Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Чем живут индейцы Амазонки

Как современный мир и его экономические реалии влияют на традиционный уклад племени тикуна

Примерно в 1 100 километрах от столицы штата Амазонас вверх по реке на северо-запад, в четырех часах на моторке от ближайшего портового города Табатинга, в амазонской сельве на границе трех государств – Колумбии, Перу и Бразилии – расположилось поселение тикуна – одного из самых многочисленных племен коренных жителей Латинской Америки. 

Тикунцы знакомы любителям творчества Жюля Верна по роману «Жангада или 800 лье по Амазонке». Сегодня тикунцы, как и века назад, живут в основном сельским хозяйством, но близкое соседство к городу привело к урбанизации этого народа. 

В хижинах местных жителей плазма соседствует с церемониальными алтарями, а заговоры шамана нередко прерываются звонком мобильного телефона вождя. Попугаи здесь шастают по двору вместе с завезенными из города курицами. А краску для традиционного орнамента на лице местные жительницы иногда заменяют губной помадой, заботливо подаренной кем-то из гостей «с большого берега».

Мы тоже не с пустыми руками. Наш проводник и единственный русскоговорящий гид Амазонии Юрий Перов идет впереди нашей группы. За его плечами целый рюкзак сувениров-товаров, на которые мы выменяем сегодня радушный прием для нашей группы. Собирали подарки основательно: на рынке в Табатинге провели добрые три часа. Юрий помогал выбрать нужное: кофе и сахар для дам; рис, рыболовные снасти – в племя; тесак и добротный нож с длинным лезвием – вождю. 

Несмотря на близость к городской местности, у тикуна сельскохозяйственное и кустарное производство по-прежнему регулируется водными циклами – как, впрочем, и у других племен, проживающих в бассейне Амазонки. 

Потоп, прилив, отлив и засуха определяют, что и где будет выращиваться или производиться. Постоянно выделенных земель под поля в привычном понимании просто не существует. Разлив реки настолько непредсказуем, что через Амазонку существует один-единственный капитальный автомобильный мост. О полях и речи нет. Плодородный слой земли вместе с посевами смывается ливнями. Единственная культура, которая способна выстоять и под проливными дождями, и при засухе – это маниока, кустарный корнеплод, который выращивают чуть ли не на всей территории амазонской сельвы. Маниока похожа на картошку: те же кусты, те же клубни в земле. Существенное отличие – изначально корнеплод ядовит. Чтобы употребить в пищу, маниоку сначала нужно протереть на мелкой терке, потом вымочить в воде, потом проварить несколько часов, потом прогреть и обжарить, далее высушить несколько дней на солнце и снова обжарить до готовности. Полученная сухая масса больше напоминает безвкусные твердые мелкие сухари, которые индейцы едят с основным блюдом – рыбой. Поэтому гостинцам из риса и кукурузной муки местные всегда рады. Если не используют к своему столу, то у соседей крупу всегда можно выменять на что-то нужное. 

Как раз к обеду мы дошли до малоки – традиционной общинной хижины, где и принимают гостей. Чтобы поглазеть на «гринго», сбегается сначала малышня, давать им сладости, кстати, можно только с разрешения родителей. Постепенно малока заполняется жителями деревни, которые приветствуют нас, и вождь приглашает к столу. В меню печеная рыба, крокодил, сушеные муравьи и уже упомянутая маниока – точнее, приготовленное из нее блюдо, которое называется фаринья.

Мы, чувствуя расположение вождя, задаем много вопросов. Его ответы очень размеренны, волей-неволей сбиваешь свой ритм городского разговора на неспешное сказочное повествование. Наш проводник Юрий подбирает русские слова для определения отношения местных к техническому прогрессу и современному миру вообще. 

Если сократить образные ответы вождя до привычных нам выражений, то резюме нашей беседы выглядит так. Внешнее давление, а оно в любом случае происходит при общении с некоренным населением, изменило пищевые, социальные, технологические и производственные привычки индейцев. Но все же технический прогресс пока уступает народным традициям – они кажутся индейцам более применимыми для выживания близ самой мощной реки мира.

У народа тикуна, как и у других коренных народов, есть экономика, но как она структурирует себя внутренне и как интегрируется в рыночную экономику – это малоизученный предмет. Настолько мало, что нет даже точного определения этому понятию. Сами тикунцы определяют свою экономику тремя «этапами».

Первый этап относится к традиционной экономике коренных народов, которая придерживается принципов взаимности и обмена. Принцип «ты – мне, я – тебе» работает до сих пор. Поэтому, например, один из наших презентов вождю – тесак – был отложен в сторону для подарка «Человеку с большого берега», который стережет его лодку во время отсутствия хозяина. 

Во-вторых, адаптация традиционной коренной экономики. Конечно, современные индейцы пользуются и лопатами, и граблями, но никаких удобрений! Все натуральное и только то, на что «согласилась природа».

В-третьих, современная экономика коренного населения строится и развивается в соответствии с потребностями рынка. В частности, спрос на маниоку в Бразилии огромный. Она есть в каждом доме в разных видах, в каждом продуктовом магазине, в придорожных кафе и дорогих ресторанах непременно на каждом столе стоит баночка с этими безвкусными «сухариками». При этом выращивают и обрабатывают ее индейцы и только вручную. 

У каждого члена племени есть четкая профессиональная специализация: молодые женщины занимаются маниокой, молодые мужчины – охотой на крупную рыбу пираруку и кайманов. Старшее поколение берет на себя сбыт излишков. Причем данный этап экономического процесса складывался годами: покупают и продают индейцы только у родственников прежних покупателей или продавцов. Бизнес-связи передаются от отца к сыну. Форма за многие десятилетия почти не изменилась, только что расчет нынче, как правило, в деньгах. Монетизация этих экономических отношений произошла примерно в конце 1950-х, когда сформировался город Табатинга.

Близость к городу объясняет ряд особенностей экономики тикунцев. Это племя было одним из первых, кто заменил натуральное хозяйство торговлей. Обмен товарами-излишками здесь давно основан на кумовстве, родстве и взаимных обязательствах между соплеменниками. С «гринго» и «кабокло» (этническая группа в составе бразильцев, португало-индейские метисы) разговор короткий и деловой: мы вам товар, вы нам материальные блага. Исключение делают лишь для приглашенных гостей, о визите которых заранее договаривается проводник. 

В то же время не принято покупать что-то друг у друга из «своих». Деньги служат только для взаимодействия с городом, приобретения того, что приносит комфорт цивилизованного мира, но чего сами индейцы не производят. Вождь искренне удивился вопросу о денежных расчетах внутри племени: «Какие денежные отношения могут быть внутри своей семьи?»

1762 просмотра

Ослабление доллара в 2020 году может стимулировать рост цен на сырьевые товары

В первую очередь на металлы и нефть

Фото: Sergei Bobylev/Tass/Zuma Press

Если в прошлом году сильный доллар оказывал мощное давление на стоимость сырьевых товаров, то теперь ряд банков предсказывают, что в 2020 году доллар серьезно ослабнет, поскольку сохраняются ожидания, что ФРС США оставит процентные ставки на низком уровне. Поскольку более низкие процентные ставки обеспечивают невысокую доходность, это делает американскую валюту менее привлекательной для инвесторов.

В текущем году это может стать хорошей новостью для тех инвесторов, кто уже делает ставку на то, что ослабление торговой напряженности между США и Китаем, а также рост мировой экономики будут способствовать повышению спроса на такие товары, как металлы и сырая нефть. Это также может положительно отразиться на стоимости акций таких компаний, как Freeport-McMoRan Inc, занимающихся производством этих сырьевых товаров. Более слабый доллар делает товары, номинированные в американской валюте, менее дорогими для зарубежных покупателей.

«Когда доллар слабеет, обычная реакция рынка – это покупка товаров, стоимость которых указана в долларах», – говорит Тай Вонг, руководитель отдела деривативных операций с цветными и драгметаллами Bank of Montreal.

Серьезные колебания цен на сырьевые товары часто вызваны так называемыми фундаментальными факторами, например опасениями по поводу дефицита предложения либо других проблем, способных повлиять на спрос. Однако эти колебания могут быть усилены или, наоборот, ослаблены изменениями курса доллара.

За последние три месяца цены на сырье выросли, тогда как индекс доллара (WSJ Dollar Index) упал на 1,9% в сравнении с максимумом в сентябре 2019 года. Стоимость фьючерсов на медь и нефть сорта U.S. Crude за это время выросла более чем на 9%, а фьючерсы на золото еще недавно торговались на наиболее высоком уровне начиная с 2013 года. Товарный индекс Bloomberg за последние три месяца вырос на 2,1%.

Спад торговой напряженности между США и Китаем также повлиял на ослабление доллара, подстегнув рост цен на сырьевые товары в течение последних нескольких недель. В декабре прошлого года после месяцев переговоров две крупнейшие экономики мира объявили о том, что достигли ограниченного торгового соглашения, которое стороны подписали 15 января.

Торговая война была серьезным препятствием для роста цен на сырьевые товары, в первую очередь меди, говорит Дарвэй Кунг, глава отдела сырьевых товаров и портфельный менеджер DWS Group. Ведь Китай является одним из крупнейших в мире потребителей меди, обеспечивая около половины мирового спроса на этот металл.

В августе, после очередного усиления торговой напряженности между США и Китаем, которое могло ослабить мировую экономику и негативно повлиять на спрос, цены на медь упали до двухлетнего минимума.

По данным Комиссии США по торговле товарными фьючерсами, недавний прогресс в торговых переговорах помог увеличить число чистых ставок на рост цен на медь со стороны хедж-фондов и других спекулятивных инвесторов до девятимесячного максимума в течение недели, закончившейся 31 декабря. Впрочем, на следующей неделе ситуация откатилась назад.

«Мы очень позитивно настроены в отношении цен на медь в 2020 году», – говорит Кунг.

Рост цен на сырьевые товары может стать благом для таких производителей, как нефтяной гигант Exxon Mobil Corp. и производитель меди Freeport-McMoRan Inc.

«У нас есть большой потенциал, но, как и другим проектам в отрасли, для его развития нужно, чтобы цены были выше, чем они есть сегодня», – заявил в августе генеральный директор Freeport-McMoRan Ричард Адкерсон.

0001_16.jpg

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif