Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1532 просмотра

Как спад в китайской экономике может отразиться на Казахстане

Рассказывает шеф-аналитик компании ALPHA LUX Consulting Сергей Полыгалов

Фото: Shutterstock

Снижение темпов роста китайской экономики, несомненно, может сказаться на развитии экономики Казахстана в среднесрочной перспективе.

РК и КНР связывают тесные экономические узы. Китай является одним из основных потребителей казахстанских сырьевых ресурсов, таких как нефть, химические элементы, руда меди, железная руда и другое минеральное сырье. Доля экспорта сырьевых товаров в Поднебесную составляет до 80% от общего объема экспорта в эту страну из РК.

Если рассматривать влияние ситуации в Поднебесной на казахстанский рынок, то можно предположить несколько вариантов развития дальнейших событий.

Первый вариант: экономический спад в Китае снизит спрос на сырье, отсюда может снизиться прибыль сырьевых казахстанских компаний за счет уменьшения объ­емов продаж сырьевых товаров. 

Второй вариант может быть не связан напрямую с конкретными производителями сырья в Казахстане, то есть объемы поставок могут сохраниться, но при этом уменьшение спроса на сырье со стороны КНР может привести к падению стоимости сырья на мировых рынках, а это, в свою очередь, может сказаться не только на снижении доходов отдельно взятых компаний, но и на общей экономической ситуации в нашей стране. 

Ни для кого не секрет, что казахстанская экономика продолжает быть зависимой, в частности, от цен на нефть. Простое сравнение: по итогам 2018 года ВВП РК составил 4,1% при средней стоимости нефти $67,4 за баррель, причем стоит отметить, что большую часть года черное золото росло в цене. В 2019 году динамика, можно сказать, зеркальная. Рост нефтяных котировок показывал положительную динамику только первые четыре месяца года, все остальное время стоимость нефти снижается. 

На сегодняшний день (если брать минимальную и максимальную стоимость) среднегодовая стоимость составляет $63,75 за баррель, что на 5,5% ниже прошлогодних значений. По предварительной оценке Минфина РК и Всемирного банка, темпы роста экономики Казахстана могут замедлиться до 3,7–3,9%. И одной из причин этого замедления, вероятнее всего, станет стоимость черного золота на мировом рынке. 
Не стоит забывать и о бюджете страны. По самым скромным оценкам, за счет продажи нефти формируется 30% бюджетных средств. При снижении стоимости черного золота на мировом рынке мы можем столкнуться с дефицитом финансовых поступлений в бюджет страны. А это может сказаться на планах господдержки развития экономики в Казахстане.

Я привожу пример только с рынком нефти, но аналогичная ситуация может сформироваться и в других сегментах сырьевой отрасли страны. Если замедление экономики Китая будет продолжаться, то это однозначно отразится на добывающих отраслях Казахстана. Если сильно начнет замедляться спрос, то не будет смысла сохранять прежние объемы добычи и производства сырья, чтобы не было перепроизводства и перенасыщения складов.

Снижение сырьевых цен (теперь уже в большей степени нефтяных), вероятнее всего, негативно скажется и на курсе казахстанского тенге. Влияние стоимости черного золота на курс казахстанской валюты остается значительным. Возможно, изменилась структура влияния на фоне того, что НБ РК проводит более диверсифицированную политику курсообразования национальной валюты, отказавшись от прямой привязки курса доллара к нефтяным котировкам. Но обыватель продолжает наблюдать ситуацию, когда снижение стоимости нефти на рынке приводит к ослаблению курса тенге к американской валюте. Это, в свою очередь, может привести к росту инфляции. 

С начала года инфляция в РК, по официальным данным, составила около 5,4%. Показатель вписывается в целевые значения Нацбанка 4–6%, но и курс национальной валюты к доллару США и евро за тот же период времени более-менее стабилен. Рост инфляции повлияет на снижение потребительского спроса на товары и услуги, что может негативно сказаться на общем экономическом состоянии в стране. 

Подводя итог, стоит отметить: Китай не является единственным драйвером казахстанской экономики. Говорить, что Казахстан напрямую зависит от Китая, нельзя. Влияние КНР на казахстанскую экономику в большей степени будет опосредованным, через возможное ухудшение общемировой экономической ситуации. Но у Казахстана есть возможность избежать критических процессов за счет перераспределения внешнеэкономических связей и выработки стратегии развития реального сектора экономики и создания конкурентоспособных товаров и услуг, которые будут продолжать пользоваться спросом на внутреннем и внешнем рынках.
 


23492 просмотра

Как Казахстан и Россия будут переживать грядущий кризис

Рассказывает главный экономист Проектного блока Евразийского фонда стабилизации и развития

Иллюстрация: Shutterstock

Давайте договоримся сразу: кризис в мировой экономике будет. И в этот раз все не «будет по-другому». Из принципиально новых факторов в мировой экономике есть сверхмягкая денежная политика крупнейших центробанков (американского, европейского и японского). Это, конечно, искажает логику рынков, но не меняет фундаментальную циклическую природу мировой капиталистической системы. А, значит, быть новому надиру цикла, никуда не деться. Экономисты должны ответить на два вопроса: когда будет следующий кризис и каким он будет. 

Когда будет следующий кризис? 

У занимающихся макроэкономическим прогнозированием организаций, как правило, есть базовый прогноз. Этот прогноз носит консенсусный характер и в той или иной степени предполагает экстраполяцию текущих тенденций. Наличие таких «базовых» прогнозов нормально. Но ненормально отсутствие стресс-сценариев. Будущее не определено, а самоуспокоение губительно. Стресс-сценарии, альтернативные прогнозы обязательно должны разрабатываться и обсуждаться. Особенно это важно для государственных и международных структур, сама цель существования которых требует постоянной готовности к эффективному противодействию кризисным явлениям. Такой структурой на евразийском пространстве является Евразийский фонд стабилизации и развития. ЕФСР по своей сути – это «пожарная команда», призванная минимизировать негативные последствия различного рода финансовых кризисов для экономик евразийского пространства и заниматься их профилактикой. Отсюда пристальный интерес к теме будущей рецессии в мировой экономике. 

Замедление темпов роста уже идет полным ходом. Это связано с рядом факторов: поздней стадией экономического цикла, повышением ставок ФРС, нарастанием долгового бремени. Рост мировой экономики замедлился с 3,8% в IV квартале 2017 года до 3% в IV квартале 2018-го – за последние семь лет это наиболее быстрое замедление. Развивающиеся экономики замедляются быстрее, чем развитые, а Турция уже ушла в рецессию. Уже в декабре-январе основные прогнозисты – такие, как Всемирный банк, МВФ, ОЭСР, ведущие центробанки и крупнейшие инвестиционные банки – начали массово снижать прогнозы на 2019–2020 годы. Это реакция на поступающую статистику. Последней в ряду международных агентств, снизивших свои прогнозы, в апреле стала ВТО: оценка роста международной торговли в 2019 году понижена довольно резко – с 3,7 до 2,6%. 

Крупнейшие риски всем хорошо известны. Это огромное накопленное долговое бремя, риск торговых войн, геополитическая напряженность, весьма унылое состояние европейской экономики (включая ее главный мотор – Германию), внутренние дисбалансы китайской экономики, Брекзит – выбирайте по вкусу. На мой взгляд, фундаментальный риск – это огромный долг на всех уровнях. Центробанки США, ЕС и Японии нарастили балансы до беспрецедентных уровней. Государства набрали долгов для реализации инфраструктурных проектов, причем от КНР на довольно непрозрачных условиях и с рядом некомфортных ограничений. Корпоративный сектор по всему миру существенно нарастил долг не только в инвестиционных целях, но и для действий, не повышающих собственно валовый продукт – например, для проведения обратных выкупов акций. По всему миру растут ипотечные и потребительские долги домохозяйств. Власти по всему миру осознают этот риск и пытаются сдержать рост кредитования с помощью использования макропруденциальных инструментов, но эффективность этих мер невелика. Совокупный долг давно перерос пик 10-летней давности и достиг $250 трлн (против $175 трлн в 2008 году). Это более чем в 2,5 раза больше мирового ВВП.

Опасная, нестабильная ситуация 

Собственно, циклическая природа капитализма и решает (иной раз радикально и каждый раз болезненно) проблему накопленных дисбалансов и неэф­фективностей. Циклический кризис работает санитаром леса. Он вычищает неэффективных закредитованных производителей, самых слабых игроков в финансовых системах, заставляет уходить в банкротства и списывать долги. Однако, когда конкретно это произойдет, не угадать. Возможно, совсем скоро, в течение ближайших полутора лет (на мой взгляд, вероятность этого не меньше 40%). А, возможно, залитые в мировую экономику триллионы позволят ей еще порасти. 

Каким будет следующий кризис?

Собственно, в уходе крупных экономик во временную рецессию ничего необычного нет. Она определяется как два квартала сокращения экономики подряд. Сейчас в рецессии находится Турция. Опасно близок к скатыванию в отрицательные темпы роста ряд европейских экономик. Экономический цикл находится в поздней «зрелой» фазе, поэтому можно прогнозировать усиление этих тенденций. При этом техническая рецессия не­обязательна, может иметь место просто сильное замедление темпов роста. 

По этому поводу идут оживленные и местами ожесточенные дискуссии крупнейших центральных банков. Но решения нет. Поэтому можно ожидать, что монетарные власти развитых стран пойдут проверенным путем снижения ставок и программ количественного смягчения. Однако одно дело снизить ставки с 5 до 2% и другое, допустим, с 2,5% до отрицательной величины. А у ЕС и Японии и этой возможности сейчас нет. Определенно стоит ожидать нулевых и отрицательных ставок в мировой экономике – то есть бесплатных «вертолетных» денег. Возможно, будут апробированы новые способы поддержки экономики. А вот хватит ли этого для достижения устойчивого эффекта – открытый вопрос. Наибольшие риски и уязвимость существуют в экономиках, которые увлеклись бесконтрольным наращиванием долга и директивным управлением политикой национальных банков. 

Повторения 2008 года случиться не должно. Все будет значительно мягче. Еще одно количественное смягчение и «вертолетные» деньги позволят предотвратить жесткий кризис. Вполне возможно, что и технической рецессии в мировой экономике не случится – только резкое снижение темпов роста на несколько кварталов. Если искать исторические параллели, то это скорее 1990–1991 годы, нежели 2008–2009-е. 

У всего есть своя цена 

Ценой такого решения станет выход в 2020-х годах на стабильно более низкие темпы роста, чем в 2010-х. Назовем это «новой новой нормальностью». Если новая нормальность 2010-х предполагала пониженные темпы роста по сравнению с 2000-ми, то «новая новая нормальность» 2020-х годов будет предполагать еще большее снижение темпов мирового экономического роста – до весьма и весьма некомфорт­но низкого постоянного уровня. В российском контексте надо добавить, что это может совпасть с дном нефтяного суперцикла в 2025–2030-х годах. 

Хорошая новость заключается в том, что, если монетарные власти крупнейших мировых экономик находятся в плохой форме, то степень готовности так называемой Глобальной системы финансовой защиты за последнее десятилетие резко возросла. ГСФЗ включает в себя четыре уровня:

1 - национальные золотовалютные резервы;

2 - система двусторонних валютных свопов (за последнее время она фактически сформирована с уровней, близких к нулю);

3 - региональные финансовые механизмы (за десятилетие, прошедшее с 2008–2009 годов, этот уровень сильно подрос как по ресурсам, так и по компетенциям – на евразийском пространстве региональным финансовым механизмом является Евразийский фонд стабилизации и развития); 

4 - сам Международный валютный фонд, располагаемые финансовые ресурсы которого в 2010-х годах значительно выросли. Это дает надежду на то, что для малых экономик будет предоставлена адекватная ситуации поддержка, которая поможет сгладить негативные последствия кризиса.

У Казахстана достаточно высокие золотовалютные резервы, низкий уровень госдолга, бюджетное правило. Аналогичная ситуация в России.

Однако ни Казахстан, ни Россия не станут тихой гаванью. Снижение спроса на сырье и его производные (нефть, газ, черные и цветные металлы, уголь, удобрения, зерно и др.) приведет как минимум к временному уменьшению цен и ударит по экономике. И все же ближайшую рецессию в мировой экономике Казахстан и Россия должны пройти достаточно уверенно. Следующий кризис, который совпадет с дном нефтяного суперцикла, будет много хуже. Но до него еще надо дожить.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций