Перейти к основному содержанию


1064 просмотра

Торговая война США и КНР: легко договориться не получится

Учитывая нежелание внутриполитических сил идти на уступки, Дональду Трампу и Си Цзиньпину, вероятно, не удастся решить проблему малой кровью, пишет The Wall Street Journal

Фото: Reuters

Несмотря на различия в стиле управления, политическом опыте и осуществляемом курсе, у китайского лидера Си Цзиньпина и президента Трампа есть одна общая проблема: растущая, как в Китае, так и США, обеспокоенность по поводу того, что их лидеры намерены пойти на уступки.

Так, незадолго перед визитом в Вашингтон специального посланника председателя КНР для продолжения торговых переговоров печатный рупор Коммунистической партии Китая (КПК) журнал «Цюши» опубликовал речь Си Цзиньпина, в которой он клятвенно обещал не создавать условий для политических и правовых реформ, необходимых для защиты на территории Китая иностранной интеллектуальной собственности, на чем настаивают США.

По словам представителей КПК, время для публикации статьи было выбрано неслучайно. С этой речью Си Цзиньпин выступил еще в августе, однако тезисы, в которых он исключает принятие западной концепции независимости судебной системы, были опубликованы специально для тех, кто считает, что Китай поддается давлению со стороны США.

«В китайском обществе все сильнее раздаются голоса, призывающие к более жесткой позиции в переговорах с США», – говорит Мэй Синью, аналитик информационно-аналитического центра при Министерстве торговли Китая. «Американская сторона должна учесть эти настроения и быть более сговорчивой», – отмечает он.

С аналогичной негативной реакцией рискует столкнуться и Дональд Трамп. В первую очередь со стороны тех, кто боится, что президент уже устал от этого торгового спора и готов заключить сделку, которая не приведет к каким-либо фундаментальным переменам внутри Китая, в том числе к ограничению влияния китайских государственных предприятий и сокращению субсидий для компаний, которые Китай рассматривает как локомотивы национальной экономики.

Среди сил, которые придерживаются этой позиции, – некоторые кандидаты в президенты от Демократической партии, американские бизнес-группы, профсоюзы и консервативные трейдеры, которые всегда выступали против свободной торговли, в том числе бывший стратег Белого дома Стив Бэннон, который все еще пользуется влиянием среди консервативно настроенных компаний радио- и телевизионного вещания.

«Зная сегодняшний Вашингтон, никто не будет стесняться высказывать свое мнение, если будет достигнута сделка», – считает Крис Кэмпбелл, бывший сотрудник Министерства финансов США при администрации Трампа. Сегодня он является главным специалистом по вопросам стратегического развития в консалтинговой фирме Duff & Phelps. 

Аналитик Американского института предпринимательства в Китае Дерек Сизэрс считает, что официальный представитель США в торговых переговорах с Китаем Роберт Лайтхайзер, ярый сторонник жесткой позиции, имеет значительные рычаги влияния на Дональда Трампа. Будучи заинтересованным в том, чтобы сохранять жесткую линию в переговорах, он может даже прибегнуть к угрозе возможной отставки, если сделка провалится.

«Если Лайтхайзер уйдет или скажет, что на него надавили сверху (по сделке с Китаем), то для противников Трампа это станет огромным преимуществом», – говорит Дерек Сизэрс.

Ряд американских политиков, принимавших участие в переговорах ранее, считают, что Пекин попытается воспользоваться желанием Трампа заключить сделку и со своей стороны предложит лишь минимальные уступки. Это может подтолкнуть Лайтхайзера к тому, что он начнет требовать от президента поднять пошлины на китайские товары с тем, чтобы добиться от Пекина большего.

На этой неделе проходит уже четвертый раунд переговоров, возобновившихся в середине января, тогда как сам торговый спор идет на протяжении почти года. При этом, по словам представителей как США, так и КНР, обе стороны стремятся заключить соглашение в форме меморандума о взаимопонимании.

Результатом переговоров, скорее всего, станет проект такого меморандума, которой Дональд Трамп и Си Цзиньпин подпишут на саммите, после чего каждый сможет отпраздновать свою победу.

Однако если сделка не произойдет до 1 марта, то уже в 12:01 следующего дня американские пошлины на китайские товары общей стоимостью $200 млрд с 10% вырастут до 25%. Впрочем, Трамп уже дал понять, что этот срок может быть продлен.

По информации, полученной из авторитетных источников, китайский посланник Лю Хе, в январе встречавшийся с Трампом сразу после торговых переговоров, возможно, встретится с ним еще раз.

Примечательно, что в том, чтобы положить конец торговой войне, заинтересованы оба государства. Рост экономики Китая замедляется, что может негативно отразиться на авторитете руководства Коммунистической партии страны. В США провал торговых переговоров неизбежно повлек негативную реакцию на Уолл-Стрит, тогда как Трамп всегда рассматривал фондовый рынок как ключевой барометр эффективности своего президентства.

Однако достигнуть компромисса сложно, особенно учитывая то давление, которое оказывают на переговорщиков внутриполитические силы, требующие безоговорочной победы как в США, так и в Китае.

«В обеих странах есть люди, которые не обрадуются компромиссу», – считает Кристофер Адамс, бывший сотрудник Министерства финансов администрации Трампа, в настоящее время работающий в юридической фирме Covington & Burling. «Учитывая позицию Си Цзиньпина и политическую систему КНР в целом, Пекину, скорее всего, будет несложно преподнести общественности результаты компромисса в общей линии проводимых в стране реформ. В США, где много независимых голосов, ситуацию контролировать будет сложнее», – говорит он.

Требования занять более жесткую позицию в Китае стали массовыми, после того как в мае администрация Трампа передала Пекину огромный список требований, включая сокращение двустороннего торгового дисбаланса в размере $200 млрд в течение двух лет и прекращение субсидий на передовые технологии.

Некоторые представители Министерства экономики КНР сравнивают эти требования с печально известным документом «21 требование», который был выдвинут Японией в 1915 году и направлен на усиление зависимости Китая от Токио во время Первой мировой войны.

Националистические настроения в КНР обострились после того, как по требованию США в декабре прошлого года была арестована Мэн Ваньчжоу, главный финансовый директор Huawei Technologies Co. и дочь основателя компании. Вашингтон хочет экстрадировать г-жу Мэн, обвиняя ее в нарушении американских санкций против Ирана.

При этом Huawei действует в рамках инициативы Си Цзиньпина, направленной на доминирование в сетях мобильной связи 5G. Со своей стороны США требуют, чтобы их союзники отказались от оборудования китайской компании, поскольку оно может быть использовано для шпионажа.

Для многих китайцев нападки на Huawei являются еще одним доказательством того, что Вашингтон намерен препятствовать развитию Китая. Когда на прошлой неделе в Китай прибыла торговая делегация США, один из китайских чиновников сравнил реакцию на прибытие американцев с реакцией Запада на Ихэтуаньское восстание в 1901 году.

«Они намерены снова нас шантажировать?» – спросил чиновник, ссылаясь на неравный договор, подписанный династией Цин с союзными войсками Запада в 1901 году, чтобы положить конец восстанию против империалистов и колониализма.

Администрация Си Цзиньпина приложила немало усилий для того, чтобы националистические настроения не вышли из-под контроля, в том числе блокируя интернет-призывы к бойкоту против США. Однако, несмотря на такие меры, растущие националистические настроения оказывают сильное давление на руководство страны, побуждая его более жестко выступать против требований США.

«Мы никогда не должны следовать западному пути конституционализма, разделения властей и независимости судебной власти», – заявил Си Цзиньпин в своей августовской речи. В комментариях, опубликованных в пятницу в партийном журнале «Цюши», китайский лидер также пообещал, что Китай будет стимулировать изменения в сложившемся миропорядке.

В то же время Роберт Лайтхайзер считает, что любая сделка может быть осуществима. К примеру, администрация Трампа рассматривает вариант сохранения текущих пошлин до тех пор, пока Китай не выполнит взятые на себя обязательства.

В конце января Лайтхайзер заявил, что Китай уже более 10 раз, начиная с 2010 года, обещал прекратить оказывать давление на американские компании, требуя передачи технологий своим китайским партнерам, но оно по-прежнему сохраняется. «США должны быть в состоянии отстаивать свои права», – считает он.

Однако любое жесткое принуждение будет рассматриваться Китаем как применение силы.

«Вы говорите, что в Китае рыночная экономика имеет китайские особенности, и именно на эти «китайские особенности» вы сегодня и нацелились», – заявил бывший министр финансов КНР Лу Цзивэй в субботу на экономическом форуме в Пекине.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


950 просмотров

Чего ждать от налоговой реформы в Узбекистане

Начало налоговой реформы в этой стране сопровождается жаркими дискуссиями среди местных экспертов об отдельных ее положениях

Фото: Shutterstock

О преобразовании налоговой системы в Узбекистане заговорили в начале прошлого года – тогда в феврале президент страны Шавкат Мирзиёев заявил о необходимости принять новый Налоговый кодекс. Уже в апреле 2018 появился проект концепции по реформированию налоговой системы страны, который предполагал изменение номенклатуры, методики начисления и налоговой отчетности. Хотя активная фаза совершенствования налоговой системы республики началась в 2019 году, часть положений реформы до сих пор находится в стадии активного обсуждения.

Было 30, стало 25

Из проекта концепции следовало, что предприятия среднего и малого бизнеса, доход которых превышает 1 млрд узбекских сумов в год (44,4 млн тенге), будут причислены к категории большого бизнеса и станут платить налоги по более высоким ставкам. Предполагалось, что в целом это не ударит по интересам бизнесменов, поскольку уже на стадии концепции проекта налоговой реформы было предусмотрено введение единой 25-процентной ставки налога на доходы физических лиц. Это нововведение вступило в силу с 1 января 2019 года, а до того все граждане Узбекистана выплачивали налоги по достаточно сложной системе. К вычисляемому по прогрессивной шкале от 7,5 до 22,5% подоходному налогу добавлялось 8% отчислений в пенсионный фонд и от 15 до 25% единого социального платежа в зависимости от величины предприятия.

«Это позволит предприятиям и организациям увеличить заработную плату своим работникам и в целом снизит налоговую нагрузку на малые предприятия вдвое, а на крупные предприятия и еще больше», – подчеркивал в эфире республиканского телеканала O’zbekiston-24 экономист из Ташкента Борис Фроянченко.

Заодно он сослался на рекомендации МВФ, где уверены: именно плоская шкала налогообложения позволит Узбекистану стать более привлекательным для инвестиций из-за рубежа. 

В рамках налоговой реформы, активная фаза которой фактически началась с января текущего года, в Узбекистане изменились ставки еще ряда налогов. К примеру, в рамках совершенствования налоговой политики власти Республики Узбекистан снизили с 14 до 12% налог на прибыль для юридических лиц и с 22 до 20% – для банков второго уровня. До 20% был увеличен налог для провайдеров мобильной связи, но его привязали к уровню рентабельности предприятия с одновременной отменой порядка исчисления налога на сверхприбыль. До 5% была снижена и ставка налога на прибыль, взимае­мая у источников выплат в виде дивидендов и процентов. 

Экспертное сообщество Узбекистана начавшуюся налоговую реформу восприняло не очень позитивно. Одна из причин – далеко не все специалисты согласны с точкой зрения Всемирного банка, рекомендовавшего Министерству финансов Узбекистана не отказываться от действующей ставки налога на добавленную стоимость в размере 20%. Хотя в проекте налоговой реформы предполагалось снижение НДС до 12%, который должны были выплачивать все предприятия без исключения. Сейчас в стране по-прежнему существует много льготников по уплате НДС, в их числе есть и крупные предприятия. 

ЕНП против НДС

Владелец двух торговых точек в Ташкенте Ахрор Салимов считает: решение властей страны не вводить НДС повсеместно, оставив Единый налоговый платеж (ЕНП), является абсолютно правильным – это позволяет выжить таким небольшим предприятиям, как у него.

«Несмотря на то, что у меня две точки, их совокупный доход не превышает 1 млрд сумов в год. Работают всего семь человек. Это позволяет мне выплачивать ЕНП по ставке 4% и, соответственно, держать приемлемые цены для населения. Если бы нас всех заставили платить НДС, то мы были бы вынуждены автоматически поднять цены минимум на 15%. Это сразу же отразилось бы на наших оборотах. У населения все же не так много денег, как этого хотелось бы», – поделился с «Курсивом» своим мнением бизнесмен из Ташкента, выразив надежду, что и на завершающей стадии налоговой реформы в 2020 году в Узбекистане останутся послабления для малого бизнеса.

«Среди моих знакомых есть немало таких, кто уже всерьез задумался о закрытии своего бизнеса. Ведь сейчас идет тенденция к тому, что от предпринимателей требуется расширение своей деятельности, чтобы они могли безболезненно отказаться от ЕНП в пользу НДС. Но денег для так называемой оптимизации хватает далеко не всем. Потому я ничуть не удивился, когда на самом высоком уровне сообщили о том, что с начала этого года закрылось на 3% больше предприятий в сравнении с прошлым годом», – рассказал Ахрор Салимов. 

Иной точки зрения придерживается известный в Узбекистане экономист Юлий Юсупов. В беседе с «Курсивом», оценивая проводимую в его стране налоговую реформу, он положительно отозвался о существенном снижении налогов на доходы физических лиц и о переводе значительной части предприятий с упрощенного на общий режим налогообложения, но при этом указал на ее серьезные недостатки.

«Налоговая реформа организационно была подготовлена из рук вон плохо, что является причиной многих проблем. Например, не был устранен разрыв в налоговой нагрузке между предприятиями общего и упрощенного режима. Главным образом из-за того, что не был снижен НДС», – непривычно жестко для эксперта из Узбекистана заметил Юлий Юсупов. 

В своих публикациях в различных специализированных изданиях Юлий Юсупов не скрывает, что считает отказ от снижения НДС с 20 до 12% ошибкой, которая может стать роковой. По его мнению, изначально планируемый проектом налоговой реформы НДС позволял безболезненно перейти на общий режим налогообложения большинству малых предприятий Узбекистана. Тогда как при НДС в 20% большая часть предприятий оказывается в проигрыше. Отсюда и неприятие налоговой реформы со стороны бизнесменов, у которых наблюдается желание не выйти из тени, а, напротив, укрыться от налогов. 

На официальное сообщение о том, что эффективная ставка НДС в Узбекистане составляет 11,5%, Юсупов отреагировал с изрядной долей сарказма.

«Что это означает? То, что кто-то платит 20%, а кто-то благодаря льготам ничего не платит. И в среднем получается 11,5%. Это также означает, что если бы правительство выполнило прошлогодний указ президента о налоговой реформе и ликвидировало налоговые льготы по НДС, то НДС можно было бы снизить до 12% без каких-либо потерь для бюджета», – подчеркнул в своей публикации Юлий Юсупов.

При этом известный экономист заметил, что в условиях разукрупнения бизнеса, роста теневого сектора и недопоступления налогов в бюджет, об эффективности и привлекательности экономики Узбекистана говорить еще слишком рано. 

Рядовые граждане Узбекистана наблюдают за решениями по налоговой реформе без особого интереса, хотя об идущих среди экспертов жарких дискуссиях знают. По наблюдениям узбекистанского журналиста Юрия Черногаева, связано это с тем, что значительная часть граждан изменений в своей жизни от введенных с января новых правил уплаты налогов пока не заметила – как минимум половина узбекской экономики находится в тени, и на зарплату в конверте налоговые нововведения никак не повлияли.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций