Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1 просмотр

Как азиатские страны уже сейчас меняют весь мир

Текст подготовлен на основе материалов исследовательского проекта McKinsey & Company

Токио. Фото: nosonjai / Shutterstock.com

Западные наблюдатели и СМИ много говорят о росте Азии в будущем времени, имея в виду огромный потенциал региона. По мнению экспертов McKinsey, пора взглянуть на Азию по-новому – будущее наступило быстрее, чем ожидалось.

McKinsey & Company запустил проект, посвященный будущему Азии. Исследование, проведенное фирмой в партнерстве с Глобальным институтом McKinsey (ГИМ), рассматривает экономики стран Азии, компании и экосистемы, чтобы узнать, что же ждет Азию в будущем и что это может означать для правительств и бизнес-сообществ азиатских стран и всего мира. «Курсив» предлагает основные тезисы из материала Asia’s future is now. В этом документе представлен обзор роли Азии в четырех сферах: торговые потоки, корпоративная экосистема, технологии и потреб­ление.

Азия трансформирует торговлю

ГИМ изучил 23 отраслевых цепочки создания стоимости, охватывающие 43 страны, и выделил основные сдвиги в структуре мировой торговли. Азия находится в центре многих из этих изменений.

В последнее десятилетие мировой объем производства продолжал расти, но доля экспортируемых товаров упала на 5,6 процентных пункта. Это снижение, отмечают аналитики McKinsey, не является ни следствием торговых споров, ни сигналом о предстоящем замедление. Наоборот, оно отражает здоровый экономический рост в Китае, Индии и остальной части развивающейся Азии. По мере роста потребления все больше товаров, которые производятся в этих странах, продаются на локальном рынке, а не экспортируются.

На предыдущем витке глобализации западные компании выстраивали цепочку поставок длиной в полмира, чтобы воспользоваться наиболее дешевой рабочей силой, и тогда эти цепочки поставок часто проходили через Азию. Но сейчас все меняется: только 18% сегодняшней торговли товарами – это экспорт из стран с низким уровнем заработной платы в страны с высокой заработной платой. Это значительно меньшая доля, чем предполагают большинство людей, и она постоянно сокращается, констатируют аналитики McKinsey. Трудоемкое производство на экспорт было основным двигателем роста Китая, но возможности региона для конкуренции на основе дешевой рабочей силы сужаются по мере роста заработной платы и все большей автоматизации производств.

И тем не менее, отмечают специалисты McKinsey, это окно возможностей еще не закрыто – с повышением зарплат в Китае свой шанс получили Вьетнам, Индия и Бангладеш, которые за последнее десятилетие смогли увеличить экспорт трудоемких промышленных товаров (особенно текстильных) в годовом исчислении на 15, 8 и 7% соответственно.

Азиатские корпорации на подъеме

Меняющаяся роль Азии в цепочках добавленной стоимости отражает быстрое развитие корпоративной экосистемы региона. Многие азиатские компании входят в число крупнейших в мире. В рейтинге Fortune Global 500 за 2018 год 210 из 500 крупнейших компаний мира по выручке были азиатскими. Аналитики McKinsey рассмотрели ситуацию с 5 тыс. крупнейших мировых компаний. В 1997 году на Азию приходилось 36% из них, к 2017 году эта доля выросла до 43%. Самое интересное – как изменилась страновая принадлежность азиатских компаний из топ-5000. Китай показал самый высокий рост по числу таких компаний, заметно увеличилось их количество и в Индии. Четыре компании из топ-5000 расположены в Казахстане, их совокупный доход – $14 млрд. В списке теперь также представлены Филиппины, Вьетнам и Бангладеш.

За последние 20 лет отраслевой состав азиатских компаний из топ-5000 тоже значительно изменился – отрасли, производящие средства производства, сейчас составляют заметно меньшую долю экономики региона, чем в 1995–1997 годах. Азиатские фирмы стали лидерами мирового рынка не только в промышленности и автомобилестроении, но и в таких областях, как технологии, финансы и логистика.

Еще одно любопытное наблюдение McKinsey касается разницы в структуре собственности, стратегии роста и стиле работы азиатских корпораций-гигантов и западных транснациональных корпораций. Примерно 2/3 из 110 китайских компаний из списка Fortune 500 являются государственными. На пятерку лучших чеболей Южной Кореи приходится около половины капитализации фондового рынка страны. Напомним, что чеболь – это уникальная схема построения бизнеса, финансово-промышленные конгломераты, одна из главных черт которых – семейная преемственность в управлении. Samsung, LG, Hyundai – это чеболи.

Японская «большая шестерка» кейрецу также имеет большой вес на фондовом рынке страны. Кейрецу – это японская форма организации бизнеса, при которой компании объединяются в финансово-промышленные группы, где каждая компания владеет небольшой долей во всех других компаниях группы. В результате азиатского подхода к менеджменту фирма с контролирующим акционером – будь то семья, основатель или государство – может принимать долгосрочные решения по развитию бизнеса и распределять прибыль, ориентируясь на эти цели. И этим многие азиатские фирмы отличаются от публичных компаний, которые ежеквартально отчитываются перед акционерами и больше сосредоточены на максимизации прибыли в ближайшее время.

Азия формирует будущее цифровых инноваций во всем мире

Сегодня именно в Азии находится половина мировых интернет-пользователей – 2,2 млрд. Только на Китай и Индию приходится треть всех пользователей Всемирной сети. Огромный пул цифровых потребителей в Азии поддерживает развитие сектора инновационных технологий. Китай, Япония, Южная Корея и Сингапур – одни из наиболее развитых в цифровом отношении стран в мире, причем Поднебесная вошла в эти ряды с поразительной скоростью. Например, 10 лет назад в e-commerce на Китай приходилось менее 1% всех мировых транзакций в денежном выражении, сейчас эта доля – более 40%. Уровень проникновения мобильных платежей среди китайских интернет-пользователей в 2013 году составлял 25%, а в 2016-м – уже 68%. Китайские интернет-гиганты Baidu, Alibaba и Tencent строят огромную цифровую экосистему, которая сейчас выходит за пределы этих компаний.

Азия привлекает достаточно венчурного капитала для поддержки технологических инноваций и предпринимательства. Китай сейчас занимает второе место после США по объему инвестиций, с 2014 по 2016 год стартапы Поднебесной получили чуть менее 20% мирового венчурного капитала. Индия быстро догоняет – объемы венчурного финансирования в 2018 году там в 3 раза превышали аналогичный показатель Германии. В итоге на Азию сейчас приходится почти половина мировых венчурных инвестиций, основные области, куда этот капитал направляется, – виртуальная реальность, автономные транспортные средства, 3D-печать, робототехника, дроны и искусственный интеллект (ИИ).

В Азии «обитает» более трети – 119 из 331 – мировых единорогов (стартапы, стоимость которых превышает $1 млрд), это данные на апрель 2019 года. 91 единорог находится в Китае, 13 – в Индии, 6 – в Южной Корее, 4 – в Индонезии. Для сравнения: США – это дом для 161 единорога, в Великобритании их 16, в Германии – 9.

Исследователи McKinsey акцентируют внимание на интересном факте: сейчас Азия не просто выводит на рынок значительную долю мировых единорогов, но делает это очень быстро. Аналитики оценивали, сколько в среднем времени прошло от основания стартапа до приобретения им статуса единорога. В среднем компаниям Европы, Ближнего Востока и Африки потребовалось на это 10 лет, стартапам Северной Америки – 9 лет и только 6 лет – компаниям из Азии.

Другая отличительная черта азиатских стартапов – умение масштабироваться быстрее, чем их западные собратья. Азиатские стартапы нередко ориентированы на сегмент B2C и выбирают такие отрасли, которые не требуют интенсивного R&D, например электронную коммерцию или услуги по образованию и обучению. B2B и отрасли, емкие с точки зрения R&D (такие, как аналитика и программное обеспечение для повышения производительности, облачные вычисления и медицинские IT), как правило, возглавляют фирмы, расположенные в Соединенных Штатах, Великобритании и Германии. Но в то же время Китай сделал развитие ИИ стратегическим приоритетом и уже считается одним из лидеров в этой области.

Азиатские потребители – драйвер мировой экономики

За последние пару десятков лет число людей, живущих в крайней бедности, во всем мире резко сократилось. Более 1,2 млрд человек стали частью потребительского класса, и это означает, что они перешли от минимально допустимого уровня к тому уровню дохода, который позволяет приобретать товары и услуги. И это в значительной части именно азиатская история.

По прогнозам McKinsey, азиат­ский регион обеспечит половину всего роста потребления в ближайшие 10 лет. Растущий азиатский средний класс скоро достигнет 3 млрд. Только в Юго-Восточной Азии около 80 млн семей вошли в класс потребителей всего несколько лет назад. К 2030 году это число удвоится – до 163 млн домохозяйств.

Например, средние расходы Индии на одежду и обувь выросли с $40 на человека в 2007 году до $64 в 2017-м. Самый поразительный рост потребления произошел в Китае. Предыдущее исследование ГИМ выделило представителей трудоспособного населения Китая как одних из ключевых потребителей в мире. К 2030 году на эту группу будет приходиться 12 центов из каждого доллара мирового потребления в городах.

В 2018 году расходы около 30 млн китайских покупателей составили примерно треть всех мировых затрат на покупку товаров класса люкс. По прогнозам McKinsey, к 2025 году покупатели из Китая потратят на предметы роскоши почти в 2 раза больше.

«Азиатский потребитель» – клиент, который выходит за рамки привычных представлений о поколениях. Например, пожилые люди региона будут стимулировать 15% роста мирового потребления, добавив около $660 млрд к тем расходам, которые они делают сегодня. Потребности людей в возрасте выходят за рамки здравоохранения. Например, многие из пожилых предпочитают стареть дома и в комфортных условиях, поэтому начинают ремонт.

Азиатское поколение Z выросло в достатке, с большей открытостью к западной культуре и цифровыми знаниями. Молодые китайские потребители покупают товары класса люкс под влиянием желания быть замеченными. Аналитики McKinsey отмечают, что потребительские рынки в регионе переживают не только огромный рост, но и динамичные изменения – новые потребители быстро формируют лояльность к бренду, ждут от бренда персонализированных предложений и хотят выразить себя, свой подход к моде и стилю через покупки. Поскольку компании стремятся оправдать постоянно растущие ожидания, азиатские потребители все чаще будут устанавливать тренды для остального мира.

Asia Economy.png


1694 просмотра

Чем живут индейцы Амазонки

Как современный мир и его экономические реалии влияют на традиционный уклад племени тикуна

Примерно в 1 100 километрах от столицы штата Амазонас вверх по реке на северо-запад, в четырех часах на моторке от ближайшего портового города Табатинга, в амазонской сельве на границе трех государств – Колумбии, Перу и Бразилии – расположилось поселение тикуна – одного из самых многочисленных племен коренных жителей Латинской Америки. 

Тикунцы знакомы любителям творчества Жюля Верна по роману «Жангада или 800 лье по Амазонке». Сегодня тикунцы, как и века назад, живут в основном сельским хозяйством, но близкое соседство к городу привело к урбанизации этого народа. 

В хижинах местных жителей плазма соседствует с церемониальными алтарями, а заговоры шамана нередко прерываются звонком мобильного телефона вождя. Попугаи здесь шастают по двору вместе с завезенными из города курицами. А краску для традиционного орнамента на лице местные жительницы иногда заменяют губной помадой, заботливо подаренной кем-то из гостей «с большого берега».

Мы тоже не с пустыми руками. Наш проводник и единственный русскоговорящий гид Амазонии Юрий Перов идет впереди нашей группы. За его плечами целый рюкзак сувениров-товаров, на которые мы выменяем сегодня радушный прием для нашей группы. Собирали подарки основательно: на рынке в Табатинге провели добрые три часа. Юрий помогал выбрать нужное: кофе и сахар для дам; рис, рыболовные снасти – в племя; тесак и добротный нож с длинным лезвием – вождю. 

Несмотря на близость к городской местности, у тикуна сельскохозяйственное и кустарное производство по-прежнему регулируется водными циклами – как, впрочем, и у других племен, проживающих в бассейне Амазонки. 

Потоп, прилив, отлив и засуха определяют, что и где будет выращиваться или производиться. Постоянно выделенных земель под поля в привычном понимании просто не существует. Разлив реки настолько непредсказуем, что через Амазонку существует один-единственный капитальный автомобильный мост. О полях и речи нет. Плодородный слой земли вместе с посевами смывается ливнями. Единственная культура, которая способна выстоять и под проливными дождями, и при засухе – это маниока, кустарный корнеплод, который выращивают чуть ли не на всей территории амазонской сельвы. Маниока похожа на картошку: те же кусты, те же клубни в земле. Существенное отличие – изначально корнеплод ядовит. Чтобы употребить в пищу, маниоку сначала нужно протереть на мелкой терке, потом вымочить в воде, потом проварить несколько часов, потом прогреть и обжарить, далее высушить несколько дней на солнце и снова обжарить до готовности. Полученная сухая масса больше напоминает безвкусные твердые мелкие сухари, которые индейцы едят с основным блюдом – рыбой. Поэтому гостинцам из риса и кукурузной муки местные всегда рады. Если не используют к своему столу, то у соседей крупу всегда можно выменять на что-то нужное. 

Как раз к обеду мы дошли до малоки – традиционной общинной хижины, где и принимают гостей. Чтобы поглазеть на «гринго», сбегается сначала малышня, давать им сладости, кстати, можно только с разрешения родителей. Постепенно малока заполняется жителями деревни, которые приветствуют нас, и вождь приглашает к столу. В меню печеная рыба, крокодил, сушеные муравьи и уже упомянутая маниока – точнее, приготовленное из нее блюдо, которое называется фаринья.

Мы, чувствуя расположение вождя, задаем много вопросов. Его ответы очень размеренны, волей-неволей сбиваешь свой ритм городского разговора на неспешное сказочное повествование. Наш проводник Юрий подбирает русские слова для определения отношения местных к техническому прогрессу и современному миру вообще. 

Если сократить образные ответы вождя до привычных нам выражений, то резюме нашей беседы выглядит так. Внешнее давление, а оно в любом случае происходит при общении с некоренным населением, изменило пищевые, социальные, технологические и производственные привычки индейцев. Но все же технический прогресс пока уступает народным традициям – они кажутся индейцам более применимыми для выживания близ самой мощной реки мира.

У народа тикуна, как и у других коренных народов, есть экономика, но как она структурирует себя внутренне и как интегрируется в рыночную экономику – это малоизученный предмет. Настолько мало, что нет даже точного определения этому понятию. Сами тикунцы определяют свою экономику тремя «этапами».

Первый этап относится к традиционной экономике коренных народов, которая придерживается принципов взаимности и обмена. Принцип «ты – мне, я – тебе» работает до сих пор. Поэтому, например, один из наших презентов вождю – тесак – был отложен в сторону для подарка «Человеку с большого берега», который стережет его лодку во время отсутствия хозяина. 

Во-вторых, адаптация традиционной коренной экономики. Конечно, современные индейцы пользуются и лопатами, и граблями, но никаких удобрений! Все натуральное и только то, на что «согласилась природа».

В-третьих, современная экономика коренного населения строится и развивается в соответствии с потребностями рынка. В частности, спрос на маниоку в Бразилии огромный. Она есть в каждом доме в разных видах, в каждом продуктовом магазине, в придорожных кафе и дорогих ресторанах непременно на каждом столе стоит баночка с этими безвкусными «сухариками». При этом выращивают и обрабатывают ее индейцы и только вручную. 

У каждого члена племени есть четкая профессиональная специализация: молодые женщины занимаются маниокой, молодые мужчины – охотой на крупную рыбу пираруку и кайманов. Старшее поколение берет на себя сбыт излишков. Причем данный этап экономического процесса складывался годами: покупают и продают индейцы только у родственников прежних покупателей или продавцов. Бизнес-связи передаются от отца к сыну. Форма за многие десятилетия почти не изменилась, только что расчет нынче, как правило, в деньгах. Монетизация этих экономических отношений произошла примерно в конце 1950-х, когда сформировался город Табатинга.

Близость к городу объясняет ряд особенностей экономики тикунцев. Это племя было одним из первых, кто заменил натуральное хозяйство торговлей. Обмен товарами-излишками здесь давно основан на кумовстве, родстве и взаимных обязательствах между соплеменниками. С «гринго» и «кабокло» (этническая группа в составе бразильцев, португало-индейские метисы) разговор короткий и деловой: мы вам товар, вы нам материальные блага. Исключение делают лишь для приглашенных гостей, о визите которых заранее договаривается проводник. 

В то же время не принято покупать что-то друг у друга из «своих». Деньги служат только для взаимодействия с городом, приобретения того, что приносит комфорт цивилизованного мира, но чего сами индейцы не производят. Вождь искренне удивился вопросу о денежных расчетах внутри племени: «Какие денежные отношения могут быть внутри своей семьи?»

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций