Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1388 просмотров

Инвесторы вновь проявляют интерес к России, Китаю и Узбекистану

В поисках доходности инвесторы вкладывают капитал в развивающие рынки, тогда как центральные банки мира наоборот проявляют осторожность, пишет The Wall Street Journal

Фото: shutterstock.com

Приток инвестиций на развивающиеся рынки идет быстрыми темпами, наглядно демонстрируя то, как много инвесторов всего через месяц после обрушения фондовых индексов вновь обрели тягу к риску. 

Воодушевленные отсутствием резких изменений в денежно-кредитной политике центральных банков, а также уменьшением опасений по поводу мировой торговли, управляющие активами в поисках доходности скупают все подряд по всему миру - от акций китайских компаний до чилийского песо. По данным Института международных финансов, в текущем году инвестиции в акции и облигации развивающихся стран составили $86 млрд, что больше объема инвестиций в эти рынки за последние девять месяцев 2018 года вместе взятые. В результате индекс развивающихся рынков MSCI вырос почти на 13% в сравнении с прошлогодним минимумом. 

Интерес к активам, которым свойственны резкие циклические колебания, это пример того, как за последние несколько недель поменялось отношение к рискам со стороны инвесторов, многие из которых еще недавно беспокоились о том, что Федеральная резервная система (ФРС) начнет сдерживать темпы роста экономики США, слишком быстро повышая процентные ставки. Высокая доходность и относительно невысокая стоимость акций в развивающихся странах со временем могут обеспечить хорошую прибыль, однако даже апологеты этого подхода говорят, что инвесторы должны быть готовы к резким спадам, как, например, прошлогодняя тенденция к понижению индекса развивающихся рынков MSCI. 

Тогда от падения индекса пострадали многие крупные и надежные игроки развивающихся рынков. Однако после того, как в этом году появились признаки того, что США и Китай близки к заключению торговой сделки, индекс Shanghai Composite вырос на 22%, хотя в 2018 году он достиг десятилетнего минимума. Поскольку спокойные валютные рынки побуждают инвесторов брать кредиты в низкодоходных валютах развитых стран и инвестировать в высокодоходные активы на развивающихся рынках, ранее терявшие в цене валюты, например, российский рубль, значительно укрепились.  

По данным исследовательской компании FactSet самым популярным на данный момент инвестиционным фондом, чьи акции торгуются на бирже является фонд iShares Core MSCI Emerging Markets, привлекший более $5 млрд. Еще три других биржевых инвестиционных фонда, которые работают на развивающихся рынках, входят в топ-11 по объему привлеченных в 2019 г. средств. 

Между тем, долгое время находившийся в изоляции Узбекистан легко привлек $1 млрд, разместив в феврале свой дебютный выпуск суверенных облигаций. При этом заявок от инвесторов было подано в восемь раз больше, чем проданных облигаций.  

Учитывая, что низкие ставки на развитых рынках, толкают инвесторов на поиски доходности в других странах, инвестиционный фонд eShares JPMorgan USD Emerging Markets, отслеживающий международные облигационные индексы, в этом году привлек почти $2,5 млрд. 

«В прошлом году развивающиеся рынки переживали тяжелые времена, но сейчас ситуация серьезно изменилась», - говорит Меган Грин, главный экономист Manulife Asset Management, отмечая, что «этот рост, очевидно, продолжиться и в будущем».

График: Портфельные потоки на развивающихся рынках, долги и капитал

555555555555555.png

Впрочем, ряд инвесторов уже начали проявлять осторожность, полагая, что доходность активов на развивающихся рынках не сможет сохраниться на прежнем уровне, поскольку рост мировой экономики замедляется. Кроме того, определенные риски представляют разразившийся недавно торговый конфликт между США и Европейским Союзом, а также всплеск энтузиазма по поводу повышения процентных ставок со стороны ФРС. 

В феврале Bank of America Merrill Lynch провел среди инвесторов традиционный опрос, выявивший, что покупка ценных бумаг на развивающихся рынках в настоящее время является самой популярной сделкой. За все время проведения таких опросов подобный результат был получен впервые. Со своей стороны, аналитики Capital Economics считают, что развивающиеся страны неизбежно столкнутся с трудностями вызванными экономическим спадом в мировой экономике, которая, по их прогнозам, будет расти наименьшими после финансового кризиса темпами. Кроме того, опасения экспертов вызывают готовность Китая использовать дополнительные экономические стимулы на фоне растущей задолженности, а также неопределенность в вопросе выхода Великобритании из ЕС. 

По словам специалиста по стратегиям в области портфельных инвестиций банка Natixis Джека Джанасевича, те, кто начал инвестировать только сейчас, т.е. уже после того, как цены начали расти, скорее всего основную прибыль упустили. В начале октября его компания разместила 14% своего базового портфеля в акциях развивающихся стран и уже обналичивает некоторые из них. 

«Мы информируем наших инвесторов о том, что торговля на развивающихся рынках довольно популярна, и объем инвестиций здесь достаточно большой. Однако возможно здесь не самая высокая доходность, которую они видели», - говорит он. 

Как отмечает, Кристофер Стентон, главный инвестиционный директор компании Sunrise Capital Partners, если волатильность развивающихся рынков усилится, это может разрушить местные активы и у инвесторов не будет возможности покинуть рынок на выгодных условиях. Индикаторы волатильности на рынке активов последние недели указывают на значительный спад, что напоминает ситуацию с относительно спокойными рынками, которые затем внезапно обваливались. В частности, так произошло с индексом Dow Jones Industrial Average, который в феврале прошлого года упал на 1175 пунктов, что стало первым по величине однодневным падением индекса. 

«Когда в такой ситуации люди начинают продавать свои активы, они обычно делают это без разбора», - отмечает Кристофер Стентон.

График: Волатильность S&P 500 против Развивающихся рынков

51111111111.png

Многие уже сейчас задаются вопросом, смогут ли китайские власти справиться с замедлением экономического роста страны без политических ошибок, которые только усугубят проблему. Согласно официальным данным опубликованным на прошлой неделе, в феврале активность в производственном секторе КНР достигла трехлетнего минимума, что обусловлено снижением мирового спроса, а также продолжительным празднованием китайского Нового года по лунному календарю. 

Власти страны предпринимают различные меры, чтобы стимулировать экономический рост, однако некоторые считают, что эти усилия не слишком сильно повлияли на повышение качества жизни простых граждан Китая. 

Как рассказал Джордж Лин, 35-летний переводчик-фрилансер из Пекина, он даже рассматривал возможность уехать из города, потому что его доходы растут не так быстро, как расходы на питание и аренду жилья. Недавно он переехал в старую квартиру поменьше, с целью оплачивать арендную плату и продолжать при этом откладывать деньги. 

«Здесь протекают трубы и мне неудобно приглашать к себе в гости друзей», - говорит Джордж Лин. 

При этом его запланированный отпуск в Европе находится под угрозой из-за растущей инфляции. 

Однако многие инвесторы по-прежнему придерживаются выбранного курса. Майкл Боллигер, глава отдела распределения активов на развивающихся рынках в главном инвестиционном офисе UBS Global Wealth Management, владеет китайскими акциями в количестве, превышающем инвестиционные бенчмарки поскольку рассчитывает на дальнейший рост. При этом в отличие от большинства инвесторов он ожидает, что ФРС США уже в этом году повысит процентные ставки. Но если это и произойдет, то только в условиях глобального роста, что пойдет на пользу развивающимся рынкам, отмечает он. 

«В целом, для себя мы видим, что рисковые активы, главным образом акции, включая акции развивающихся рынков, сохранятся на нашем инвестиционном горизонте минимум еще полгода», - говорит Майкл Боллигер.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1653 просмотра

Чем живут индейцы Амазонки

Как современный мир и его экономические реалии влияют на традиционный уклад племени тикуна

Примерно в 1 100 километрах от столицы штата Амазонас вверх по реке на северо-запад, в четырех часах на моторке от ближайшего портового города Табатинга, в амазонской сельве на границе трех государств – Колумбии, Перу и Бразилии – расположилось поселение тикуна – одного из самых многочисленных племен коренных жителей Латинской Америки. 

Тикунцы знакомы любителям творчества Жюля Верна по роману «Жангада или 800 лье по Амазонке». Сегодня тикунцы, как и века назад, живут в основном сельским хозяйством, но близкое соседство к городу привело к урбанизации этого народа. 

В хижинах местных жителей плазма соседствует с церемониальными алтарями, а заговоры шамана нередко прерываются звонком мобильного телефона вождя. Попугаи здесь шастают по двору вместе с завезенными из города курицами. А краску для традиционного орнамента на лице местные жительницы иногда заменяют губной помадой, заботливо подаренной кем-то из гостей «с большого берега».

Мы тоже не с пустыми руками. Наш проводник и единственный русскоговорящий гид Амазонии Юрий Перов идет впереди нашей группы. За его плечами целый рюкзак сувениров-товаров, на которые мы выменяем сегодня радушный прием для нашей группы. Собирали подарки основательно: на рынке в Табатинге провели добрые три часа. Юрий помогал выбрать нужное: кофе и сахар для дам; рис, рыболовные снасти – в племя; тесак и добротный нож с длинным лезвием – вождю. 

Несмотря на близость к городской местности, у тикуна сельскохозяйственное и кустарное производство по-прежнему регулируется водными циклами – как, впрочем, и у других племен, проживающих в бассейне Амазонки. 

Потоп, прилив, отлив и засуха определяют, что и где будет выращиваться или производиться. Постоянно выделенных земель под поля в привычном понимании просто не существует. Разлив реки настолько непредсказуем, что через Амазонку существует один-единственный капитальный автомобильный мост. О полях и речи нет. Плодородный слой земли вместе с посевами смывается ливнями. Единственная культура, которая способна выстоять и под проливными дождями, и при засухе – это маниока, кустарный корнеплод, который выращивают чуть ли не на всей территории амазонской сельвы. Маниока похожа на картошку: те же кусты, те же клубни в земле. Существенное отличие – изначально корнеплод ядовит. Чтобы употребить в пищу, маниоку сначала нужно протереть на мелкой терке, потом вымочить в воде, потом проварить несколько часов, потом прогреть и обжарить, далее высушить несколько дней на солнце и снова обжарить до готовности. Полученная сухая масса больше напоминает безвкусные твердые мелкие сухари, которые индейцы едят с основным блюдом – рыбой. Поэтому гостинцам из риса и кукурузной муки местные всегда рады. Если не используют к своему столу, то у соседей крупу всегда можно выменять на что-то нужное. 

Как раз к обеду мы дошли до малоки – традиционной общинной хижины, где и принимают гостей. Чтобы поглазеть на «гринго», сбегается сначала малышня, давать им сладости, кстати, можно только с разрешения родителей. Постепенно малока заполняется жителями деревни, которые приветствуют нас, и вождь приглашает к столу. В меню печеная рыба, крокодил, сушеные муравьи и уже упомянутая маниока – точнее, приготовленное из нее блюдо, которое называется фаринья.

Мы, чувствуя расположение вождя, задаем много вопросов. Его ответы очень размеренны, волей-неволей сбиваешь свой ритм городского разговора на неспешное сказочное повествование. Наш проводник Юрий подбирает русские слова для определения отношения местных к техническому прогрессу и современному миру вообще. 

Если сократить образные ответы вождя до привычных нам выражений, то резюме нашей беседы выглядит так. Внешнее давление, а оно в любом случае происходит при общении с некоренным населением, изменило пищевые, социальные, технологические и производственные привычки индейцев. Но все же технический прогресс пока уступает народным традициям – они кажутся индейцам более применимыми для выживания близ самой мощной реки мира.

У народа тикуна, как и у других коренных народов, есть экономика, но как она структурирует себя внутренне и как интегрируется в рыночную экономику – это малоизученный предмет. Настолько мало, что нет даже точного определения этому понятию. Сами тикунцы определяют свою экономику тремя «этапами».

Первый этап относится к традиционной экономике коренных народов, которая придерживается принципов взаимности и обмена. Принцип «ты – мне, я – тебе» работает до сих пор. Поэтому, например, один из наших презентов вождю – тесак – был отложен в сторону для подарка «Человеку с большого берега», который стережет его лодку во время отсутствия хозяина. 

Во-вторых, адаптация традиционной коренной экономики. Конечно, современные индейцы пользуются и лопатами, и граблями, но никаких удобрений! Все натуральное и только то, на что «согласилась природа».

В-третьих, современная экономика коренного населения строится и развивается в соответствии с потребностями рынка. В частности, спрос на маниоку в Бразилии огромный. Она есть в каждом доме в разных видах, в каждом продуктовом магазине, в придорожных кафе и дорогих ресторанах непременно на каждом столе стоит баночка с этими безвкусными «сухариками». При этом выращивают и обрабатывают ее индейцы и только вручную. 

У каждого члена племени есть четкая профессиональная специализация: молодые женщины занимаются маниокой, молодые мужчины – охотой на крупную рыбу пираруку и кайманов. Старшее поколение берет на себя сбыт излишков. Причем данный этап экономического процесса складывался годами: покупают и продают индейцы только у родственников прежних покупателей или продавцов. Бизнес-связи передаются от отца к сыну. Форма за многие десятилетия почти не изменилась, только что расчет нынче, как правило, в деньгах. Монетизация этих экономических отношений произошла примерно в конце 1950-х, когда сформировался город Табатинга.

Близость к городу объясняет ряд особенностей экономики тикунцев. Это племя было одним из первых, кто заменил натуральное хозяйство торговлей. Обмен товарами-излишками здесь давно основан на кумовстве, родстве и взаимных обязательствах между соплеменниками. С «гринго» и «кабокло» (этническая группа в составе бразильцев, португало-индейские метисы) разговор короткий и деловой: мы вам товар, вы нам материальные блага. Исключение делают лишь для приглашенных гостей, о визите которых заранее договаривается проводник. 

В то же время не принято покупать что-то друг у друга из «своих». Деньги служат только для взаимодействия с городом, приобретения того, что приносит комфорт цивилизованного мира, но чего сами индейцы не производят. Вождь искренне удивился вопросу о денежных расчетах внутри племени: «Какие денежные отношения могут быть внутри своей семьи?»

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций