Перейти к основному содержанию


1116 просмотров

Что может произойти, пока ФРС бездействует

Если Федеральная резервная система продолжит сохранять текущую процентную ставку, возможны негативные последствия. При этом инвесторы видят сразу три негативных сценария развития, пишет The Wall Street Journal

Фото: Shutterstock

Парадокс: если рынки правы в том, что Федеральный резерв взял паузу, то вероятен любой из трех сценариев, ни один из которых для инвесторов не сулит ничего хорошего. С другой стороны, если рынок в отношении ФРС ошибается и январское ралли основывалось на неверном представлении, то вскоре стоит ожидать более жесткой монетарной политики.

Сценарий первый: тенденция сохранится до самого конца

Первый сценарий является одновременно лучшим вариантом и потенциально худшим, поскольку если экономика США замедлится до устойчивого уровня, ФРС сможет поддерживать текущую денежно-кредитную политику сколько угодно долго. Однако учитывая негативное влияние высоких ставок в 2018 году на экономику США и других стран, включая Турцию, которая столкнулась с проблемами на фоне роста курса доллара, провал структурированных финансовых продуктов, привязанных к курсу доллара и спад на автомобильном рынке и в сфере недвижимости в США, повторения этой ситуации желательно избежать.

Кроме того, если экономика замедлится до устойчивого уровня, есть риск, что инвесторы примут замедление темпов роста за конец цикла и начнут паниковать.

В годовом исчислении экономика США выросла на 3,4% в третьем квартале 2018 года. По оценкам ФРС, без ускорения инфляции экономика сможет вырасти только на 1,7-2,2% при процентной ставке в размере 2,5-3,5% и работе экономики на полную мощность. Процентные ставки уже достигли нижнего предела этого диапазона, немного поднявшись в декабре, однако, чтобы избежать повышения процентных ставок, темпы роста экономики должны замедлиться еще больше, при условии, что между объемами производства и инфляцией все еще существует взаимосвязь.

Возврат к 2% реального экономического роста инвесторы скорее всего воспримут спокойно. Поскольку уровень безработицы стабилизируется, число новых рабочих мест снизится, в среднем, с 220 тыс. в 2018 году до менее 100 тыс.

К сожалению, в экономических данных много лишнего, и допустимая погрешность в показателях количества рабочих мест составляет плюс-минус 100 тыс. Как отмечает Джерард Минак из Minack Advisors, если представить, что в ближайшую первую пятницу станет известно, что новых рабочих мест не будет или даже начнутся сокращения, то как отреагируют на это инвесторы? Обратят ли они внимание на то, как это коррелируется с устойчивым экономическим ростом, или воспримут как начало экономической рецессии? В США вот уже более восьми лет не наблюдалось ежемесячного снижения роста занятости, что с 1950 года является рекордным периодом. Если ситуация изменится, то это наверняка вызовет беспокойство со стороны инвесторов. Продлись такое положение дел больше одного месяца, то паника на рынке неизбежна.

Сценарий второй: ФРС ошибается

Согласно второму сценарию ФРС продолжает удерживать процентные ставки и совершает таким образом ошибку, что в свою очередь стимулирует инфляцию, поскольку, когда инвесторы обеспокоены, хорошие новости в экономике способны повысить доходность, как облигаций, так и акций. Однако, когда инвесторов беспокоит конкретно «перегрев» экономики и инфляция, повышение доходности может привести к снижению объема акций, и наоборот. Эта модель поведения сформировалась еще в 1970-е и господствовала на рынке вплоть до конца 1990-х годов.

Акционеры могут до поры до времени не возражать против роста цен – исторически для того, чтобы нанести удар по рынку акций инфляция должна быть превысить 4% и до этого предела еще далеко. Однако держатели облигаций не будут так снисходительны, если вдруг обнаружат, что ФРС ошибалась. Если ФРС не обратит внимания на нарастание инфляционного давления, увеличение доходности облигаций может навредить акциям, как это произошло в феврале 2018 года.

По мнению Скотта Майнерда, главы Guggenheim Investments, риск ошибки велик, однако маловероятно, что это продлится долго.

«Вероятнее всего, ошибкой с их [ФРС] стороны, будет слишком долгое ожидание», - заявил он на прошедшем форуме в Давосе.

Майнерд считает, что, когда рынки поймут, что ФРС придерживает повышение ставки только до второй половины 2019 года, доходность 10-летних казначейских облигаций с 2,76% может резко снизиться более чем на 3%. При этом доходность по акциям также скорее всего быстро расти не будет.

Сценарий третий: провал устоявшейся модели поведения

Последний сценарий предусматривает, что взаимосвязь между инфляцией и безработицей, известная как кривая Филлипса, нарушена сильнее, чем полагает ФРС. В ноябре 2018 г. безработица в США достигла самого низкого уровня с 1969 года, в то время как заработная плата наоборот выросла, не оказав при этом значительного влияния на цены. И если на этой взаимосвязи можно поставить точку, то теперь экономистам нужно создавать новые модели того, как работает экономика.

Скорее всего инвесторы будут только приветствовать такие перемены, если они приведут к тому, что повышение заработной платы вернет людей в ряды наемных работников. Это показало бы наличие у экономики больших резервных мощностей, чем предполагалось, поэтому она могла бы развиваться без инфляции, помогая акциям расти и сохраняя доходность по облигациям на стабильном уровне.

Однако потеря жизненно важного «академического якоря» делает денежно-кредитную политику ФРС менее предсказуемой, что может привести к снижению стоимости акций и увеличению доходности по облигациям с целью компенсировать неопределенность.

Поскольку развитие и неопределенность всегда противоречат друг другу, вероятным результатом станет увеличение волатильности финансового рынка.

В итоге экономика вероятно замедлит свой рост, тогда как инфляционные ожидания наоборот возрастут. При этом лично мне бы очень хотелось, чтобы экономисты избавились от кривой Филлипса, ведь немного больше волатильности на рынке, пугает не так сильно, как страх перед рецессией или паника из-за инфляции.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz


1074 просмотра

Чего ждать от налоговой реформы в Узбекистане

Начало налоговой реформы в этой стране сопровождается жаркими дискуссиями среди местных экспертов об отдельных ее положениях

Фото: Shutterstock

О преобразовании налоговой системы в Узбекистане заговорили в начале прошлого года – тогда в феврале президент страны Шавкат Мирзиёев заявил о необходимости принять новый Налоговый кодекс. Уже в апреле 2018 появился проект концепции по реформированию налоговой системы страны, который предполагал изменение номенклатуры, методики начисления и налоговой отчетности. Хотя активная фаза совершенствования налоговой системы республики началась в 2019 году, часть положений реформы до сих пор находится в стадии активного обсуждения.

Было 30, стало 25

Из проекта концепции следовало, что предприятия среднего и малого бизнеса, доход которых превышает 1 млрд узбекских сумов в год (44,4 млн тенге), будут причислены к категории большого бизнеса и станут платить налоги по более высоким ставкам. Предполагалось, что в целом это не ударит по интересам бизнесменов, поскольку уже на стадии концепции проекта налоговой реформы было предусмотрено введение единой 25-процентной ставки налога на доходы физических лиц. Это нововведение вступило в силу с 1 января 2019 года, а до того все граждане Узбекистана выплачивали налоги по достаточно сложной системе. К вычисляемому по прогрессивной шкале от 7,5 до 22,5% подоходному налогу добавлялось 8% отчислений в пенсионный фонд и от 15 до 25% единого социального платежа в зависимости от величины предприятия.

«Это позволит предприятиям и организациям увеличить заработную плату своим работникам и в целом снизит налоговую нагрузку на малые предприятия вдвое, а на крупные предприятия и еще больше», – подчеркивал в эфире республиканского телеканала O’zbekiston-24 экономист из Ташкента Борис Фроянченко.

Заодно он сослался на рекомендации МВФ, где уверены: именно плоская шкала налогообложения позволит Узбекистану стать более привлекательным для инвестиций из-за рубежа. 

В рамках налоговой реформы, активная фаза которой фактически началась с января текущего года, в Узбекистане изменились ставки еще ряда налогов. К примеру, в рамках совершенствования налоговой политики власти Республики Узбекистан снизили с 14 до 12% налог на прибыль для юридических лиц и с 22 до 20% – для банков второго уровня. До 20% был увеличен налог для провайдеров мобильной связи, но его привязали к уровню рентабельности предприятия с одновременной отменой порядка исчисления налога на сверхприбыль. До 5% была снижена и ставка налога на прибыль, взимае­мая у источников выплат в виде дивидендов и процентов. 

Экспертное сообщество Узбекистана начавшуюся налоговую реформу восприняло не очень позитивно. Одна из причин – далеко не все специалисты согласны с точкой зрения Всемирного банка, рекомендовавшего Министерству финансов Узбекистана не отказываться от действующей ставки налога на добавленную стоимость в размере 20%. Хотя в проекте налоговой реформы предполагалось снижение НДС до 12%, который должны были выплачивать все предприятия без исключения. Сейчас в стране по-прежнему существует много льготников по уплате НДС, в их числе есть и крупные предприятия. 

ЕНП против НДС

Владелец двух торговых точек в Ташкенте Ахрор Салимов считает: решение властей страны не вводить НДС повсеместно, оставив Единый налоговый платеж (ЕНП), является абсолютно правильным – это позволяет выжить таким небольшим предприятиям, как у него.

«Несмотря на то, что у меня две точки, их совокупный доход не превышает 1 млрд сумов в год. Работают всего семь человек. Это позволяет мне выплачивать ЕНП по ставке 4% и, соответственно, держать приемлемые цены для населения. Если бы нас всех заставили платить НДС, то мы были бы вынуждены автоматически поднять цены минимум на 15%. Это сразу же отразилось бы на наших оборотах. У населения все же не так много денег, как этого хотелось бы», – поделился с «Курсивом» своим мнением бизнесмен из Ташкента, выразив надежду, что и на завершающей стадии налоговой реформы в 2020 году в Узбекистане останутся послабления для малого бизнеса.

«Среди моих знакомых есть немало таких, кто уже всерьез задумался о закрытии своего бизнеса. Ведь сейчас идет тенденция к тому, что от предпринимателей требуется расширение своей деятельности, чтобы они могли безболезненно отказаться от ЕНП в пользу НДС. Но денег для так называемой оптимизации хватает далеко не всем. Потому я ничуть не удивился, когда на самом высоком уровне сообщили о том, что с начала этого года закрылось на 3% больше предприятий в сравнении с прошлым годом», – рассказал Ахрор Салимов. 

Иной точки зрения придерживается известный в Узбекистане экономист Юлий Юсупов. В беседе с «Курсивом», оценивая проводимую в его стране налоговую реформу, он положительно отозвался о существенном снижении налогов на доходы физических лиц и о переводе значительной части предприятий с упрощенного на общий режим налогообложения, но при этом указал на ее серьезные недостатки.

«Налоговая реформа организационно была подготовлена из рук вон плохо, что является причиной многих проблем. Например, не был устранен разрыв в налоговой нагрузке между предприятиями общего и упрощенного режима. Главным образом из-за того, что не был снижен НДС», – непривычно жестко для эксперта из Узбекистана заметил Юлий Юсупов. 

В своих публикациях в различных специализированных изданиях Юлий Юсупов не скрывает, что считает отказ от снижения НДС с 20 до 12% ошибкой, которая может стать роковой. По его мнению, изначально планируемый проектом налоговой реформы НДС позволял безболезненно перейти на общий режим налогообложения большинству малых предприятий Узбекистана. Тогда как при НДС в 20% большая часть предприятий оказывается в проигрыше. Отсюда и неприятие налоговой реформы со стороны бизнесменов, у которых наблюдается желание не выйти из тени, а, напротив, укрыться от налогов. 

На официальное сообщение о том, что эффективная ставка НДС в Узбекистане составляет 11,5%, Юсупов отреагировал с изрядной долей сарказма.

«Что это означает? То, что кто-то платит 20%, а кто-то благодаря льготам ничего не платит. И в среднем получается 11,5%. Это также означает, что если бы правительство выполнило прошлогодний указ президента о налоговой реформе и ликвидировало налоговые льготы по НДС, то НДС можно было бы снизить до 12% без каких-либо потерь для бюджета», – подчеркнул в своей публикации Юлий Юсупов.

При этом известный экономист заметил, что в условиях разукрупнения бизнеса, роста теневого сектора и недопоступления налогов в бюджет, об эффективности и привлекательности экономики Узбекистана говорить еще слишком рано. 

Рядовые граждане Узбекистана наблюдают за решениями по налоговой реформе без особого интереса, хотя об идущих среди экспертов жарких дискуссиях знают. По наблюдениям узбекистанского журналиста Юрия Черногаева, связано это с тем, что значительная часть граждан изменений в своей жизни от введенных с января новых правил уплаты налогов пока не заметила – как минимум половина узбекской экономики находится в тени, и на зарплату в конверте налоговые нововведения никак не повлияли.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций