Перейти к основному содержанию

1725 просмотров

Лондон, Нью-Йорк и Гонконг ожидают тревожные времена

Космополитическая ориентированность этих городов не вписывается в менее глобализованный, более националистический мир

Нью-Йорк. Фото: Spencer Platt / Getty Images

В рейтингах финансовых центров мира Лондон, Нью-Йорк и Гонконг регулярно занимают все три первых места. Все эти города могут похвастаться финансовой инфраструктурой, материальной базой и человеческими ресурсами, необходимыми для ведения международного бизнеса. В то же время они разделяют открытость миру, которая берет начало в их истории и культуре.

Но такие активы теряют значение в мире, который отходит от глобализации. Эти города являются оплотами интернационализма в странах, которые становятся националистскими.

Все они крайне привлекательны для иностранных рабочих: во всех доля населения иностранного происхождения намного выше, чем в целом по стране. Но барьер для иммиграции в США повышается, а скоро то же самое может произойти в Великобритании, в то время как сомнения в независимости Гонконга от Китая уменьшают его привлекательность для экспатов. В Лондоне и Нью-Йорке замедлился рост рынка труда, Гонконг вошел в рецессию. Во всех трех городах цены на недвижимость падают под совместным давлением высоких расходов, экономических проблем и политической нестабильности.

london-nyu-jork-i-gonkong-ozhidayut-trevozhnye-vremena.png

В 2016 году Лондон был единственным регионом Англии, проголосовавшим за то, чтобы остаться в Европейском союзе (60% проголосовало против выхода из ЕС, или брексита). Три года спустя наблюдается тот же раскол. Консерваторы, которые пообещали скорое завершение брексита, побеждают в национальных выборах. Но их позиции слабы в Лондоне, где две трети населения поддерживают лейбористов, менее однозначно настроенных к Брекситу, или либеральных демократов и зеленых, которые полностью против брексита (по данным опроса аналитической фирмы YouGov).

Великобритания сильно зависит от экспорта услуг: финансовых, юридических, а Лондон поставляет почти половину из них. Если Соединенное Королевство выйдет из ЕС без новой сделки, то сектор услуг может столкнуться с новыми регуляторными и лицензионными барьерами, а товары будут частично под защитой благодаря членству Великобритании во Всемирной торговой организации.

Компании финансовых услуг могут лишиться «паспортных прав», благодаря которым они могут предлагать свои услуги по всему Евросоюзу из штабов в Лондоне. Учитывая, что для единого цифрового рынка ЕС устанавливаются общие стандарты по налогообложению интернет-компаний, защите авторских прав и приватности данных, преуспевающая цифровая отрасль Лондона может натолкнуться на новые препятствия. Конец свободе передвижения между Великобританией и ЕС тоже грозит отрасли услуг: другие европейцы составляют около 10% работников IT, профессиональных работников и ученых Лондона; 12% финансовых работников и 32% работников сферы жилья и питания, по данным аналитического центра Centre for London.

Проблемы Гонконга еще острее. Когда территория Гонконга была возвращена КНР в 1997 году, он был и свободнее, и богаче материкового Китая. С тех пор разрыв в благосостоянии уменьшился, а Шанхай и Шэньчжэнь превратились в успешные финансовые центры. Но разрыв в уровне свобод только вырос, так как Китай стал более авторитарным под властью председателя Си Цзиньпина. Когда в Гонконге попытались принять законопроект по экстрадиции подозреваемых в материковый Китай с его непрозрачной судебной системой, многие гонконгцы расценили это как попытку Китая посягнуть на их свободу. Это вылилось в месяцы масштабных демонстраций, зачастую сопровождающихся насилием.

Хотя с тех пор законопроект был отозван, этот конфликт подчеркнул раскол между космополитическим, вестернизированным городом и строго националистической Коммунистической партией Китая. Более того, некоторые протестующие обращались за поддержкой к США и Великобритании, в то время как Китай обрушивался с критикой на «иностранных агентов», которые, по заявлениям китайской стороны, разжигали беспорядки.

Гонконг по-прежнему остается главным финансовым центром Китая. Но его привлекательность, безусловно, снизится в условиях потенциального продолжения конфликта, более жесткого контроля со стороны Пекина и возможных санкций со стороны США, если Вашингтон решит, что регион больше не автономен.

В более широком смысле, Китай и США постепенно разрывают связи, что уменьшает ценность Гонконга в качестве посредника. Автор агентства Bloomberg Дэвид Фиклинг отмечает, что Шанхай был финансовой столицей Азии до прихода коммунистов к власти в 1940 году, из-за чего многие жители бежали в Гонконг. По его словам, местные жители теперь задаются вопросом, не произойдет ли что-то подобное и с самим Гонконгом.

Проблемы Нью-Йорка имеют скорее экономический, нежели политический характер. В отличие от Лондона, уровень занятости в отрасли финансов так и не достиг докризисного уровня. Этот пробел заполнили индустрии социальных сетей и технологий. Но конкурентная привлекательность города снизилась. Его население сокращается впервые за десять лет на фоне снижения иммиграции из-за рубежа и роста внутренней миграции.

В каких-то из своих проблем Нью-Йорк виноват сам: цены на жилье здесь одни из самых высоких в стране, то же касается и налогов. Но Нью-Йорк также больше других страдает от некоторых из решений президента Трампа. В 2017 году Трамп подписал закон о налоговой реформе, согласно которому ограничивались вычеты по налогам штатов и местным налогам. Это ударило по городам и штатам с высокими налогами, включая Нью-Йорк, которые преимущественно являются демократическими.

В штате Нью-Йорк в соответствии с законом стали платить больше налогов 29% самого богатого процента домохозяйств, а в Техасе – лишь 5% (по данным Urban Institute). Оценки для города Нью-Йорк не доступны. Какие бы иные выгоды богатые ни получали от закона, из-за него Нью-Йорк стал менее привлекательным местом для работы или ведения бизнеса. Трамп подтвердил это, сменив основное место резиденции с Нью-Йорка на Флориду.

Лондон, Гонконг и Нью-Йорк не ждут стагнация или упадок. По всему миру потоки инноваций и производительности стекаются в города с высокой концентрацией талантов, знаний и благ цивилизации, которые в этих городах имеются в избытке. Но до сих пор Лондон, Гонконг и Нью-Йорк выделялись благодаря своему уникальному глобалистическому характеру. В будущем это может измениться.

london-nyu-jork-i-gonkong-ozhidayut-trevozhnye-vremena1.jpg

Гонконг. Фото: Anthony Wallace / Agence France-Presse / Getty Images

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

204 просмотра

Коронавирустың әлем экономикасына тигізетін соққысы ауыр

Әлемдік рецессия туралу айтуға әлі ерте болса да, Қытайдан тараған індеттің салдарынан туындаған дағдарыс әсерін елдің бәрі сезді

Коронавирус эпидемиясының салдарынан Қытайдағы өндіріс көлемінің азаюы мен іскерлік белсенділіктің төмендеуі, қалай болғанда, әлемдік ірі экономиканың бәріне әсер етіп жатыр. 

The Wall Street Journal басылымының хабарлауынша, америкалық Goldman Sachs банкінің экономистері жаһандық жалпы ішкі өнім, сонымен қатар, АҚШ-тың жалпы ішкі өнімі төмендейді деп болжап отыр. Әрине, америка билігі бұндай сценарийді айналып өтуге тырысады,  дегенмен «жағдайдың нашарлауы бек мүмкін». 

Апта басында  бірқатар индекстер жоғары көтерілгенімен, оны тұрақты өсімге бастайтын тренд деп атау өте қиын. Бұл АҚШ Федералды резерв жүйесі қандай қадамға баратынын күту барысындағы ғұмыры қысқа құбылыс деуге келеді. 

Коронавирустың жойқын әсеріне қарсы тұруға ұмтылған ФРЖ қолындағы жалғыз тәсілді қолдануда – пайыздық мөлшерлемені төмендетті. Еуропаның бірқатар мемлекеттері, Жапония және басқа да елдердің регуляторлары да осы жолды таңдады. Мәселен, экономикасы дамыған елдердің арасында ең бірінші Австралия орталық банкі COVID-19 індетінің таралуына бірден мән беріп, пайыздық мөлшерлемені 0,50 пайызға күрт төмендетті. 

Алайда бұның өзі жеткіліксіз болуы мүмкін. The Wall Street Journal басылымының пайымдауынша,  орталық банктердің «отты күші» соңғы екі жылда өз елінің экономикасын инфляция, сауда соғысы және геосаяси шиеленістің әсерінен қорғау мақсатында қабылданған шаралардың салдарынан айтарлықтай әлсіреген. 

Бұны әлемдік экономиканың коронавирус ауруы туралы ресми хабарлағанға дейін бәсеңдей бастағанын көрсететін ЭЫДҰ мәліметтері де жанама растайды. Егер вирусқа қатысты жағдай шиеленісіп кетпесе, әлемдік экономика 2021 жылы біртіндеп қалпына келе бастауы мүмкін.
Коронавирус індетінен әзірге Қытай экономикасы қатты зиян шегуде, фабрика мен зауыттардағы миллиондаған жұмыс орны карантинге жабылып, тұтынушы секторы тауар мен сатып алушылардың жетіспеуінен зардап шегіп жатыр. ЭЫДҰ жағдай жағымды дамитын болса, Қытай экономикасы бұған дейін болжанғандай 5,7 пайыз емес, 4,9 пайыз өсуі мүмкін деп тұжырымдайды. 

Қытай нарығымен байланысы бар, жеткізу тізбегі осында тұйықталатын компаниялардың барлығы зиян шекті. Біреулері үшін бұл құлдырау болса, келесілері  өсу мүмкіндігі деп қарастыруда. Тіпті дағдарыспен қалай күресу керек деген мәселеде де айырмашылық бар. Мәселен, Италия, Франция, Ұлыбритания сынды елдер халық көп жиналатын жиындардан бас тарту секілді кесімді шараларды қолға алды. Ал Германия, Австрия, Испания және Скандинавия елдерінің басым бөлігі байбаламға бой алдырмауға шақырады. 

Өз кезегінде Дүниежүзілік банк пен Халықаралық валюта қоры коронавирусқа қарсы күресте әлем елдеріне көмектесу үшін жедел түрде қаржы бөлумен қатар, барлық қол жетімді құралдарды пайдалануға әзір екенін мәлімдеді. 

Халықаралық валюта қорының басқаршы директоры Кристалина Георгиева мен Дүниежүзілік банк президенті Дэвид Малпасс бірлескен мәлімдемесінде «коронавирустың салдарын еңсеру үшін халықаралық ынтымақтастық қажет» деген пікір білдірді, деп жазады The Wall Street Journal. Атап айтқанда, G8 құрамындағы елдердің қаржы министрлері бас біріктіруге ниетті, бұл дамыған мемлекеттердің күш-жігерін үйлестіруге және жаһандық рецессия қаупін азайтуға мүмкіндік береді.
 

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif