Перейти к основному содержанию

2542 просмотра

Как спад в китайской экономике может отразиться на Казахстане

Рассказывает шеф-аналитик компании ALPHA LUX Consulting Сергей Полыгалов

Фото: Shutterstock

Снижение темпов роста китайской экономики, несомненно, может сказаться на развитии экономики Казахстана в среднесрочной перспективе.

РК и КНР связывают тесные экономические узы. Китай является одним из основных потребителей казахстанских сырьевых ресурсов, таких как нефть, химические элементы, руда меди, железная руда и другое минеральное сырье. Доля экспорта сырьевых товаров в Поднебесную составляет до 80% от общего объема экспорта в эту страну из РК.

Если рассматривать влияние ситуации в Поднебесной на казахстанский рынок, то можно предположить несколько вариантов развития дальнейших событий.

Первый вариант: экономический спад в Китае снизит спрос на сырье, отсюда может снизиться прибыль сырьевых казахстанских компаний за счет уменьшения объ­емов продаж сырьевых товаров. 

Второй вариант может быть не связан напрямую с конкретными производителями сырья в Казахстане, то есть объемы поставок могут сохраниться, но при этом уменьшение спроса на сырье со стороны КНР может привести к падению стоимости сырья на мировых рынках, а это, в свою очередь, может сказаться не только на снижении доходов отдельно взятых компаний, но и на общей экономической ситуации в нашей стране. 

Ни для кого не секрет, что казахстанская экономика продолжает быть зависимой, в частности, от цен на нефть. Простое сравнение: по итогам 2018 года ВВП РК составил 4,1% при средней стоимости нефти $67,4 за баррель, причем стоит отметить, что большую часть года черное золото росло в цене. В 2019 году динамика, можно сказать, зеркальная. Рост нефтяных котировок показывал положительную динамику только первые четыре месяца года, все остальное время стоимость нефти снижается. 

На сегодняшний день (если брать минимальную и максимальную стоимость) среднегодовая стоимость составляет $63,75 за баррель, что на 5,5% ниже прошлогодних значений. По предварительной оценке Минфина РК и Всемирного банка, темпы роста экономики Казахстана могут замедлиться до 3,7–3,9%. И одной из причин этого замедления, вероятнее всего, станет стоимость черного золота на мировом рынке. 
Не стоит забывать и о бюджете страны. По самым скромным оценкам, за счет продажи нефти формируется 30% бюджетных средств. При снижении стоимости черного золота на мировом рынке мы можем столкнуться с дефицитом финансовых поступлений в бюджет страны. А это может сказаться на планах господдержки развития экономики в Казахстане.

Я привожу пример только с рынком нефти, но аналогичная ситуация может сформироваться и в других сегментах сырьевой отрасли страны. Если замедление экономики Китая будет продолжаться, то это однозначно отразится на добывающих отраслях Казахстана. Если сильно начнет замедляться спрос, то не будет смысла сохранять прежние объемы добычи и производства сырья, чтобы не было перепроизводства и перенасыщения складов.

Снижение сырьевых цен (теперь уже в большей степени нефтяных), вероятнее всего, негативно скажется и на курсе казахстанского тенге. Влияние стоимости черного золота на курс казахстанской валюты остается значительным. Возможно, изменилась структура влияния на фоне того, что НБ РК проводит более диверсифицированную политику курсообразования национальной валюты, отказавшись от прямой привязки курса доллара к нефтяным котировкам. Но обыватель продолжает наблюдать ситуацию, когда снижение стоимости нефти на рынке приводит к ослаблению курса тенге к американской валюте. Это, в свою очередь, может привести к росту инфляции. 

С начала года инфляция в РК, по официальным данным, составила около 5,4%. Показатель вписывается в целевые значения Нацбанка 4–6%, но и курс национальной валюты к доллару США и евро за тот же период времени более-менее стабилен. Рост инфляции повлияет на снижение потребительского спроса на товары и услуги, что может негативно сказаться на общем экономическом состоянии в стране. 

Подводя итог, стоит отметить: Китай не является единственным драйвером казахстанской экономики. Говорить, что Казахстан напрямую зависит от Китая, нельзя. Влияние КНР на казахстанскую экономику в большей степени будет опосредованным, через возможное ухудшение общемировой экономической ситуации. Но у Казахстана есть возможность избежать критических процессов за счет перераспределения внешнеэкономических связей и выработки стратегии развития реального сектора экономики и создания конкурентоспособных товаров и услуг, которые будут продолжать пользоваться спросом на внутреннем и внешнем рынках.
 

banner_wsj.gif

3609 просмотров

Коронавирус наносит удар мировой экономике

О начале глобальной рецессии пока никто всерьез не говорит, но негативное влияние кризиса, вызванного вспышкой новой формы пневмонии в Китае, ощутили фактически все

Фото: Shutterstock/Rost9

Спад производства в Китае, как и снижение деловой активности в целом из-за продолжающейся эпидемии коронавируса, так или иначе затронул все крупные экономики мира.

В частности, как пишет издание The Wall Street Journal, экономисты американского банка Goldman Sachs уже заявили о том, что ожидают снижения глобального ВВП, а также ВВП крупнейшей экономики мира – США. Разумеется, американские власти постараются избежать такого сценария, но «риски ухудшения ситуации явно возросли».

И хотя в начале недели на фондовом рынке произошел всплеск роста ряда индексов, маловероятно, что это устойчивый тренд к росту. Скорее речь идет о кратковременном явлении, случившемся на фоне ожидания действий со стороны ФРС США. 

Стремясь противостоять разрушительному воздействию коронавируса, ФРС использует единственный действенный инструмент, который доступен ведомству, – понижает ставки. Этим же путем идут регуляторы в Европе, Японии и других странах. Например, в Австралии центральный банк первым среди стран с развитой экономикой отреагировал на вспышку COVID-19, снизив процентные ставки до рекордно низкого уровня 0,50%. 

Но этого может оказаться недостаточно. Как отмечает издание The Wall Street Journal, «огневая мощь» центральных банков была серьезно ослаблена теми мерами, которые они принимали за последние пару лет для защиты экономик своих стран от влияния инфляции, торговых войн и геополитической напряженности.

Косвенно это подтверждают и данные ОЭСР, указывающие на то, что мировая экономика начала замедляться еще до момента официального объявления о вспышке коронавируса в конце прошлого года. Но если ситуация с вирусом ухудшаться не будет, вероятно, уже в 2021 году начнется постепенное восстановление глобальной экономики.

Пока наиболее сильно пострадал сам Китай, где на карантине находятся миллионы рабочих фабрик и заводов, а потребительский сектор страдает от нехватки товаров и покупателей. В ОЭСР считают, что при положительном развитии событий экономика КНР в текущем году может вырасти на 4,9% при прежнем прогнозе в 5,7%. 

То в жар то в холод.png

Пострадали и все те компании, чьи цепочки поставок были замкнуты на китайском рынке. Для одних это стало бизнес-провалом, для других – возможностью для роста. Имеет значение даже разница в восприятии того, что нужно для борьбы с кризисом. Так, Италия, Франция, Великобритания и Швейцария выступили за решительные меры, запретив, в частности, проведение многолюдных мероприятий. С другой стороны, Германия, Австрия, Испания, как и большая часть Скандинавских стран, призывают не поддаваться панике.

Со своей стороны о готовности задействовать все доступные инструменты, включая экстренное финансирование для помощи странам в борьбе с коронавирусом, заявили Всемирный банк и Международный валютный фонд.
 
Управляющий директор МВФ Кристалина Георгиева и президент Всемирного банка Дэвид Малпасс в совместном заявлении выразили мнение, что для преодоления последствий коронавируса необходимо международное сотрудничество, пишет The Wall Street Journal. В частности, «сверить часы» намерены министры финансов G8, что, вполне вероятно, позволит скоординировать усилия ведущих стран мира и снизить риск глобальной рецессии.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif