Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


2325 просмотров

BCG: Центральная Азия может стать новым «фронтиром» международного капитала

Потенциал привлечения прямых инвестиций в Казахстан оценивается в объеме до $100 млрд

Фото: Shutterstock


На фоне глобального падения объема прямых иностранных инвестиций в мире Центральная Азия демонстрирует уверенный рост и может стать новым фронтиром для международного капитала.  Так, потенциал региона  в области привлечения ПИИ достигает $170 миллиардов, из них только в несырьевые отрасли - $40-70 миллиардов, сообщается в докладе международной консалтинговой компании BCG.

Данный отчет рассматривает регион Центральной Азии в комплексе, включая все пять входящих в него стран - Казахстан, Киргизию, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. Так, к концу 2017 года на регион приходилось 0,3% мирового ВВП или около $265 млрд. Население региона насчитывало порядка 70 млн жителей или 1% от численности мирового населения. 

По словам главы BCG в Центрально-Азиатском и Каспийском регионах Рзы Нуриева, улучшение государственных институтов, значительный, хотя и неравномерный экономический рост и влияние молодого поколения в целом создали прочную основу для сотрудничества между странами Центральной Азии, особенно в таких приоритетных областях, как трансграничная транспортная инфраструктура, энергетика, а также реформы для поддержки рыночной торговли, диверсификация и интеграция на базе инвестиций.

Для полной реализации потенциала региона необходимо развитие координации между странами, и успех этого процесса в большой степени зависит от двух ключевых государств — Казахстана и Узбекистана, считает эксперт.

В свою очередь, Казахстан является лидером среди стран региона по критериям экономического и социального развития:

1) Доля ВВП Казахстана в регионе – около 60%, а показатель ВВП на душу населения стал самым высоким среди стран ЦА - $8 837 долл;

2) В международном рейтинге «Ведение бизнеса» (DoingBusiness) 2019 Казахстан занял 28-е место, существенно улучшив позиции по сравнению с 77-м местом в 2015 году;

3) Затраты на создание бизнеса в стране – самые низкие в регионе (например, затраты на создание предприятий, на регистрацию собственности, на получение разрешения на строительство);

4) В 2008-2017 годах совокупный объем прямых иностранных инвестиций в новые проекты в РК достиг $82 млрд;

4) Потенциал привлечения ПИИ в Казахстан оценивается в объеме до $100 млрд, в том числе до $40 млрд в несырьевые отрасли, в течение следующих 10 лет.

Инвестиционный климат в ЦА

Структуры экономик всех стран региона похожи, так как базируются на общих преимуществах – богатых природных ресурсах, низкой стоимости труда и агропромышленном потенциале, макроэкономической стабильности и растущей численности населения, наличии молодых хорошо образованных кадров.

В 2019 году в рейтинге Doing Business эти страны улучшили позиции: Казахстан занимает 28 место, Киргизия – 70, Узбекистан – 76, Таджикистан – 126. Согласно докладу, Казахстан – самая развитая из стран региона - уже четыре раза за последние 10 лет смог попасть и в рейтинг стран-реформаторов DoingBusiness.

С 2008 года  ПИИ в новые проекты в Центральной Азии достигли $113 млрд, что составляет 1,5% мирового объема. Казахстан привлекает 70% всех инвестиций в регион ЦА, за ним следуют Узбекистан (16%) и Туркменистан (8%), на Киргизию и Таджикистан в совокупности приходится менее 6%.

Сейчас большая доля инвестиций в Центральную Азию - около 60% - все еще направлена в сырьевые отрасли, тогда как в мировом объеме ПИИ на эти отрасли приходится всего 22%. В строительстве объем вложений в ЦА сопоставим с мировым уровнем - 12 и 14%. На инвестиции в неторгуемые сектора (например, телекоммуникации, торговлю, финансовые услуги) отводилось около 9%, что заметно ниже глобальной доли ПИИ в сервисные отрасли (24%).

Согласно отчету, отрасли, недополучающие инвестиции - это информационные технологии, телекоммуникации, финансовые услуги, строительство, машиностроение, химическая промышленность, сектор возобновляемых источников энергии.

Перспективные отрасли для привлечения ПИИ в Центральной Азии

1) Сельскохозяйственная переработка. Центральная Азия обладает большими земельными ресурсами – 75% ее территории составляют сельскохозяйственные и 10% - пахотные земли. Одно из главных препятствий для развития сельского хозяйства является нехватка и недостаточная эффективность систем орошения, которые покрывают лишь 22% возделанных земель.

2) Нефтехимия. Химическая промышленность — растущая отрасль с большим размером рынка и высокими темпами роста, однако Казахстан и Узбекистан пока обладают конкурентными преимуществами лишь на самом базовом уровне - у них есть дешевое сырье. По запасам нефти Казахстан занимает 12-е место в мире и 2-е в Евразии (после России), по доказанным запасам газа Узбекистан - на 21-м месте в мире. Нефтегазовое сырье в Казахстане на 30% дешевле, чем в России, и вдвое дешевле, чем в ЕС. 

Основные препятствия для развития производства с более высокой добавленной стоимостью – это сложная логистика доступа на международные рынки (только железная дорога), низкий уровень инноваций и компетенций в области маркетинга и продаж, а также капиталоемкость, говорится в докладе.

3) Туризм. Центральная Азия – регион Великого шелкового пути - потенциально может стать очень привлекательным направлением для туристов. Сейчас в регионе необходимы общие усилия для облегчения визового режима и развития сотрудничества между входящими в регион странами. Введение единой визы для Центральной Азии могло бы способствовать притоку туристов. 

222.png

В докладе выделено пять ключевых моментов, с помощью которых страны Центральной Азии смогут раскрыть свой инвестиционный потенциал: 1) развитие региональной инфраструктуры,  2) поддержка трансграничного движения товаров, услуг, людей и капитала, 3) гармонизация нормативно-правовой базы и инвестиционного климата 4) активное развитие комплементарных конкурентных преимуществ 5) координация стратегий привлечения инвестиций 

* Справка: Под «экономиками фронтира» компания BCG подразумевает рынки стран, находящиеся на более ранних этапах экономического и политического развития, чем более крупные и зрелые экономики.


20045 просмотров

Как Казахстан и Россия будут переживать грядущий кризис

Рассказывает главный экономист Проектного блока Евразийского фонда стабилизации и развития

Иллюстрация: Shutterstock

Давайте договоримся сразу: кризис в мировой экономике будет. И в этот раз все не «будет по-другому». Из принципиально новых факторов в мировой экономике есть сверхмягкая денежная политика крупнейших центробанков (американского, европейского и японского). Это, конечно, искажает логику рынков, но не меняет фундаментальную циклическую природу мировой капиталистической системы. А, значит, быть новому надиру цикла, никуда не деться. Экономисты должны ответить на два вопроса: когда будет следующий кризис и каким он будет. 

Когда будет следующий кризис? 

У занимающихся макроэкономическим прогнозированием организаций, как правило, есть базовый прогноз. Этот прогноз носит консенсусный характер и в той или иной степени предполагает экстраполяцию текущих тенденций. Наличие таких «базовых» прогнозов нормально. Но ненормально отсутствие стресс-сценариев. Будущее не определено, а самоуспокоение губительно. Стресс-сценарии, альтернативные прогнозы обязательно должны разрабатываться и обсуждаться. Особенно это важно для государственных и международных структур, сама цель существования которых требует постоянной готовности к эффективному противодействию кризисным явлениям. Такой структурой на евразийском пространстве является Евразийский фонд стабилизации и развития. ЕФСР по своей сути – это «пожарная команда», призванная минимизировать негативные последствия различного рода финансовых кризисов для экономик евразийского пространства и заниматься их профилактикой. Отсюда пристальный интерес к теме будущей рецессии в мировой экономике. 

Замедление темпов роста уже идет полным ходом. Это связано с рядом факторов: поздней стадией экономического цикла, повышением ставок ФРС, нарастанием долгового бремени. Рост мировой экономики замедлился с 3,8% в IV квартале 2017 года до 3% в IV квартале 2018-го – за последние семь лет это наиболее быстрое замедление. Развивающиеся экономики замедляются быстрее, чем развитые, а Турция уже ушла в рецессию. Уже в декабре-январе основные прогнозисты – такие, как Всемирный банк, МВФ, ОЭСР, ведущие центробанки и крупнейшие инвестиционные банки – начали массово снижать прогнозы на 2019–2020 годы. Это реакция на поступающую статистику. Последней в ряду международных агентств, снизивших свои прогнозы, в апреле стала ВТО: оценка роста международной торговли в 2019 году понижена довольно резко – с 3,7 до 2,6%. 

Крупнейшие риски всем хорошо известны. Это огромное накопленное долговое бремя, риск торговых войн, геополитическая напряженность, весьма унылое состояние европейской экономики (включая ее главный мотор – Германию), внутренние дисбалансы китайской экономики, Брекзит – выбирайте по вкусу. На мой взгляд, фундаментальный риск – это огромный долг на всех уровнях. Центробанки США, ЕС и Японии нарастили балансы до беспрецедентных уровней. Государства набрали долгов для реализации инфраструктурных проектов, причем от КНР на довольно непрозрачных условиях и с рядом некомфортных ограничений. Корпоративный сектор по всему миру существенно нарастил долг не только в инвестиционных целях, но и для действий, не повышающих собственно валовый продукт – например, для проведения обратных выкупов акций. По всему миру растут ипотечные и потребительские долги домохозяйств. Власти по всему миру осознают этот риск и пытаются сдержать рост кредитования с помощью использования макропруденциальных инструментов, но эффективность этих мер невелика. Совокупный долг давно перерос пик 10-летней давности и достиг $250 трлн (против $175 трлн в 2008 году). Это более чем в 2,5 раза больше мирового ВВП.

Опасная, нестабильная ситуация 

Собственно, циклическая природа капитализма и решает (иной раз радикально и каждый раз болезненно) проблему накопленных дисбалансов и неэф­фективностей. Циклический кризис работает санитаром леса. Он вычищает неэффективных закредитованных производителей, самых слабых игроков в финансовых системах, заставляет уходить в банкротства и списывать долги. Однако, когда конкретно это произойдет, не угадать. Возможно, совсем скоро, в течение ближайших полутора лет (на мой взгляд, вероятность этого не меньше 40%). А, возможно, залитые в мировую экономику триллионы позволят ей еще порасти. 

Каким будет следующий кризис?

Собственно, в уходе крупных экономик во временную рецессию ничего необычного нет. Она определяется как два квартала сокращения экономики подряд. Сейчас в рецессии находится Турция. Опасно близок к скатыванию в отрицательные темпы роста ряд европейских экономик. Экономический цикл находится в поздней «зрелой» фазе, поэтому можно прогнозировать усиление этих тенденций. При этом техническая рецессия не­обязательна, может иметь место просто сильное замедление темпов роста. 

По этому поводу идут оживленные и местами ожесточенные дискуссии крупнейших центральных банков. Но решения нет. Поэтому можно ожидать, что монетарные власти развитых стран пойдут проверенным путем снижения ставок и программ количественного смягчения. Однако одно дело снизить ставки с 5 до 2% и другое, допустим, с 2,5% до отрицательной величины. А у ЕС и Японии и этой возможности сейчас нет. Определенно стоит ожидать нулевых и отрицательных ставок в мировой экономике – то есть бесплатных «вертолетных» денег. Возможно, будут апробированы новые способы поддержки экономики. А вот хватит ли этого для достижения устойчивого эффекта – открытый вопрос. Наибольшие риски и уязвимость существуют в экономиках, которые увлеклись бесконтрольным наращиванием долга и директивным управлением политикой национальных банков. 

Повторения 2008 года случиться не должно. Все будет значительно мягче. Еще одно количественное смягчение и «вертолетные» деньги позволят предотвратить жесткий кризис. Вполне возможно, что и технической рецессии в мировой экономике не случится – только резкое снижение темпов роста на несколько кварталов. Если искать исторические параллели, то это скорее 1990–1991 годы, нежели 2008–2009-е. 

У всего есть своя цена 

Ценой такого решения станет выход в 2020-х годах на стабильно более низкие темпы роста, чем в 2010-х. Назовем это «новой новой нормальностью». Если новая нормальность 2010-х предполагала пониженные темпы роста по сравнению с 2000-ми, то «новая новая нормальность» 2020-х годов будет предполагать еще большее снижение темпов мирового экономического роста – до весьма и весьма некомфорт­но низкого постоянного уровня. В российском контексте надо добавить, что это может совпасть с дном нефтяного суперцикла в 2025–2030-х годах. 

Хорошая новость заключается в том, что, если монетарные власти крупнейших мировых экономик находятся в плохой форме, то степень готовности так называемой Глобальной системы финансовой защиты за последнее десятилетие резко возросла. ГСФЗ включает в себя четыре уровня:

1 - национальные золотовалютные резервы;

2 - система двусторонних валютных свопов (за последнее время она фактически сформирована с уровней, близких к нулю);

3 - региональные финансовые механизмы (за десятилетие, прошедшее с 2008–2009 годов, этот уровень сильно подрос как по ресурсам, так и по компетенциям – на евразийском пространстве региональным финансовым механизмом является Евразийский фонд стабилизации и развития); 

4 - сам Международный валютный фонд, располагаемые финансовые ресурсы которого в 2010-х годах значительно выросли. Это дает надежду на то, что для малых экономик будет предоставлена адекватная ситуации поддержка, которая поможет сгладить негативные последствия кризиса.

У Казахстана достаточно высокие золотовалютные резервы, низкий уровень госдолга, бюджетное правило. Аналогичная ситуация в России.

Однако ни Казахстан, ни Россия не станут тихой гаванью. Снижение спроса на сырье и его производные (нефть, газ, черные и цветные металлы, уголь, удобрения, зерно и др.) приведет как минимум к временному уменьшению цен и ударит по экономике. И все же ближайшую рецессию в мировой экономике Казахстан и Россия должны пройти достаточно уверенно. Следующий кризис, который совпадет с дном нефтяного суперцикла, будет много хуже. Но до него еще надо дожить.

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций