Перейти к основному содержанию

2018 просмотров

Чем живут индейцы Амазонки

Как современный мир и его экономические реалии влияют на традиционный уклад племени тикуна

Примерно в 1 100 километрах от столицы штата Амазонас вверх по реке на северо-запад, в четырех часах на моторке от ближайшего портового города Табатинга, в амазонской сельве на границе трех государств – Колумбии, Перу и Бразилии – расположилось поселение тикуна – одного из самых многочисленных племен коренных жителей Латинской Америки. 

Тикунцы знакомы любителям творчества Жюля Верна по роману «Жангада или 800 лье по Амазонке». Сегодня тикунцы, как и века назад, живут в основном сельским хозяйством, но близкое соседство к городу привело к урбанизации этого народа. 

В хижинах местных жителей плазма соседствует с церемониальными алтарями, а заговоры шамана нередко прерываются звонком мобильного телефона вождя. Попугаи здесь шастают по двору вместе с завезенными из города курицами. А краску для традиционного орнамента на лице местные жительницы иногда заменяют губной помадой, заботливо подаренной кем-то из гостей «с большого берега».

Мы тоже не с пустыми руками. Наш проводник и единственный русскоговорящий гид Амазонии Юрий Перов идет впереди нашей группы. За его плечами целый рюкзак сувениров-товаров, на которые мы выменяем сегодня радушный прием для нашей группы. Собирали подарки основательно: на рынке в Табатинге провели добрые три часа. Юрий помогал выбрать нужное: кофе и сахар для дам; рис, рыболовные снасти – в племя; тесак и добротный нож с длинным лезвием – вождю. 

Несмотря на близость к городской местности, у тикуна сельскохозяйственное и кустарное производство по-прежнему регулируется водными циклами – как, впрочем, и у других племен, проживающих в бассейне Амазонки. 

Потоп, прилив, отлив и засуха определяют, что и где будет выращиваться или производиться. Постоянно выделенных земель под поля в привычном понимании просто не существует. Разлив реки настолько непредсказуем, что через Амазонку существует один-единственный капитальный автомобильный мост. О полях и речи нет. Плодородный слой земли вместе с посевами смывается ливнями. Единственная культура, которая способна выстоять и под проливными дождями, и при засухе – это маниока, кустарный корнеплод, который выращивают чуть ли не на всей территории амазонской сельвы. Маниока похожа на картошку: те же кусты, те же клубни в земле. Существенное отличие – изначально корнеплод ядовит. Чтобы употребить в пищу, маниоку сначала нужно протереть на мелкой терке, потом вымочить в воде, потом проварить несколько часов, потом прогреть и обжарить, далее высушить несколько дней на солнце и снова обжарить до готовности. Полученная сухая масса больше напоминает безвкусные твердые мелкие сухари, которые индейцы едят с основным блюдом – рыбой. Поэтому гостинцам из риса и кукурузной муки местные всегда рады. Если не используют к своему столу, то у соседей крупу всегда можно выменять на что-то нужное. 

Как раз к обеду мы дошли до малоки – традиционной общинной хижины, где и принимают гостей. Чтобы поглазеть на «гринго», сбегается сначала малышня, давать им сладости, кстати, можно только с разрешения родителей. Постепенно малока заполняется жителями деревни, которые приветствуют нас, и вождь приглашает к столу. В меню печеная рыба, крокодил, сушеные муравьи и уже упомянутая маниока – точнее, приготовленное из нее блюдо, которое называется фаринья.

Мы, чувствуя расположение вождя, задаем много вопросов. Его ответы очень размеренны, волей-неволей сбиваешь свой ритм городского разговора на неспешное сказочное повествование. Наш проводник Юрий подбирает русские слова для определения отношения местных к техническому прогрессу и современному миру вообще. 

Если сократить образные ответы вождя до привычных нам выражений, то резюме нашей беседы выглядит так. Внешнее давление, а оно в любом случае происходит при общении с некоренным населением, изменило пищевые, социальные, технологические и производственные привычки индейцев. Но все же технический прогресс пока уступает народным традициям – они кажутся индейцам более применимыми для выживания близ самой мощной реки мира.

У народа тикуна, как и у других коренных народов, есть экономика, но как она структурирует себя внутренне и как интегрируется в рыночную экономику – это малоизученный предмет. Настолько мало, что нет даже точного определения этому понятию. Сами тикунцы определяют свою экономику тремя «этапами».

Первый этап относится к традиционной экономике коренных народов, которая придерживается принципов взаимности и обмена. Принцип «ты – мне, я – тебе» работает до сих пор. Поэтому, например, один из наших презентов вождю – тесак – был отложен в сторону для подарка «Человеку с большого берега», который стережет его лодку во время отсутствия хозяина. 

Во-вторых, адаптация традиционной коренной экономики. Конечно, современные индейцы пользуются и лопатами, и граблями, но никаких удобрений! Все натуральное и только то, на что «согласилась природа».

В-третьих, современная экономика коренного населения строится и развивается в соответствии с потребностями рынка. В частности, спрос на маниоку в Бразилии огромный. Она есть в каждом доме в разных видах, в каждом продуктовом магазине, в придорожных кафе и дорогих ресторанах непременно на каждом столе стоит баночка с этими безвкусными «сухариками». При этом выращивают и обрабатывают ее индейцы и только вручную. 

У каждого члена племени есть четкая профессиональная специализация: молодые женщины занимаются маниокой, молодые мужчины – охотой на крупную рыбу пираруку и кайманов. Старшее поколение берет на себя сбыт излишков. Причем данный этап экономического процесса складывался годами: покупают и продают индейцы только у родственников прежних покупателей или продавцов. Бизнес-связи передаются от отца к сыну. Форма за многие десятилетия почти не изменилась, только что расчет нынче, как правило, в деньгах. Монетизация этих экономических отношений произошла примерно в конце 1950-х, когда сформировался город Табатинга.

Близость к городу объясняет ряд особенностей экономики тикунцев. Это племя было одним из первых, кто заменил натуральное хозяйство торговлей. Обмен товарами-излишками здесь давно основан на кумовстве, родстве и взаимных обязательствах между соплеменниками. С «гринго» и «кабокло» (этническая группа в составе бразильцев, португало-индейские метисы) разговор короткий и деловой: мы вам товар, вы нам материальные блага. Исключение делают лишь для приглашенных гостей, о визите которых заранее договаривается проводник. 

В то же время не принято покупать что-то друг у друга из «своих». Деньги служат только для взаимодействия с городом, приобретения того, что приносит комфорт цивилизованного мира, но чего сами индейцы не производят. Вождь искренне удивился вопросу о денежных расчетах внутри племени: «Какие денежные отношения могут быть внутри своей семьи?»

banner_wsj.gif

3609 просмотров

Коронавирус наносит удар мировой экономике

О начале глобальной рецессии пока никто всерьез не говорит, но негативное влияние кризиса, вызванного вспышкой новой формы пневмонии в Китае, ощутили фактически все

Фото: Shutterstock/Rost9

Спад производства в Китае, как и снижение деловой активности в целом из-за продолжающейся эпидемии коронавируса, так или иначе затронул все крупные экономики мира.

В частности, как пишет издание The Wall Street Journal, экономисты американского банка Goldman Sachs уже заявили о том, что ожидают снижения глобального ВВП, а также ВВП крупнейшей экономики мира – США. Разумеется, американские власти постараются избежать такого сценария, но «риски ухудшения ситуации явно возросли».

И хотя в начале недели на фондовом рынке произошел всплеск роста ряда индексов, маловероятно, что это устойчивый тренд к росту. Скорее речь идет о кратковременном явлении, случившемся на фоне ожидания действий со стороны ФРС США. 

Стремясь противостоять разрушительному воздействию коронавируса, ФРС использует единственный действенный инструмент, который доступен ведомству, – понижает ставки. Этим же путем идут регуляторы в Европе, Японии и других странах. Например, в Австралии центральный банк первым среди стран с развитой экономикой отреагировал на вспышку COVID-19, снизив процентные ставки до рекордно низкого уровня 0,50%. 

Но этого может оказаться недостаточно. Как отмечает издание The Wall Street Journal, «огневая мощь» центральных банков была серьезно ослаблена теми мерами, которые они принимали за последние пару лет для защиты экономик своих стран от влияния инфляции, торговых войн и геополитической напряженности.

Косвенно это подтверждают и данные ОЭСР, указывающие на то, что мировая экономика начала замедляться еще до момента официального объявления о вспышке коронавируса в конце прошлого года. Но если ситуация с вирусом ухудшаться не будет, вероятно, уже в 2021 году начнется постепенное восстановление глобальной экономики.

Пока наиболее сильно пострадал сам Китай, где на карантине находятся миллионы рабочих фабрик и заводов, а потребительский сектор страдает от нехватки товаров и покупателей. В ОЭСР считают, что при положительном развитии событий экономика КНР в текущем году может вырасти на 4,9% при прежнем прогнозе в 5,7%. 

То в жар то в холод.png

Пострадали и все те компании, чьи цепочки поставок были замкнуты на китайском рынке. Для одних это стало бизнес-провалом, для других – возможностью для роста. Имеет значение даже разница в восприятии того, что нужно для борьбы с кризисом. Так, Италия, Франция, Великобритания и Швейцария выступили за решительные меры, запретив, в частности, проведение многолюдных мероприятий. С другой стороны, Германия, Австрия, Испания, как и большая часть Скандинавских стран, призывают не поддаваться панике.

Со своей стороны о готовности задействовать все доступные инструменты, включая экстренное финансирование для помощи странам в борьбе с коронавирусом, заявили Всемирный банк и Международный валютный фонд.
 
Управляющий директор МВФ Кристалина Георгиева и президент Всемирного банка Дэвид Малпасс в совместном заявлении выразили мнение, что для преодоления последствий коронавируса необходимо международное сотрудничество, пишет The Wall Street Journal. В частности, «сверить часы» намерены министры финансов G8, что, вполне вероятно, позволит скоординировать усилия ведущих стран мира и снизить риск глобальной рецессии.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif