Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1799 просмотров

Чего ждать от налоговой реформы в Узбекистане

Начало налоговой реформы в этой стране сопровождается жаркими дискуссиями среди местных экспертов об отдельных ее положениях

Фото: Shutterstock

О преобразовании налоговой системы в Узбекистане заговорили в начале прошлого года – тогда в феврале президент страны Шавкат Мирзиёев заявил о необходимости принять новый Налоговый кодекс. Уже в апреле 2018 появился проект концепции по реформированию налоговой системы страны, который предполагал изменение номенклатуры, методики начисления и налоговой отчетности. Хотя активная фаза совершенствования налоговой системы республики началась в 2019 году, часть положений реформы до сих пор находится в стадии активного обсуждения.

Было 30, стало 25

Из проекта концепции следовало, что предприятия среднего и малого бизнеса, доход которых превышает 1 млрд узбекских сумов в год (44,4 млн тенге), будут причислены к категории большого бизнеса и станут платить налоги по более высоким ставкам. Предполагалось, что в целом это не ударит по интересам бизнесменов, поскольку уже на стадии концепции проекта налоговой реформы было предусмотрено введение единой 25-процентной ставки налога на доходы физических лиц. Это нововведение вступило в силу с 1 января 2019 года, а до того все граждане Узбекистана выплачивали налоги по достаточно сложной системе. К вычисляемому по прогрессивной шкале от 7,5 до 22,5% подоходному налогу добавлялось 8% отчислений в пенсионный фонд и от 15 до 25% единого социального платежа в зависимости от величины предприятия.

«Это позволит предприятиям и организациям увеличить заработную плату своим работникам и в целом снизит налоговую нагрузку на малые предприятия вдвое, а на крупные предприятия и еще больше», – подчеркивал в эфире республиканского телеканала O’zbekiston-24 экономист из Ташкента Борис Фроянченко.

Заодно он сослался на рекомендации МВФ, где уверены: именно плоская шкала налогообложения позволит Узбекистану стать более привлекательным для инвестиций из-за рубежа. 

В рамках налоговой реформы, активная фаза которой фактически началась с января текущего года, в Узбекистане изменились ставки еще ряда налогов. К примеру, в рамках совершенствования налоговой политики власти Республики Узбекистан снизили с 14 до 12% налог на прибыль для юридических лиц и с 22 до 20% – для банков второго уровня. До 20% был увеличен налог для провайдеров мобильной связи, но его привязали к уровню рентабельности предприятия с одновременной отменой порядка исчисления налога на сверхприбыль. До 5% была снижена и ставка налога на прибыль, взимае­мая у источников выплат в виде дивидендов и процентов. 

Экспертное сообщество Узбекистана начавшуюся налоговую реформу восприняло не очень позитивно. Одна из причин – далеко не все специалисты согласны с точкой зрения Всемирного банка, рекомендовавшего Министерству финансов Узбекистана не отказываться от действующей ставки налога на добавленную стоимость в размере 20%. Хотя в проекте налоговой реформы предполагалось снижение НДС до 12%, который должны были выплачивать все предприятия без исключения. Сейчас в стране по-прежнему существует много льготников по уплате НДС, в их числе есть и крупные предприятия. 

ЕНП против НДС

Владелец двух торговых точек в Ташкенте Ахрор Салимов считает: решение властей страны не вводить НДС повсеместно, оставив Единый налоговый платеж (ЕНП), является абсолютно правильным – это позволяет выжить таким небольшим предприятиям, как у него.

«Несмотря на то, что у меня две точки, их совокупный доход не превышает 1 млрд сумов в год. Работают всего семь человек. Это позволяет мне выплачивать ЕНП по ставке 4% и, соответственно, держать приемлемые цены для населения. Если бы нас всех заставили платить НДС, то мы были бы вынуждены автоматически поднять цены минимум на 15%. Это сразу же отразилось бы на наших оборотах. У населения все же не так много денег, как этого хотелось бы», – поделился с «Курсивом» своим мнением бизнесмен из Ташкента, выразив надежду, что и на завершающей стадии налоговой реформы в 2020 году в Узбекистане останутся послабления для малого бизнеса.

«Среди моих знакомых есть немало таких, кто уже всерьез задумался о закрытии своего бизнеса. Ведь сейчас идет тенденция к тому, что от предпринимателей требуется расширение своей деятельности, чтобы они могли безболезненно отказаться от ЕНП в пользу НДС. Но денег для так называемой оптимизации хватает далеко не всем. Потому я ничуть не удивился, когда на самом высоком уровне сообщили о том, что с начала этого года закрылось на 3% больше предприятий в сравнении с прошлым годом», – рассказал Ахрор Салимов. 

Иной точки зрения придерживается известный в Узбекистане экономист Юлий Юсупов. В беседе с «Курсивом», оценивая проводимую в его стране налоговую реформу, он положительно отозвался о существенном снижении налогов на доходы физических лиц и о переводе значительной части предприятий с упрощенного на общий режим налогообложения, но при этом указал на ее серьезные недостатки.

«Налоговая реформа организационно была подготовлена из рук вон плохо, что является причиной многих проблем. Например, не был устранен разрыв в налоговой нагрузке между предприятиями общего и упрощенного режима. Главным образом из-за того, что не был снижен НДС», – непривычно жестко для эксперта из Узбекистана заметил Юлий Юсупов. 

В своих публикациях в различных специализированных изданиях Юлий Юсупов не скрывает, что считает отказ от снижения НДС с 20 до 12% ошибкой, которая может стать роковой. По его мнению, изначально планируемый проектом налоговой реформы НДС позволял безболезненно перейти на общий режим налогообложения большинству малых предприятий Узбекистана. Тогда как при НДС в 20% большая часть предприятий оказывается в проигрыше. Отсюда и неприятие налоговой реформы со стороны бизнесменов, у которых наблюдается желание не выйти из тени, а, напротив, укрыться от налогов. 

На официальное сообщение о том, что эффективная ставка НДС в Узбекистане составляет 11,5%, Юсупов отреагировал с изрядной долей сарказма.

«Что это означает? То, что кто-то платит 20%, а кто-то благодаря льготам ничего не платит. И в среднем получается 11,5%. Это также означает, что если бы правительство выполнило прошлогодний указ президента о налоговой реформе и ликвидировало налоговые льготы по НДС, то НДС можно было бы снизить до 12% без каких-либо потерь для бюджета», – подчеркнул в своей публикации Юлий Юсупов.

При этом известный экономист заметил, что в условиях разукрупнения бизнеса, роста теневого сектора и недопоступления налогов в бюджет, об эффективности и привлекательности экономики Узбекистана говорить еще слишком рано. 

Рядовые граждане Узбекистана наблюдают за решениями по налоговой реформе без особого интереса, хотя об идущих среди экспертов жарких дискуссиях знают. По наблюдениям узбекистанского журналиста Юрия Черногаева, связано это с тем, что значительная часть граждан изменений в своей жизни от введенных с января новых правил уплаты налогов пока не заметила – как минимум половина узбекской экономики находится в тени, и на зарплату в конверте налоговые нововведения никак не повлияли.


1 просмотр

Чем живут индейцы Амазонки

Как современный мир и его экономические реалии влияют на традиционный уклад племени тикуна

Примерно в 1 100 километрах от столицы штата Амазонас вверх по реке на северо-запад, в четырех часах на моторке от ближайшего портового города Табатинга, в амазонской сельве на границе трех государств – Колумбии, Перу и Бразилии – расположилось поселение тикуна – одного из самых многочисленных племен коренных жителей Латинской Америки. 

Тикунцы знакомы любителям творчества Жюля Верна по роману «Жангада или 800 лье по Амазонке». Сегодня тикунцы, как и века назад, живут в основном сельским хозяйством, но близкое соседство к городу привело к урбанизации этого народа. 

В хижинах местных жителей плазма соседствует с церемониальными алтарями, а заговоры шамана нередко прерываются звонком мобильного телефона вождя. Попугаи здесь шастают по двору вместе с завезенными из города курицами. А краску для традиционного орнамента на лице местные жительницы иногда заменяют губной помадой, заботливо подаренной кем-то из гостей «с большого берега».

Мы тоже не с пустыми руками. Наш проводник и единственный русскоговорящий гид Амазонии Юрий Перов идет впереди нашей группы. За его плечами целый рюкзак сувениров-товаров, на которые мы выменяем сегодня радушный прием для нашей группы. Собирали подарки основательно: на рынке в Табатинге провели добрые три часа. Юрий помогал выбрать нужное: кофе и сахар для дам; рис, рыболовные снасти – в племя; тесак и добротный нож с длинным лезвием – вождю. 

Несмотря на близость к городской местности, у тикуна сельскохозяйственное и кустарное производство по-прежнему регулируется водными циклами – как, впрочем, и у других племен, проживающих в бассейне Амазонки. 

Потоп, прилив, отлив и засуха определяют, что и где будет выращиваться или производиться. Постоянно выделенных земель под поля в привычном понимании просто не существует. Разлив реки настолько непредсказуем, что через Амазонку существует один-единственный капитальный автомобильный мост. О полях и речи нет. Плодородный слой земли вместе с посевами смывается ливнями. Единственная культура, которая способна выстоять и под проливными дождями, и при засухе – это маниока, кустарный корнеплод, который выращивают чуть ли не на всей территории амазонской сельвы. Маниока похожа на картошку: те же кусты, те же клубни в земле. Существенное отличие – изначально корнеплод ядовит. Чтобы употребить в пищу, маниоку сначала нужно протереть на мелкой терке, потом вымочить в воде, потом проварить несколько часов, потом прогреть и обжарить, далее высушить несколько дней на солнце и снова обжарить до готовности. Полученная сухая масса больше напоминает безвкусные твердые мелкие сухари, которые индейцы едят с основным блюдом – рыбой. Поэтому гостинцам из риса и кукурузной муки местные всегда рады. Если не используют к своему столу, то у соседей крупу всегда можно выменять на что-то нужное. 

Как раз к обеду мы дошли до малоки – традиционной общинной хижины, где и принимают гостей. Чтобы поглазеть на «гринго», сбегается сначала малышня, давать им сладости, кстати, можно только с разрешения родителей. Постепенно малока заполняется жителями деревни, которые приветствуют нас, и вождь приглашает к столу. В меню печеная рыба, крокодил, сушеные муравьи и уже упомянутая маниока – точнее, приготовленное из нее блюдо, которое называется фаринья.

Мы, чувствуя расположение вождя, задаем много вопросов. Его ответы очень размеренны, волей-неволей сбиваешь свой ритм городского разговора на неспешное сказочное повествование. Наш проводник Юрий подбирает русские слова для определения отношения местных к техническому прогрессу и современному миру вообще. 

Если сократить образные ответы вождя до привычных нам выражений, то резюме нашей беседы выглядит так. Внешнее давление, а оно в любом случае происходит при общении с некоренным населением, изменило пищевые, социальные, технологические и производственные привычки индейцев. Но все же технический прогресс пока уступает народным традициям – они кажутся индейцам более применимыми для выживания близ самой мощной реки мира.

У народа тикуна, как и у других коренных народов, есть экономика, но как она структурирует себя внутренне и как интегрируется в рыночную экономику – это малоизученный предмет. Настолько мало, что нет даже точного определения этому понятию. Сами тикунцы определяют свою экономику тремя «этапами».

Первый этап относится к традиционной экономике коренных народов, которая придерживается принципов взаимности и обмена. Принцип «ты – мне, я – тебе» работает до сих пор. Поэтому, например, один из наших презентов вождю – тесак – был отложен в сторону для подарка «Человеку с большого берега», который стережет его лодку во время отсутствия хозяина. 

Во-вторых, адаптация традиционной коренной экономики. Конечно, современные индейцы пользуются и лопатами, и граблями, но никаких удобрений! Все натуральное и только то, на что «согласилась природа».

В-третьих, современная экономика коренного населения строится и развивается в соответствии с потребностями рынка. В частности, спрос на маниоку в Бразилии огромный. Она есть в каждом доме в разных видах, в каждом продуктовом магазине, в придорожных кафе и дорогих ресторанах непременно на каждом столе стоит баночка с этими безвкусными «сухариками». При этом выращивают и обрабатывают ее индейцы и только вручную. 

У каждого члена племени есть четкая профессиональная специализация: молодые женщины занимаются маниокой, молодые мужчины – охотой на крупную рыбу пираруку и кайманов. Старшее поколение берет на себя сбыт излишков. Причем данный этап экономического процесса складывался годами: покупают и продают индейцы только у родственников прежних покупателей или продавцов. Бизнес-связи передаются от отца к сыну. Форма за многие десятилетия почти не изменилась, только что расчет нынче, как правило, в деньгах. Монетизация этих экономических отношений произошла примерно в конце 1950-х, когда сформировался город Табатинга.

Близость к городу объясняет ряд особенностей экономики тикунцев. Это племя было одним из первых, кто заменил натуральное хозяйство торговлей. Обмен товарами-излишками здесь давно основан на кумовстве, родстве и взаимных обязательствах между соплеменниками. С «гринго» и «кабокло» (этническая группа в составе бразильцев, португало-индейские метисы) разговор короткий и деловой: мы вам товар, вы нам материальные блага. Исключение делают лишь для приглашенных гостей, о визите которых заранее договаривается проводник. 

В то же время не принято покупать что-то друг у друга из «своих». Деньги служат только для взаимодействия с городом, приобретения того, что приносит комфорт цивилизованного мира, но чего сами индейцы не производят. Вождь искренне удивился вопросу о денежных расчетах внутри племени: «Какие денежные отношения могут быть внутри своей семьи?»

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций