Перейти к основному содержанию

2199 просмотров

Как спад в китайской экономике может отразиться на Казахстане

Рассказывает шеф-аналитик компании ALPHA LUX Consulting Сергей Полыгалов

Фото: Shutterstock

Снижение темпов роста китайской экономики, несомненно, может сказаться на развитии экономики Казахстана в среднесрочной перспективе.

РК и КНР связывают тесные экономические узы. Китай является одним из основных потребителей казахстанских сырьевых ресурсов, таких как нефть, химические элементы, руда меди, железная руда и другое минеральное сырье. Доля экспорта сырьевых товаров в Поднебесную составляет до 80% от общего объема экспорта в эту страну из РК.

Если рассматривать влияние ситуации в Поднебесной на казахстанский рынок, то можно предположить несколько вариантов развития дальнейших событий.

Первый вариант: экономический спад в Китае снизит спрос на сырье, отсюда может снизиться прибыль сырьевых казахстанских компаний за счет уменьшения объ­емов продаж сырьевых товаров. 

Второй вариант может быть не связан напрямую с конкретными производителями сырья в Казахстане, то есть объемы поставок могут сохраниться, но при этом уменьшение спроса на сырье со стороны КНР может привести к падению стоимости сырья на мировых рынках, а это, в свою очередь, может сказаться не только на снижении доходов отдельно взятых компаний, но и на общей экономической ситуации в нашей стране. 

Ни для кого не секрет, что казахстанская экономика продолжает быть зависимой, в частности, от цен на нефть. Простое сравнение: по итогам 2018 года ВВП РК составил 4,1% при средней стоимости нефти $67,4 за баррель, причем стоит отметить, что большую часть года черное золото росло в цене. В 2019 году динамика, можно сказать, зеркальная. Рост нефтяных котировок показывал положительную динамику только первые четыре месяца года, все остальное время стоимость нефти снижается. 

На сегодняшний день (если брать минимальную и максимальную стоимость) среднегодовая стоимость составляет $63,75 за баррель, что на 5,5% ниже прошлогодних значений. По предварительной оценке Минфина РК и Всемирного банка, темпы роста экономики Казахстана могут замедлиться до 3,7–3,9%. И одной из причин этого замедления, вероятнее всего, станет стоимость черного золота на мировом рынке. 
Не стоит забывать и о бюджете страны. По самым скромным оценкам, за счет продажи нефти формируется 30% бюджетных средств. При снижении стоимости черного золота на мировом рынке мы можем столкнуться с дефицитом финансовых поступлений в бюджет страны. А это может сказаться на планах господдержки развития экономики в Казахстане.

Я привожу пример только с рынком нефти, но аналогичная ситуация может сформироваться и в других сегментах сырьевой отрасли страны. Если замедление экономики Китая будет продолжаться, то это однозначно отразится на добывающих отраслях Казахстана. Если сильно начнет замедляться спрос, то не будет смысла сохранять прежние объемы добычи и производства сырья, чтобы не было перепроизводства и перенасыщения складов.

Снижение сырьевых цен (теперь уже в большей степени нефтяных), вероятнее всего, негативно скажется и на курсе казахстанского тенге. Влияние стоимости черного золота на курс казахстанской валюты остается значительным. Возможно, изменилась структура влияния на фоне того, что НБ РК проводит более диверсифицированную политику курсообразования национальной валюты, отказавшись от прямой привязки курса доллара к нефтяным котировкам. Но обыватель продолжает наблюдать ситуацию, когда снижение стоимости нефти на рынке приводит к ослаблению курса тенге к американской валюте. Это, в свою очередь, может привести к росту инфляции. 

С начала года инфляция в РК, по официальным данным, составила около 5,4%. Показатель вписывается в целевые значения Нацбанка 4–6%, но и курс национальной валюты к доллару США и евро за тот же период времени более-менее стабилен. Рост инфляции повлияет на снижение потребительского спроса на товары и услуги, что может негативно сказаться на общем экономическом состоянии в стране. 

Подводя итог, стоит отметить: Китай не является единственным драйвером казахстанской экономики. Говорить, что Казахстан напрямую зависит от Китая, нельзя. Влияние КНР на казахстанскую экономику в большей степени будет опосредованным, через возможное ухудшение общемировой экономической ситуации. Но у Казахстана есть возможность избежать критических процессов за счет перераспределения внешнеэкономических связей и выработки стратегии развития реального сектора экономики и создания конкурентоспособных товаров и услуг, которые будут продолжать пользоваться спросом на внутреннем и внешнем рынках.
 

1283 просмотра

Лондон, Нью-Йорк и Гонконг ожидают тревожные времена

Космополитическая ориентированность этих городов не вписывается в менее глобализованный, более националистический мир

Нью-Йорк. Фото: Spencer Platt / Getty Images

В рейтингах финансовых центров мира Лондон, Нью-Йорк и Гонконг регулярно занимают все три первых места. Все эти города могут похвастаться финансовой инфраструктурой, материальной базой и человеческими ресурсами, необходимыми для ведения международного бизнеса. В то же время они разделяют открытость миру, которая берет начало в их истории и культуре.

Но такие активы теряют значение в мире, который отходит от глобализации. Эти города являются оплотами интернационализма в странах, которые становятся националистскими.

Все они крайне привлекательны для иностранных рабочих: во всех доля населения иностранного происхождения намного выше, чем в целом по стране. Но барьер для иммиграции в США повышается, а скоро то же самое может произойти в Великобритании, в то время как сомнения в независимости Гонконга от Китая уменьшают его привлекательность для экспатов. В Лондоне и Нью-Йорке замедлился рост рынка труда, Гонконг вошел в рецессию. Во всех трех городах цены на недвижимость падают под совместным давлением высоких расходов, экономических проблем и политической нестабильности.

london-nyu-jork-i-gonkong-ozhidayut-trevozhnye-vremena.png

В 2016 году Лондон был единственным регионом Англии, проголосовавшим за то, чтобы остаться в Европейском союзе (60% проголосовало против выхода из ЕС, или брексита). Три года спустя наблюдается тот же раскол. Консерваторы, которые пообещали скорое завершение брексита, побеждают в национальных выборах. Но их позиции слабы в Лондоне, где две трети населения поддерживают лейбористов, менее однозначно настроенных к Брекситу, или либеральных демократов и зеленых, которые полностью против брексита (по данным опроса аналитической фирмы YouGov).

Великобритания сильно зависит от экспорта услуг: финансовых, юридических, а Лондон поставляет почти половину из них. Если Соединенное Королевство выйдет из ЕС без новой сделки, то сектор услуг может столкнуться с новыми регуляторными и лицензионными барьерами, а товары будут частично под защитой благодаря членству Великобритании во Всемирной торговой организации.

Компании финансовых услуг могут лишиться «паспортных прав», благодаря которым они могут предлагать свои услуги по всему Евросоюзу из штабов в Лондоне. Учитывая, что для единого цифрового рынка ЕС устанавливаются общие стандарты по налогообложению интернет-компаний, защите авторских прав и приватности данных, преуспевающая цифровая отрасль Лондона может натолкнуться на новые препятствия. Конец свободе передвижения между Великобританией и ЕС тоже грозит отрасли услуг: другие европейцы составляют около 10% работников IT, профессиональных работников и ученых Лондона; 12% финансовых работников и 32% работников сферы жилья и питания, по данным аналитического центра Centre for London.

Проблемы Гонконга еще острее. Когда территория Гонконга была возвращена КНР в 1997 году, он был и свободнее, и богаче материкового Китая. С тех пор разрыв в благосостоянии уменьшился, а Шанхай и Шэньчжэнь превратились в успешные финансовые центры. Но разрыв в уровне свобод только вырос, так как Китай стал более авторитарным под властью председателя Си Цзиньпина. Когда в Гонконге попытались принять законопроект по экстрадиции подозреваемых в материковый Китай с его непрозрачной судебной системой, многие гонконгцы расценили это как попытку Китая посягнуть на их свободу. Это вылилось в месяцы масштабных демонстраций, зачастую сопровождающихся насилием.

Хотя с тех пор законопроект был отозван, этот конфликт подчеркнул раскол между космополитическим, вестернизированным городом и строго националистической Коммунистической партией Китая. Более того, некоторые протестующие обращались за поддержкой к США и Великобритании, в то время как Китай обрушивался с критикой на «иностранных агентов», которые, по заявлениям китайской стороны, разжигали беспорядки.

Гонконг по-прежнему остается главным финансовым центром Китая. Но его привлекательность, безусловно, снизится в условиях потенциального продолжения конфликта, более жесткого контроля со стороны Пекина и возможных санкций со стороны США, если Вашингтон решит, что регион больше не автономен.

В более широком смысле, Китай и США постепенно разрывают связи, что уменьшает ценность Гонконга в качестве посредника. Автор агентства Bloomberg Дэвид Фиклинг отмечает, что Шанхай был финансовой столицей Азии до прихода коммунистов к власти в 1940 году, из-за чего многие жители бежали в Гонконг. По его словам, местные жители теперь задаются вопросом, не произойдет ли что-то подобное и с самим Гонконгом.

Проблемы Нью-Йорка имеют скорее экономический, нежели политический характер. В отличие от Лондона, уровень занятости в отрасли финансов так и не достиг докризисного уровня. Этот пробел заполнили индустрии социальных сетей и технологий. Но конкурентная привлекательность города снизилась. Его население сокращается впервые за десять лет на фоне снижения иммиграции из-за рубежа и роста внутренней миграции.

В каких-то из своих проблем Нью-Йорк виноват сам: цены на жилье здесь одни из самых высоких в стране, то же касается и налогов. Но Нью-Йорк также больше других страдает от некоторых из решений президента Трампа. В 2017 году Трамп подписал закон о налоговой реформе, согласно которому ограничивались вычеты по налогам штатов и местным налогам. Это ударило по городам и штатам с высокими налогами, включая Нью-Йорк, которые преимущественно являются демократическими.

В штате Нью-Йорк в соответствии с законом стали платить больше налогов 29% самого богатого процента домохозяйств, а в Техасе – лишь 5% (по данным Urban Institute). Оценки для города Нью-Йорк не доступны. Какие бы иные выгоды богатые ни получали от закона, из-за него Нью-Йорк стал менее привлекательным местом для работы или ведения бизнеса. Трамп подтвердил это, сменив основное место резиденции с Нью-Йорка на Флориду.

Лондон, Гонконг и Нью-Йорк не ждут стагнация или упадок. По всему миру потоки инноваций и производительности стекаются в города с высокой концентрацией талантов, знаний и благ цивилизации, которые в этих городах имеются в избытке. Но до сих пор Лондон, Гонконг и Нью-Йорк выделялись благодаря своему уникальному глобалистическому характеру. В будущем это может измениться.

london-nyu-jork-i-gonkong-ozhidayut-trevozhnye-vremena1.jpg

Гонконг. Фото: Anthony Wallace / Agence France-Presse / Getty Images

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance