Перейти к основному содержанию

1 просмотр

ФРС сохраняет базовую ставку на обозримое будущее

Чиновники намерены сохранять ставку без изменений в новом году и наблюдать за состоянием экономики

Джером Пауэлл. Фото: Andrew Harrer / Bloomberg News

ВАШИНГТОН – Федеральная резервная система США (ФРС) оставила базовую процентную ставку без изменения и дала понять, что не собирается повышать ее в ближайшее время.

На трех предыдущих заседаниях ФРС снижала ставку, чтобы защитить экономику США от последствий торгового конфликта и замедления мировой экономики. А в среду должностные лица ФРС указали на свою готовность оставить денежно-кредитную политику без изменений в следующем году, в то же время наблюдая за указанными рисками.

«Наш экономический прогноз остается благоприятным», – сказал председатель ФРС Джером Пауэлл.

Все 10 членов комитета по установлению ставки проголосовали за то, чтобы сохранить базовую ставку ФРС на уровне 1,5% – 1,75% – это первое единогласное решение комитета с мая.

Согласно новым прогнозам, опубликованным после заседания, большинство чиновников Федрезерва считают, что ставка достаточно низкая, чтобы стимулировать рост экономики. Если благоприятный прогноз ФРС сохранится, большинство из них ожидает, что ставку можно будет оставить без изменений в 2020 году, а потом – поднять один или два раза.

Но замечания и тон Пауэлла в официальном заявлении комитета о денежно-кредитной политике указывают на то, что ФРС скорее готова снова снизить ставку, нежели повысить ее.

Фондовые рынки выросли после заявления ФРС и пресс-конференции Пауэлла. Индекс S&P 500 закрылся с повышением на 0,3%, немного выше, чем до заявления ФРС. Доходность по 10-летним казначейским облигациям во вторник снизилась с 1,833% до 1,786%.

Пауэлл также заявил, что недавние рыночные интервенции Федрезерва, проведенные для поддержания уровня краткосрочной ставки, работают, но регулятор готов принять и другие меры, чтобы облегчить напряжение под конец года.

«Наши операции пока идут хорошо. Давление на валютных рынках за последние недели удалось снизить», – сказал Пауэлл, добавив, что ФРС готова отрегулировать детали своих операций по мере необходимости, чтобы удержать процентную ставку по федеральным фондам в целевом диапазоне.

В 2018 году чиновники Федрезерва повышали ставку четырежды. В прошлом декабре они ожидали, что продолжат повышать ставку в 2019 году, так как прогнозировали, что сильный экономический рост, включая крайне низкий уровень безработицы, будет способствовать дальнейшему росту инфляции.

В начале 2019 года эти планы были позабыты, так как стало ясно, что ожидаемого роста цен не происходит. Акции упали в цене, выпуск корпоративных облигаций в конце прошлого года также снизился на фоне намечающегося замедления роста мировой экономики и опасений инвесторов о том, что более высокая ставка может спровоцировать рецессию.

Это побудило финансовый регулятор переосмыслить свой подход. В основе его лежит то, как ФРС оценивает успехи в достижении двух целей: максимально низкого уровня безработицы и инфляции на уровне 2%. Уровень безработицы снизился до 3,5% в ноябре 2019 года (по сравнению с 10% в 2009 году), но уровень инфляции, более предпочтительный критерий для ФРС, достигал 2% в течение лишь нескольких месяцев прошлого года.

«Как вы можете видеть, инфляция практически не растет, несмотря на то, что безработица достигла 50-летних минимумов – и, как ожидается, останется на том же уровне. Таким образом, меньше необходимость в повышении ставки», – сказал Пауэлл.

Этот год выдался для главы ФРС нелегким. Президент Трамп, назначивший Пауэлла на этот пост на четырехлетний срок с февраля 2018 года, публично раскритиковал его работу. Трамп ясно дал понять, что хочет более низкой ставки, чтобы стимулировать экспорт благодаря ослаблению доллара по отношению к другим валютам.

Мнения ФРС также разделились в отношении перспектив экономики, которая пострадала от торговый напряженности, снижения инвестиций в бизнес и глобального спада производства. Чиновники Федрезерва начали подумывать о снижении базовой ставки в июне. Они понизили ее в июле, когда неопределенность в торговле вмешалась в прогнозы роста, усилила страхи Уолл-стрит относительно рецессии и вызвала опасения того, что инфляция и дальше останется на недостаточно высоком уровне.

Снижения ставки в июле, сентябре и октябре ознаменовали особенно напряженный период для денежно-кредитной политики. Из-за них разделились 17 чиновников, определяющих эту политику. Некоторые хотели дождаться больше доказательств того, что глобальный спад производства заразил экономику США в целом, которая испытала рост благодаря сильному потреблению домашних хозяйств.

Другие опасались, что, поскольку у них было меньше возможностей для снижения ставки в случае ослабления экономики, то нужно действовать быстрее, чем в прошлые периоды. Кроме того, пересмотр данных в этом году показал, что экономика была не такой сильной, как чиновники думали в прошлом году, когда повышали ставки.

В среду Пауэлл дал понять, что удовлетворен принятыми мерами и что вероятность изменения политики невелика.

«Прежде чем повышать ставку для решения проблем с инфляцией, я бы дождался не только значительного, но и продолжительного роста инфляции», – сказал он.

Пауэлла критиковали за неравномерную работу на некоторых пресс-конференциях, которые он начал проводить после каждого заседания ФРС в этом году – в два раза чаще предшественников. В среду Пауэлл «выглядел более уверенным, чем на любой предыдущей пресс-конференции – он явно держит все под контролем», сказал бывший президент Федерального резервного банка Далласа Ричард Фишер.

ФРС сейчас пересматривает свою стратегию инфляционного таргетирования, и замечания Пауэлла демонстрируют, что этот процесс уже способен повлиять на его руководство комитетом.

В настоящее время ФРС стремится удерживать инфляцию на уровне около 2%, который расценивает как признак здорового экономического роста. Однако с тех пор, как эта цель была принята восемь лет назад, инфляция в основном держалась ниже этого уровня. По этой причине Пауэлл подталкивает своих коллег к рассмотрению новых стратегий.

В среду Пауэлл начал продвигать идею о том, что слишком низкую инфляцию нужно расценивать как проблему, хотя традиционно центральные банки сосредоточены на том, чтобы предотвратить чрезмерную инфляцию.

По словам Пауэлла, «инфляция, которая постоянно не достигает целевого уровня, может привести к нездоровой динамике», в которой потребители ожидают низкой инфляции, что ведет к снижению фактической инфляции. Это может затруднить для ФРС снижение ставки, чтобы стимулировать рост в условиях спада, сказал он, «что приведет к ухудшению экономических результатов для американских семей и бизнеса».

Пересмотр стратегии уже может влиять на подход чиновников Федрезерва к установлению денежно-кредитной политики. Они обсуждают, следует ли поощрять периодическую инфляцию выше 2%, чтобы компенсировать недотягивание до этого уровня в прошлые периоды. Кроме того, Пауэлл сказал, что некоторые чиновники предварительно вписали в прогнозы, опубликованные в среду, что незначительное превышение уровня инфляции в 2% является приемлемым.

Когда на него надавали, Пауэлл сказал, что ФРС, возможно, придется принять меры, если уровень инфляции будет постоянно держаться ниже 2%. «Просто слова сами по себе не заслуживают доверия», – сказал он.

По этим комментариям можно судить, что если низкая инфляция сохранится, это может подтолкнуть ФРС к снижению процентных ставок в следующем году, сказала Дайан Суонк, главный экономист бухгалтерской компании Grant Thornton. «Если вы верите в слова Пауэлла, то ставку нужно снижать» при сохранении низкой инфляции, сказала она.

В этом году ФРС также кардинально сменила курс в отношении своего $4-триллионного портфеля активов. Чиновники прекратили сокращать активы в июле, а позже пришли к выводу, что скачок ставок на валютном рынке в середине сентября показал: они позволили банковским вкладам в ФРС (резервам) снизиться слишком сильно.

Чтобы добавить резервы обратно в банковскую систему, в октябре ФРС начала покупать краткосрочные казначейские векселя на $60 млрд. Регулятор также расширил ежедневные и еженедельные кредитные операции, чтобы наполнить финансовую систему наличными деньгами в преддверии ожидаемого дефицита наличности в конце года.

В среду Пауэлл оставил открытой возможность того, что при необходимости ФРС может приобретать казначейские ценные бумаги с немного более долгим сроком обращения, чтобы сохранить работу рынков в эти периоды.

Некоторые крупные банки это может побудить к сокращению кредитования на валютных рынках, чтобы сократить свой баланс и избежать потенциального увеличения капитальных затрат. Между тем, из-за растущего дефицита бюджета у дилеров по облигациям остается больше государственных облигаций для продажи и, как результат, меньше резервных мощностей для кредитования на валютных рынках.

Из-за этого возникли вопросы о том, сохранят ли интервенции ФРС, которые снизили нестабильность рынка в середине сентября, свою эффективность в конце года.

«Реальность такова, что они не знают, и они знают, что не знают», – сказал Скотт Минерд, директор по инвестициям в финансовой компании Guggenheim Partners.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

1 просмотр

Лондон, Нью-Йорк и Гонконг ожидают тревожные времена

Космополитическая ориентированность этих городов не вписывается в менее глобализованный, более националистический мир

Нью-Йорк. Фото: Spencer Platt / Getty Images

В рейтингах финансовых центров мира Лондон, Нью-Йорк и Гонконг регулярно занимают все три первых места. Все эти города могут похвастаться финансовой инфраструктурой, материальной базой и человеческими ресурсами, необходимыми для ведения международного бизнеса. В то же время они разделяют открытость миру, которая берет начало в их истории и культуре.

Но такие активы теряют значение в мире, который отходит от глобализации. Эти города являются оплотами интернационализма в странах, которые становятся националистскими.

Все они крайне привлекательны для иностранных рабочих: во всех доля населения иностранного происхождения намного выше, чем в целом по стране. Но барьер для иммиграции в США повышается, а скоро то же самое может произойти в Великобритании, в то время как сомнения в независимости Гонконга от Китая уменьшают его привлекательность для экспатов. В Лондоне и Нью-Йорке замедлился рост рынка труда, Гонконг вошел в рецессию. Во всех трех городах цены на недвижимость падают под совместным давлением высоких расходов, экономических проблем и политической нестабильности.

london-nyu-jork-i-gonkong-ozhidayut-trevozhnye-vremena.png

В 2016 году Лондон был единственным регионом Англии, проголосовавшим за то, чтобы остаться в Европейском союзе (60% проголосовало против выхода из ЕС, или брексита). Три года спустя наблюдается тот же раскол. Консерваторы, которые пообещали скорое завершение брексита, побеждают в национальных выборах. Но их позиции слабы в Лондоне, где две трети населения поддерживают лейбористов, менее однозначно настроенных к Брекситу, или либеральных демократов и зеленых, которые полностью против брексита (по данным опроса аналитической фирмы YouGov).

Великобритания сильно зависит от экспорта услуг: финансовых, юридических, а Лондон поставляет почти половину из них. Если Соединенное Королевство выйдет из ЕС без новой сделки, то сектор услуг может столкнуться с новыми регуляторными и лицензионными барьерами, а товары будут частично под защитой благодаря членству Великобритании во Всемирной торговой организации.

Компании финансовых услуг могут лишиться «паспортных прав», благодаря которым они могут предлагать свои услуги по всему Евросоюзу из штабов в Лондоне. Учитывая, что для единого цифрового рынка ЕС устанавливаются общие стандарты по налогообложению интернет-компаний, защите авторских прав и приватности данных, преуспевающая цифровая отрасль Лондона может натолкнуться на новые препятствия. Конец свободе передвижения между Великобританией и ЕС тоже грозит отрасли услуг: другие европейцы составляют около 10% работников IT, профессиональных работников и ученых Лондона; 12% финансовых работников и 32% работников сферы жилья и питания, по данным аналитического центра Centre for London.

Проблемы Гонконга еще острее. Когда территория Гонконга была возвращена КНР в 1997 году, он был и свободнее, и богаче материкового Китая. С тех пор разрыв в благосостоянии уменьшился, а Шанхай и Шэньчжэнь превратились в успешные финансовые центры. Но разрыв в уровне свобод только вырос, так как Китай стал более авторитарным под властью председателя Си Цзиньпина. Когда в Гонконге попытались принять законопроект по экстрадиции подозреваемых в материковый Китай с его непрозрачной судебной системой, многие гонконгцы расценили это как попытку Китая посягнуть на их свободу. Это вылилось в месяцы масштабных демонстраций, зачастую сопровождающихся насилием.

Хотя с тех пор законопроект был отозван, этот конфликт подчеркнул раскол между космополитическим, вестернизированным городом и строго националистической Коммунистической партией Китая. Более того, некоторые протестующие обращались за поддержкой к США и Великобритании, в то время как Китай обрушивался с критикой на «иностранных агентов», которые, по заявлениям китайской стороны, разжигали беспорядки.

Гонконг по-прежнему остается главным финансовым центром Китая. Но его привлекательность, безусловно, снизится в условиях потенциального продолжения конфликта, более жесткого контроля со стороны Пекина и возможных санкций со стороны США, если Вашингтон решит, что регион больше не автономен.

В более широком смысле, Китай и США постепенно разрывают связи, что уменьшает ценность Гонконга в качестве посредника. Автор агентства Bloomberg Дэвид Фиклинг отмечает, что Шанхай был финансовой столицей Азии до прихода коммунистов к власти в 1940 году, из-за чего многие жители бежали в Гонконг. По его словам, местные жители теперь задаются вопросом, не произойдет ли что-то подобное и с самим Гонконгом.

Проблемы Нью-Йорка имеют скорее экономический, нежели политический характер. В отличие от Лондона, уровень занятости в отрасли финансов так и не достиг докризисного уровня. Этот пробел заполнили индустрии социальных сетей и технологий. Но конкурентная привлекательность города снизилась. Его население сокращается впервые за десять лет на фоне снижения иммиграции из-за рубежа и роста внутренней миграции.

В каких-то из своих проблем Нью-Йорк виноват сам: цены на жилье здесь одни из самых высоких в стране, то же касается и налогов. Но Нью-Йорк также больше других страдает от некоторых из решений президента Трампа. В 2017 году Трамп подписал закон о налоговой реформе, согласно которому ограничивались вычеты по налогам штатов и местным налогам. Это ударило по городам и штатам с высокими налогами, включая Нью-Йорк, которые преимущественно являются демократическими.

В штате Нью-Йорк в соответствии с законом стали платить больше налогов 29% самого богатого процента домохозяйств, а в Техасе – лишь 5% (по данным Urban Institute). Оценки для города Нью-Йорк не доступны. Какие бы иные выгоды богатые ни получали от закона, из-за него Нью-Йорк стал менее привлекательным местом для работы или ведения бизнеса. Трамп подтвердил это, сменив основное место резиденции с Нью-Йорка на Флориду.

Лондон, Гонконг и Нью-Йорк не ждут стагнация или упадок. По всему миру потоки инноваций и производительности стекаются в города с высокой концентрацией талантов, знаний и благ цивилизации, которые в этих городах имеются в избытке. Но до сих пор Лондон, Гонконг и Нью-Йорк выделялись благодаря своему уникальному глобалистическому характеру. В будущем это может измениться.

london-nyu-jork-i-gonkong-ozhidayut-trevozhnye-vremena1.jpg

Гонконг. Фото: Anthony Wallace / Agence France-Presse / Getty Images

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance