32700 просмотров

Как Казахстан и Россия будут переживать грядущий кризис

Рассказывает главный экономист Проектного блока Евразийского фонда стабилизации и развития

Иллюстрация: Shutterstock

Давайте договоримся сразу: кризис в мировой экономике будет. И в этот раз все не «будет по-другому». Из принципиально новых факторов в мировой экономике есть сверхмягкая денежная политика крупнейших центробанков (американского, европейского и японского). Это, конечно, искажает логику рынков, но не меняет фундаментальную циклическую природу мировой капиталистической системы. А, значит, быть новому надиру цикла, никуда не деться. Экономисты должны ответить на два вопроса: когда будет следующий кризис и каким он будет. 

Когда будет следующий кризис? 

У занимающихся макроэкономическим прогнозированием организаций, как правило, есть базовый прогноз. Этот прогноз носит консенсусный характер и в той или иной степени предполагает экстраполяцию текущих тенденций. Наличие таких «базовых» прогнозов нормально. Но ненормально отсутствие стресс-сценариев. Будущее не определено, а самоуспокоение губительно. Стресс-сценарии, альтернативные прогнозы обязательно должны разрабатываться и обсуждаться. Особенно это важно для государственных и международных структур, сама цель существования которых требует постоянной готовности к эффективному противодействию кризисным явлениям. Такой структурой на евразийском пространстве является Евразийский фонд стабилизации и развития. ЕФСР по своей сути – это «пожарная команда», призванная минимизировать негативные последствия различного рода финансовых кризисов для экономик евразийского пространства и заниматься их профилактикой. Отсюда пристальный интерес к теме будущей рецессии в мировой экономике. 

Замедление темпов роста уже идет полным ходом. Это связано с рядом факторов: поздней стадией экономического цикла, повышением ставок ФРС, нарастанием долгового бремени. Рост мировой экономики замедлился с 3,8% в IV квартале 2017 года до 3% в IV квартале 2018-го – за последние семь лет это наиболее быстрое замедление. Развивающиеся экономики замедляются быстрее, чем развитые, а Турция уже ушла в рецессию. Уже в декабре-январе основные прогнозисты – такие, как Всемирный банк, МВФ, ОЭСР, ведущие центробанки и крупнейшие инвестиционные банки – начали массово снижать прогнозы на 2019–2020 годы. Это реакция на поступающую статистику. Последней в ряду международных агентств, снизивших свои прогнозы, в апреле стала ВТО: оценка роста международной торговли в 2019 году понижена довольно резко – с 3,7 до 2,6%. 

Крупнейшие риски всем хорошо известны. Это огромное накопленное долговое бремя, риск торговых войн, геополитическая напряженность, весьма унылое состояние европейской экономики (включая ее главный мотор – Германию), внутренние дисбалансы китайской экономики, Брекзит – выбирайте по вкусу. На мой взгляд, фундаментальный риск – это огромный долг на всех уровнях. Центробанки США, ЕС и Японии нарастили балансы до беспрецедентных уровней. Государства набрали долгов для реализации инфраструктурных проектов, причем от КНР на довольно непрозрачных условиях и с рядом некомфортных ограничений. Корпоративный сектор по всему миру существенно нарастил долг не только в инвестиционных целях, но и для действий, не повышающих собственно валовый продукт – например, для проведения обратных выкупов акций. По всему миру растут ипотечные и потребительские долги домохозяйств. Власти по всему миру осознают этот риск и пытаются сдержать рост кредитования с помощью использования макропруденциальных инструментов, но эффективность этих мер невелика. Совокупный долг давно перерос пик 10-летней давности и достиг $250 трлн (против $175 трлн в 2008 году). Это более чем в 2,5 раза больше мирового ВВП.

