положение при этом позволило властям штатов упростить требования для участия в программе, в том числе сократить перечень необходимых документов.

В то же время в Конгрессе обсуждают дальнейшие стимулирующие меры – прямые выплаты гражданам США, которые могут обеспечить им финансовую подушку.

«Заразиться вирусом для меня не так страшно, как не иметь денег на аренду и еду», – рассказывает Али Тахир, 35-летний житель г. Остин, штат Техас.

Он управляет небольшим кейтеринговым бизнесом, специализирующимся на пакистанской кухне, а также подрабатывает барменом на мероприятиях. Эти две работы – его единственный источник дохода, и обеих работ он, по сути, лишился.

Он считает, что не может подать заявку на пособие по безработице, поскольку, подобно многим низкооплачиваемым и временным работникам, является самозанятым, а значит, не может претендовать на пособие.

Тахир рассчитывал заработать в марте по меньшей мере $4000, предоставляя свои услуги во время недельного фестиваля кино и музыки South by Southwest. Год назад его посетили 400 тыс. людей, но в этом году власти города отменили фестиваль.

Обычно в марте у Тахира больше всего работы, поэтому текущая ситуация серьезно отразится на его доходах, которые в прошлом году составили около $24 тыс.

Его бизнес по кейтерингу нередко включает готовку в частных домах. «Сейчас никто не хочет, чтобы к ним домой приезжали готовить», – говорит Тахир.

komu-v-krizis-zhit-tyazhelee2.png

Сосед Тахира по квартире – программист и работает он из дома. «Для него это просто еще один заголовок в ленте новостей, для меня же – это серьезный источник беспокойства», – отмечает Али Тахир.

Миллионам специалистов удалось перейти на удаленную работу из дома, защитившись, таким образом, от риска быть инфицированным из-за общения с коллегами и поездок на работу. Однако контакт с людьми – это неотъемлемая часть работы для занятых в розничной торговле и общепите. 

«Обслуживание клиентов означает, что по большому счету, не так уж важно, чтобы было комфортно сотруднику, важно, чтобы клиент чувствовал себя комфортно», – рассказывает работник ломбарда Шаффер. По его словам, он зарабатывает около $23 тыс. в год. – Вам надо находиться с клиентами рядом. Вам надо пожимать людям руки. Вам надо устанавливать с ними довольно близкие отношения».

На такой работе отпуск по болезни – это редкость. По данным Министерства труда, в прошлом году 69% наиболее низкооплачиваемых работников не имели отпуска по болезни. Среди наиболее высоко оплачиваемых работников отпуск по болезни могли взять 94%. В секторе гостиничного и ресторанного обслуживания отпуск по болезни не предоставлялся 55% работников.

komu-v-krizis-zhit-tyazhelee2.jpg

На знаменитом рынке морепродуктов Пайк-Плейс-маркет в Сиэтле покупателей немного, но торговцы по-прежнему осуществляют доставку. Фото: Grant Hindsley / The Wall Street Journal

По данным Минтруда США, в период восстановления после кризиса 2007-2009 гг. число рабочих мест в индустрии гостеприимства росло почти на 50% быстрее, чем в частном секторе в целом. Это в конечном итоге и привлекло тех работников, которые лишь недавно выиграли от роста экономики, а именно афроамериканцев, латиноамериканцев, а также людей без образования. Сейчас в этих группах практически рекордно низкий уровень безработицы.

На старте экономического роста заработок низкооплачиваемых работников увеличивался постепенно, но в прошлом году, по данным Федерального резервного банка Атланты, он рос быстрее, чем заработок высокооплачиваемых работников в США.

«Эта проблема – «последним принят, первым уволен». Экономические последствия вируса окажут сильное влияние на низкооплачиваемых работников, а среди них непропорционально больше женщин, афроамериканцев и латиноамериканцев. И произойдет это уже скоро», – говорит Лиза Кук, экономист из Университета штата Мичиган. 

Перед тем, как разразился кризис, дела у 41-летней Эрин Шумахер только начали налаживаться. Она работала официанткой в двух ресторанах в Сиэтле и зарабатывала около $45 тыс. в год.

Обычно у нее было две смены в неделю в ресторане морепродуктов Etta's и три-четыре смены в пиццерии Serious Pie, куда регулярно ходили обедать работники Amazon. Она работала достаточное количество часов в неделю, чтобы претендовать на медстраховку, действие которой началось в феврале. Она даже начала делать кое-какие сбережения.

В марте оба ресторана закрылись, и теперь она пытается понять, как платить за аренду и по медицинским счетам.

«Я начала делать взносы по пенсионному плану 401(k) и погасила некоторые долги по кредитным картам и кредитам на обучение. А потом я внезапно осталась без работы», – рассказывает Шумахер.

Ей удалось устроиться на склад в Шведском медицинском центре, где она зарабатывает $23 в час. По ее словам, это меньше того, что она получала еще недавно, соцпакета тоже нет. 

«Я немного переживаю, что могу заболеть Covid-19. Но также я думаю, что здорово быть полезной в такое время, когда столько людей обращается за помощью в медучреждения», – говорит она.

Адам Вернер является сопредседателем консалтинговой фирмы AlixPartners, которая специализируется на ресторанах, гостиничном бизнесе и досуге. По его словам, некоторые рестораны быстрого обслуживания пытаются снизить потери, перейдя на доставку и торговлю едой навынос. Традиционным ресторанам сделать это сложнее, поскольку продажи в обеденных залах составляют от 85% до 90% их выручки, отмечает он.

«Нельзя просто щелкнуть выключателем и стать рестораном, специализирующимся на доставке», – комментирует он. Часто люди теряют работу в этой отрасли просто потому, что сокращаются их рабочие часы, добавляет эксперт.

komu-v-krizis-zhit-tyazhelee3.jpg

Сотрудники ресторана Etta’s, где Шумахер работала до введения карантинных мер. Фото: Grant Hindsley / The Wall Street Journal

«Это не сокращение в чистом виде, но если вы проверите свой график, то вместо пяти смен увидите одну или вовсе ноль», – говорит Вернер.

Пандемия уже нанесла огромный удар по туристическому и гостиничному бизнесу, где работают миллионы низкооплачиваемых работников. После многих лет стабильной работы 52-летняя экономка Дина Паредес стала готовиться к зарплатной неопределенности. Последние восемь лет она работает в отеле Westin в центре Лос-Анджелеса, за смену убирая около 14 номеров. Когда в марте число постояльцев упало, ее и некоторых других работников отеля перевели на работу по требованию. За неделю по 15 марта она не работала ни одного дня, а за простой ей ничего не платят.

«Разумеется, меня это беспокоит, у меня семья и счета, по которым надо платить», – говорит мать четверых детей через переводчика, предоставленного профсоюзом работников отеля Unite Here Local 11. 

В ситуации, когда все больше офисных работников работают из дома, меньше людей пользуется услугами такси, заказывают кофе или обедают вне дома. Кроме того, в течение дня они сами могут позаботиться о своих домашних животных.

В связи с этим служба выгула собак NYC Pooch 17 марта приостановила свою работу, а персонал из примерно 50 сотрудников был сокращен, рассказывает соучредитель компании Шейн Макэвой

Когда в середине марта работы стало меньше, Макэвой начал предлагать работникам уволиться, чтобы они могли получать пособие по безработице. По его словам, большинство сотрудников приняли это предложение, поскольку пособие выше того заработка, который они могут получить за несколько выгулов собак за неделю.

komu-v-krizis-zhit-tyazhelee3.png

Как рассказал Макэвой, его работники зарабатывают от $15 в час (минимальный заработок в Нью-Йорке), а также получают комиссионные в зависимости от дневного объема работы. Во время телефонного интервью он с горечью признался, что не может обеспечить работой своих сотрудников.

«В итоге все сводится к тому, есть ли у вас деньги. Любой бы предпочел сохранить сотрудников, но факт в том, что это невозможно», – говорит он. По словам предпринимателя, он пытался получить кредит под низкие проценты, чтобы удержать бизнес на плаву, но безуспешно.

Макэвой также рассказал, что обратился к своим клиентам с просьбой пожертвовать деньги работникам, по сути, оплатить им услуги, которые они не предоставляли. По его словам, некоторые клиенты согласились это сделать.

Когда все игры Национальной баскетбольной ассоциации и Национальной хоккейной лиги были приостановлены, 24-летний Тайлер Дзендзил из Вайандота, штат Мичиган, боялся, что потеряет половину своего дохода. Он работает сразу на двух работах, одна из них – это позиция охранника арены Литтл Сизарс в Детройте. Сложившаяся ситуация даже заставила его задуматься, стоит ли оплатить аренду за дом на колесах или потратиться на ремонт машины, которая ему нужна для другой работы – выкладки на витринах чипсов компании Frito-Lay.

Однако потом ему сообщили хорошую новость: владельцы команды выплатят ему и другим работникам арены зарплату за апрель. «Я очень рад, что получу зарплату и смогу оплатить свои счета. Я бы хотел, чтобы все компании имели возможность так помочь своим работникам», – говорит Дзедзил, который является членом правозащитной организации для работников United for Respect.

Энди Челленджер, старший вице-президент кадрового агентства Challenger, Gray & Christmas, считает, что сокращения, связанные с коронавирусом, будут происходить волнообразно. Сначала некоторые компании столкнулись с перебоями поставок из Китая и были вынуждены сократить часть сотрудников. Потом о сокращениях начали заявлять авиакомпании и круизные линии, так как снизилась популярность направлений из Азии, а американцы стали осторожнее в плане бронирования и покупки билетов. Третья волна идет сейчас: это рестораны и другие заведения, которые зависят от посещаемости клиентов.

«Сокращения объявляют не крупные компании, а небольшие независимые предприятия, которые не мелькают в новостных заголовках, но их много», – говорит Челленджер, отмечая, что этим нынешний кризис пока что отличается от финансового кризиса 2008 г. и периода после терактов 11 сентября. 

Работодатели рассматривают менее квалифицированных работников как тех, кого легче заменить, в отличие от сотрудников с высокой квалификацией, считает эксперт.

«В феврале у нас был самый низкий уровень безработицы за последние 50 лет, возможно, поэтому компании не спешат расставаться с сотрудниками. Однако с каждым днем ситуация меняется», – говорит Челленджер.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

247 просмотров

Почему Китай будет снижать финансовую роль Гонконга

Рассказывает руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского центра Карнеги

Фото: REUTERS

Все, что происходит вокруг Гонконга - это отражение того, что происходит в Китае с момента прихода к власти Си Цзинпиня. Интересы национальной безопасности и стабильности режима все больше превалируют над интересами экономического развития. И хотя Гонконг остается очень важным хабом для китайской экономики и для ее привязки к глобальной экономике, тем не менее китайские руководители не могут не реагировать на те события, которые там происходили в прошлом году.

Поэтому принятие закона является предсказуемым, и ясно, что Пекин спокойно готов заплатить экономическую цену за этот шаг - даже в ущерб уникальной роли Гонконга, соображения национальной безопасности на первом месте. 

Ставка в росте ВВП и развития экономики в Китае в конце 80-х была сделана на глобализацию и участие в международном разделении труда с постепенным движением вверх по цепочке добавленной стоимости. Это было бы невозможно без доступа к капиталу, доступа к ноу-хау и без участия в глобализации - в том числе через финансы и торговлю. Для того, чтобы идти в глобальный мир Китаю, нужно какое-то окно. Этим окном как раз и являлся Гонконг с его довольно глубоким рынком ликвидности, с независимым Центробанком, с англосаксонской системой права. С корпусом вышколенных британцами судей, к которым было доверие. И атмосферой международного города, в котором свободно себя чувствуют профессионалы финансового рынка разных национальностей. И вот эту роль хаба или шлюза - поскольку иностранцы, которые собирались инвестировать в Китай, заходили в Гонконг, так как там была экспертиза по внутреннему рынку, а китайские компании, желающие выйти на международное IPO и привлекать деньги иностранных инвесторов, выходили на понятную им гонконгскую биржу - Гонконг играл очень успешно на протяжении долгих лет, начиная с передачи его КНР.

Что произошло в последнее время? Здесь важны три тенденции.

Первая -  все-таки часть глобальных инвесторов, которые хотели бы инвестировать в Китай, научились работать с материком напрямую. И роль Гонконга как трамплина, как посредника начала постепенно снижаться. Многие китайские компании научились напрямую листинговаться в Нью-Йорке или Лондоне. Сейчас, из-за позиции Трампа, ситуация IPO китайских компаний может измениться, но в любом случае эти внешние инструменты стали для китайцев более доступны и понятны. 

Во-вторых, в Китае к власти в 2012 году пришел Си Цзинпинь, для которого политика в приоритете над экономикой. Экономика должна расти, но безопасность государства стоит во главе угла его внутриполитического курса. Весь Гонконг с его отсутствием файервола в Интернете, с его возможностью проводить демонстрации каждую годовщину событий на Тяньанмень, с довольно активной оппозицией, представлял определенную угрозу курсу.  Поэтому Пекин начал действовать внесудебными мерами, формально не нарушающими особый статус Гонконга, зафиксированный в основном законе. Китайцы стали, например, похищать неугодных лиц, перевозя их на материк. Началась точечная эрозия особого статуса. 

Ну и третий момент -  это противостояние Китая и США, которое переводит Пекин в режим военной экономики, своего рода «осажденной крепости», где всё уже не только по внутриполитическим, но и по внешнеполитическим причинам подчинено целям укрепления безопасности. 

Прошлогодняя попытка принятия закона, допускающего экстрадицию не только в материковый Китай, но и в другие страны, столкнулась с консолидированным отпором практически всего общества, увидевшего в этом разрушении основу особого статуса. А также перспективу выдергивания отдельных лиц уже на законных основаниях в Китай - против чего выступили и местные олигархи, и вся та индустрия, которая служит прачечной для китайских чиновников. Естественно, Пекин все это не мог оставить без ответа.  Что, собственно, и вылилось сейчас в принятие законопроекта, который закончится разработкой закона о безопасности, разрешающего китайским силовым органам открывать в Гонконге свои представительства и т.д., запрещающего иностранным судьям рассматривать дела, которые затрагивают вопросы национальной безопасности (понятно, что это широко трактуемая категория дел). Нынешнее решение, конечно же, будет ударом по независимости Гонконга и его репутации. Не очень понятно, насколько далеко Пекин пойдёт по пути сворачивания автономии. Однако очевидно, что, если у вас независимый суд будут ограничивать по широкой категории дел, это в целом может привести к концу независимого правосудия в Гонконге. 

Непонятно, насколько Пекин будет желать устанавливать в Гонконге файервол. Ясно, что это подорвет доверие широкого круга инвесторов. И многие местные и глобальные инвесторы, которые базировали свои операции в Юго-Восточной Азии в Китае - именно в Гонконге - будут переводить их в более безопасные места. Прежде всего в Сингапур. Но опять же, учитывая, что китайское руководство рассматривает текущую ситуацию как предвоенное положение (да, это не классическая война с пушками и авианосцами, а война санкционная, технологическая, война взаимных ограничений, путем «мягкой силы», пропаганды, шпионажа и попытки подорвать позиции друг друга в технологическом и экономическом соревновании), то здесь жертва Гонконга воспринимается как совершенно нормальная. 

Пекин считает, что еще какое-то время Гонконг будет играть свою роль, пусть и меньшем объеме.  А за это время Китай сможет выстроить параллельную систему внутренних финансовых центров -  они станут работать на юанецентричную экономическую систему, которая будет охватывать не только Китай, но и сопредельные страны Юго-Восточной Азии и постсоветского пространства – из Пекина видится, что последнее все больше будет работать через юань. 

Для этого укрепляется и без того сильный финансовый центр в Шеньчжене, есть планы развивать финансовый центр на острове Хайнань, есть планы развивать финансовый центр на острове Макао. То есть Китай готовит альтернативы для Гонконга. Конечно, это шаги к трансформации роли города в том виде, в котором мы его знаем. Я не думаю, что там будет сильный отток именно сейчас, но очень многие компании и игроки постараются захеджироваться и часть операций перенести в Сингапур или продублироваться для того, чтобы быстро и безболезненно туда переместиться.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png