Опасная, нестабильная ситуация 

Собственно, циклическая природа капитализма и решает (иной раз радикально и каждый раз болезненно) проблему накопленных дисбалансов и неэф­фективностей. Циклический кризис работает санитаром леса. Он вычищает неэффективных закредитованных производителей, самых слабых игроков в финансовых системах, заставляет уходить в банкротства и списывать долги. Однако, когда конкретно это произойдет, не угадать. Возможно, совсем скоро, в течение ближайших полутора лет (на мой взгляд, вероятность этого не меньше 40%). А, возможно, залитые в мировую экономику триллионы позволят ей еще порасти. 

Каким будет следующий кризис?

Собственно, в уходе крупных экономик во временную рецессию ничего необычного нет. Она определяется как два квартала сокращения экономики подряд. Сейчас в рецессии находится Турция. Опасно близок к скатыванию в отрицательные темпы роста ряд европейских экономик. Экономический цикл находится в поздней «зрелой» фазе, поэтому можно прогнозировать усиление этих тенденций. При этом техническая рецессия не­обязательна, может иметь место просто сильное замедление темпов роста. 

По этому поводу идут оживленные и местами ожесточенные дискуссии крупнейших центральных банков. Но решения нет. Поэтому можно ожидать, что монетарные власти развитых стран пойдут проверенным путем снижения ставок и программ количественного смягчения. Однако одно дело снизить ставки с 5 до 2% и другое, допустим, с 2,5% до отрицательной величины. А у ЕС и Японии и этой возможности сейчас нет. Определенно стоит ожидать нулевых и отрицательных ставок в мировой экономике – то есть бесплатных «вертолетных» денег. Возможно, будут апробированы новые способы поддержки экономики. А вот хватит ли этого для достижения устойчивого эффекта – открытый вопрос. Наибольшие риски и уязвимость существуют в экономиках, которые увлеклись бесконтрольным наращиванием долга и директивным управлением политикой национальных банков. 

Повторения 2008 года случиться не должно. Все будет значительно мягче. Еще одно количественное смягчение и «вертолетные» деньги позволят предотвратить жесткий кризис. Вполне возможно, что и технической рецессии в мировой экономике не случится – только резкое снижение темпов роста на несколько кварталов. Если искать исторические параллели, то это скорее 1990–1991 годы, нежели 2008–2009-е. 

У всего есть своя цена 

Ценой такого решения станет выход в 2020-х годах на стабильно более низкие темпы роста, чем в 2010-х. Назовем это «новой новой нормальностью». Если новая нормальность 2010-х предполагала пониженные темпы роста по сравнению с 2000-ми, то «новая новая нормальность» 2020-х годов будет предполагать еще большее снижение темпов мирового экономического роста – до весьма и весьма некомфорт­но низкого постоянного уровня. В российском контексте надо добавить, что это может совпасть с дном нефтяного суперцикла в 2025–2030-х годах. 

Хорошая новость заключается в том, что, если монетарные власти крупнейших мировых экономик находятся в плохой форме, то степень готовности так называемой Глобальной системы финансовой защиты за последнее десятилетие резко возросла. ГСФЗ включает в себя четыре уровня:

1 - национальные золотовалютные резервы;

2 - система двусторонних валютных свопов (за последнее время она фактически сформирована с уровней, близких к нулю);

3 - региональные финансовые механизмы (за десятилетие, прошедшее с 2008–2009 годов, этот уровень сильно подрос как по ресурсам, так и по компетенциям – на евразийском пространстве региональным финансовым механизмом является Евразийский фонд стабилизации и развития); 

4 - сам Международный валютный фонд, располагаемые финансовые ресурсы которого в 2010-х годах значительно выросли. Это дает надежду на то, что для малых экономик будет предоставлена адекватная ситуации поддержка, которая поможет сгладить негативные последствия кризиса.

У Казахстана достаточно высокие золотовалютные резервы, низкий уровень госдолга, бюджетное правило. Аналогичная ситуация в России.

Однако ни Казахстан, ни Россия не станут тихой гаванью. Снижение спроса на сырье и его производные (нефть, газ, черные и цветные металлы, уголь, удобрения, зерно и др.) приведет как минимум к временному уменьшению цен и ударит по экономике. И все же ближайшую рецессию в мировой экономике Казахстан и Россия должны пройти достаточно уверенно. Следующий кризис, который совпадет с дном нефтяного суперцикла, будет много хуже. Но до него еще надо дожить.

banner_wsj.gif

137 просмотров

Мировые рынки выбираются из кризиса ликвидности

Эксперты прогнозируют восстановление до прежнего уровня в следующем году

Фото: Pixabay

Мировые финансовые рынки больше не испытывают долларового голода. Об этом свидетельствует снижение баланса Федерального резерва США (ФРС) впервые с февраля. По мнению аналитиков, это может говорить о постепенном возвращении рынков к нормальному состоянию после обвала в феврале и марте. При этом по мере стабилизации ситуации на финансовых рынках меры центральных банков по смягчению монетарной политики становятся более точечными. 

 

1111_4.png

США

Когда пандемия коронавируса стала лихорадить рынки в марте, ФРС приняла ряд экстренных мер по смягчению монетарной политики. В частности, регулятор снизил ключевую ставку до 0–0,25% годовых и пообещал выкупить до $750 млрд корпоративных облигаций и на $500 млрд государственных ценных бумаг.

На заседании 10 июня американский регулятор сохранил ключевую ставку на текущем уровне. Как отметили в ФРС, такое решение принято на фоне продолжающегося кризиса здравоохранения, который будет в значительной степени влиять на экономическую активность, занятость и инфляцию в ближайшее время, а также создает значительные риски для экономики в среднесрочной перспективе.

По прогнозам регулятора, ключевая ставка останется на этом уровне по меньшей мере до конца 2022 года.

ФРС в ближайшие месяцы продолжит покупку облигаций Минфина США и ипотечных ценных бумаг в текущем темпе ($80 млрд в месяц) для поддержания кредитования домашних хозяйств и предприятий США. Центробанк также заявил, что будет продолжать предлагать крупномасштабные однодневные обратные РЕПО.

В результате беспрецедентных мер по стимулированию экономики баланс ФРС к середине июня достиг рекордных $7,2 трлн. На прошлой неделе он показал признаки снижения впервые с февраля. Согласно анализу Reuters, основным фактором стало ослабление спроса на доллары. По состоянию на 17 июня баланс валютных свопов ФРС с другими центральными банками упал на $92 млрд (с $444,5 млрд до $352,5 млрд) по сравнению с неделей ранее.

В тандеме с другими признаками ослабления спроса на срочные механизмы поддержки ликвидности ФРС сокращение использования валютных своп-линий может указывать на то, что мировые финансовые рынки возвращаются к почти нормальной ситуации после вспышки коронавируса в феврале и марте, пишет Reuters.

Япония

На 23 июня основной индекс японского фондового рынка Nikkei 225 составлял 22,549 пункта, почти восстановившись до февральских уровней.

Центральный банк Японии, в отличие от других регуляторов, не стал менять свою ключевую ставку, которая уже более четырех лет находится на уровне минус 0,1% годовых. Тем не менее с началом пандемии регулятор увеличил объемы выкупа биржевых индексных фондов (ETF), корпоративных фондов и краткосрочных векселей.

Новейшим стимулом стало введение новой схемы корпоративных займов, которая предусматривает выделение кредитов под 0% тем банкам, которые возьмут на себя предоставление малому и среднему бизнесу беспроцентных и беззалоговых займов по программе правительства. В середине июня японский регулятор увеличил финансирование этой схемы с 75 до 100 трлн иен (почти $940 млрд). 

Европа

Европейский центральный банк (ЕЦБ) 4 июня расширил запущенную в марте программу покупки активов с 750 млрд до 1,35 трлн евро, мотивировав это необходимостью поддержки финансирования реальной экономики. Покупка активов в рамках этой программы будет продолжаться по меньшей мере до конца июня 2021 года, сообщил регулятор.

По словам вице-президента ЕЦБ Луиса де Гиндоса, на это решение повлияли два фактора: ухудшение перспектив инфляции и ужесточение финансовых условий. 

«Восстановление экономики происходит в условиях чрезвычайной неопределенности… Важно, чтобы система оставалась устойчивой, чтобы гарантировать бесперебойную работу финансовых рынков и кредитование компаний и домашних хозяйств», – отметил де Гиндос на финансовом саммите во Франкфурте в понедельник, 22 июня.

Процентные ставки ЕЦБ снова оставил без изменений. По кредитам – на нулевом уровне, по депозитам – минус 0,5%, по маржинальным кредитам – 0,25%.

Банк Англии на заседании 18 июня также оставил ключевую ставку без изменений – на уровне 0,1%. Регулятор будет продолжать покупку гособлигаций и нефинансовых корпоративных бондов в рамках принятой в марте программы на 200 млрд фунтов. Комитет по денежной политике центробанка также проголосовал за повышение ориентира по покупке государственных бондов на 100 млрд, до 745 млрд фунтов (более $931 млрд).

Китай

Народный банк Китая на заседании в понедельник оставил монетарную политику страны без изменений. Годовая ставка по кредитам для первоклассных заемщиков (LPR) осталась на уровне 3,85%, а пятилетняя LPR – на уровне 4,65%. Базовая LPR влияет на стоимость кредитов для корпораций и домохозяйств, а пятилетняя ставка – на ипотечное ценообразование.

Участники рынка ожидают, что Китай продолжит снижать коэффициент достаточности капитала (reserve requirement ratio, RRR). По данным китайского издания ChinaDaily, центробанк может принять такую меру уже на этой неделе для удержания стремящихся вверх межбанковских процентных ставок и кривых доходности по облигациям.

Россия

Банк России в первые два месяца кризиса не принимал мер по смягчению монетарной политики, ограничившись инструментами по поддержке краткосрочной ликвидности.

В конце апреля российский регулятор все же снизил ключевую ставку с 6 до 5,5% на фоне обвала цен на нефть и ухудшения экономических прогнозов из-за пандемии. Тогда же Банк России обновил свой экономический прогноз. Ожидается, что ВВП России в этом году снизится на 4–6%.

19 июня совет директоров центробанка принял решение снизить ставку до 4,5%. Регулятор объяснил свое решение уменьшением рисков для финансовой стабильности и снижением инфляционных ожиданий населения и бизнеса. Банк России решил понизить ставку, чтобы не допустить снижения инфляции за пределы цели в 4% в 2021 году, пояснил регулятор.

Украина

Национальный банк Украины (НБУ) 24 апреля снизил учетную ставку с 10 до 8%, а 11 июня – до 6%, самого низкого уровня в истории страны. Как отмечается в сообщении регулятора, потребительский и инвесторский спрос, скорее всего, останется низким дольше, чем прогнозировалось ранее. Это приведет к тому, что экономика Украины сократится больше, чем ожидалось, что в свою очередь требует продолжения смягчения монетарной политики, говорится в сообщении центробанка.

НБУ особенно активно снижал учетную ставку в 2020 году – с 13,5 до 6%, рассказал «Курсиву» инвестиционный аналитик ООО «Фридом Финанс Украина» Денис Белый. 

«На фоне того, что ранее регулятор прогнозировал уровень 7% на конец 2020 года, такое сильное снижение говорит о чрезмерном отклонении таргета инфляции в сторону дефляции. Поскольку текущая инфляция составляет 1,7% (при таргете 5%), НБУ будет продолжать политику дешевого рефинансирования для банков с целью снизить ставки по кредитным ресурсам и запустить, таким образом, экономику после кризиса», – ожидает аналитик.

Ситуация выглядит так, что ставки на рынке будут снижаться до конца года.

«Таргет по ставке НБУ рассматриваем на уровне 5,5% на конец 2020 года», – добавил Белый.

Вместе с тем эксперт ожидает стремительного роста потребления уже в начале 2021 года и возврата ставки к уровню 7%. «Не способствует оптимизму плавное снижение доли нерезидентов в государственных бумагах, а также реинвестиции их купонов в короткие долговые бумаги», – отметил аналитик.

«После снижения до 6% базовой ставки банки значительно улучшили свои финансовые показатели, снизив стоимость фондирования и зафиксировав положительную переоценку от портфеля ОВГЗ из-за изменения кривой доходности. Более того, НБ Украины разработал и проводит периодичный мониторинг программы кредитования реального сектора экономики 5–7–9. Это ставки рефинансирования заемщиков малого и среднего бизнеса в зависимости от градации и определенных НБУ критериев», – пояснил «Курсиву» советник председателя правления АО «Sky Bank» (Украина) Тимур Агдавлетов.

По его данным, физические лица начали проявлять интерес к покупке ОВГЗ даже после изменения кривой доходности, так как они торгуются с доходностью 9–11% и купон не облагается 18% НДФЛ, а это намного выгоднее классических банковских, облагаемых налогом НДФЛ, депозитов под 6–8%.

«Считаю, что весна – лето – это лучшее время стимулировать рост экономики страны путем снижения стоимости гривны, так как основной доход бюджета Украины – это экспорт сельскохозяйственных товаров. Валютная выручка увеличит предложение долларовой массы на площадках валютных бирж страны, что сдержит ослабление гривны при низкой ставке, а может, даже укрепит», – добавил Агдавлетов. 

Казахстан

Нацбанк Казахстана с апреля не менял свою базовую ставку, которая составляет 9,5% годовых с процентным коридором ±2 процентных пункта.
По словам главы Нацбанка Ерболата Досаева, дальнейшее снижение базовой ставки будет иметь негативные последствия для экономики в долгосрочной перспективе.

«Текущий уровень базовой ставки в реальном выражении, то есть за минусом фактической годовой инфляции (6,8% – по итогам апреля), уже ниже равновесного нейтрального уровня в 3–3,5%. А с учетом пересмотренного прогноза по инфляции до 9–11% по итогам текущего года реальная базовая ставка может сложиться еще ниже, вплоть до нулевого значения», – говорилось в ответе Досаева на апрельский запрос депутатов мажилиса, призвавших Нацбанк снизить базовую ставку, чтобы запустить кредитование экономики под 3–4%.

Нацбанк Казахстана в июле сохранит ставку неизменной, на уровне 9,5%, ожидает экономист «Ренессанс Капитал» по России и СНГ Софья Донец.

«Несмотря на то что в июньском пресс-релизе Нацбанк упомянул возможность смягчения, мы полагаем, что реализовывать этот потенциал он пока не будет», – сказала она «Курсиву».

Инфляция в Казахстане, в отличие от многих соседей по региону СНГ, остается на повышенном уровне – 6,7% в мае, выше цели 4–6%.

«При этом давление на цены со стороны произошедшего ослаб­ления тенге еще не полностью реализовалось, мы полагаем, а вот потенциал восстановления экономической активности и спроса уже обозначился», – отметила Донец.

По ее словам, Казахстан показывает один из лучших результатов с точки зрения устойчивости к текущему кризису: спад экономики в апреле и мае остался в зоне однозначных значений, а деловые настроения по индексу деловой активности (PMI) в мае уже вернулись в зону роста – выше нейтрального уровня 50.

«Восстановление будет поддерживаться и значительным бюджетным стимулом, что делает оправданным сохранение более нейтральной направленности денежно-кредитной политики», – считает Донец.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg