Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


3540 просмотров

Казахстан занял 59-е место в глобальном индексе конкурентоспособности

Среди стран СНГ Казахстан занимает второе место после России

Фото: Shutterstock

17 октября 2018 года Всемирный экономический форум (ВЭФ) опубликовал ежегодный отчет по глобальному индексу конкурентоспособности (ГИК) 2018, сообщает пресс-служба МНЭ РК. По результатам рейтинга 2018 года Казахстан занял 59-е место со средним баллом 61,8, оставшись на той же позиции, что и в 2017 году.

В 2018 году методология ГИК была существенно изменена с учетом последствий мирового экономического кризиса, начавшегося в 2008 году, и развитием четвертой индустриальной революции (4ИР).

В соответствии с новой методологией ГИК 4.0 основной упор ставится на статистические индикаторы (их вес составляют 70%, а опросных индикаторов – 30%). Кроме того, все факторы имеют одинаковый вес.

Структура Отчета ГИК состоит из 12 следующих факторов: «Институты», «Инфраструктура», «Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ)», «Макроэкономическая стабильность», «Здоровье», «Образование и навыки», «Рынок товаров», «Рынок труда», «Финансовая система», «Размер рынка», «Динамичность бизнеса» и «Инновационный потенциал».

В Отчете ГИК 2018 количество оцениваемых стран составило 140, которые охватывают 94% всего населения мира и 98% мирового ВВП. ГИК рассчитывается из 98 показателей, из которых 54 основаны на данных международных организаций, 44 – на основе опроса ВЭФ.

В этом году рейтинг возглавили Соединенные Штаты Америки, которые входят в тройку лидеров на протяжении последних 5 лет. Лидерами рейтинга также остаются Сингапур, Германия, Швейцария и Япония.

По результатам рейтинга 2018 года Казахстан занял 59-е место со средним баллом 61,8, оставшись на той же позиции, что и в 2017 году.

Из 12 факторов конкурентоспособности улучшение произошло по 5 факторам, снижение по 4 факторам и по 3 факторам позиции не изменились. Из 98 индикаторов улучшение произошло по 50 индикаторам, ухудшение по 34 индикаторам и по 14 индикаторам изменений нет.

Конкурентными преимуществами Казахстана являются рынок труда – 30-е место (улучшение на 3 позиции) и динамичность бизнеса – 37-е место (ухудшение на 2 позиции). 

Согласно оценке ВЭФ, конкурентоспособность Казахстана находится на среднем уровне по таким факторам, как «ИКТ» - 44-е место, «Размер рынка» – 45-е место, «Образование и навыки» – 57-е место, «Рынок товаров» - 57-е место, «Институты» - 61-е место и «Макроэкономическая стабильность» - 62-е место и «Инфраструктура» - 69-е место. 

Слабыми позициями Казахстана определены факторы «Финансовая система» – 100-е место, «Здоровье» - 97-е место и «Инновационный потенциал» - 87-е место. 

Значительное улучшение в рейтинге отмечается по факторам «Институты», поднявшись на 12 позиций до 61-го места и «Рынок товаров», поднявшись на 10 позиций до 57-го места. Также Казахстан показал позитивную динамику по следующим факторам: «Инфраструктура» (69-е место, 2017 г. – 72-е место) и «Рынок труда» – (30-е место, 2016 г. – 33-е), «Финансовая система» – (100-е место, 2016 г. –102-е место).

Наибольшее снижение отмечается по 2 факторам: «Образование и навыки» (57-е место, -5 позиций) и «Здоровье» (97-е место, -3 позиций).

По 3 факторам как «Инновационный потенциал» (97-е место), «ИКТ» (44-е место) и «Размер рынка» (45-е место) позиции Казахстана не изменились.

Среди стран СНГ Казахстан занимает второе место после России

Позиции Казахстана в Глобальном индексе конкурентоспособности 2017-2018 гг.

 

2017

(среди 140 стран)

2018

(среди 140 страны)

Динамика

Глобальный индекс конкурентоспособности

59

59

-

Институты

73

61

12

Инфраструктура

72

69

3

ИКТ

44

44

-

Макроэкономическая стабильность

61

62

1

Здоровье

94

97

3

Образование

52

57

5

Рынок товаров

67

57

10

Рынок труда

33

30

3

Финансовая система

102

100

2

Размер рынка

45

45

-

Динамичность бизнеса

35

37

2

Инновационный потенциал

87

87

-

 


1608 просмотров

Чем живут индейцы Амазонки

Как современный мир и его экономические реалии влияют на традиционный уклад племени тикуна

Примерно в 1 100 километрах от столицы штата Амазонас вверх по реке на северо-запад, в четырех часах на моторке от ближайшего портового города Табатинга, в амазонской сельве на границе трех государств – Колумбии, Перу и Бразилии – расположилось поселение тикуна – одного из самых многочисленных племен коренных жителей Латинской Америки. 

Тикунцы знакомы любителям творчества Жюля Верна по роману «Жангада или 800 лье по Амазонке». Сегодня тикунцы, как и века назад, живут в основном сельским хозяйством, но близкое соседство к городу привело к урбанизации этого народа. 

В хижинах местных жителей плазма соседствует с церемониальными алтарями, а заговоры шамана нередко прерываются звонком мобильного телефона вождя. Попугаи здесь шастают по двору вместе с завезенными из города курицами. А краску для традиционного орнамента на лице местные жительницы иногда заменяют губной помадой, заботливо подаренной кем-то из гостей «с большого берега».

Мы тоже не с пустыми руками. Наш проводник и единственный русскоговорящий гид Амазонии Юрий Перов идет впереди нашей группы. За его плечами целый рюкзак сувениров-товаров, на которые мы выменяем сегодня радушный прием для нашей группы. Собирали подарки основательно: на рынке в Табатинге провели добрые три часа. Юрий помогал выбрать нужное: кофе и сахар для дам; рис, рыболовные снасти – в племя; тесак и добротный нож с длинным лезвием – вождю. 

Несмотря на близость к городской местности, у тикуна сельскохозяйственное и кустарное производство по-прежнему регулируется водными циклами – как, впрочем, и у других племен, проживающих в бассейне Амазонки. 

Потоп, прилив, отлив и засуха определяют, что и где будет выращиваться или производиться. Постоянно выделенных земель под поля в привычном понимании просто не существует. Разлив реки настолько непредсказуем, что через Амазонку существует один-единственный капитальный автомобильный мост. О полях и речи нет. Плодородный слой земли вместе с посевами смывается ливнями. Единственная культура, которая способна выстоять и под проливными дождями, и при засухе – это маниока, кустарный корнеплод, который выращивают чуть ли не на всей территории амазонской сельвы. Маниока похожа на картошку: те же кусты, те же клубни в земле. Существенное отличие – изначально корнеплод ядовит. Чтобы употребить в пищу, маниоку сначала нужно протереть на мелкой терке, потом вымочить в воде, потом проварить несколько часов, потом прогреть и обжарить, далее высушить несколько дней на солнце и снова обжарить до готовности. Полученная сухая масса больше напоминает безвкусные твердые мелкие сухари, которые индейцы едят с основным блюдом – рыбой. Поэтому гостинцам из риса и кукурузной муки местные всегда рады. Если не используют к своему столу, то у соседей крупу всегда можно выменять на что-то нужное. 

Как раз к обеду мы дошли до малоки – традиционной общинной хижины, где и принимают гостей. Чтобы поглазеть на «гринго», сбегается сначала малышня, давать им сладости, кстати, можно только с разрешения родителей. Постепенно малока заполняется жителями деревни, которые приветствуют нас, и вождь приглашает к столу. В меню печеная рыба, крокодил, сушеные муравьи и уже упомянутая маниока – точнее, приготовленное из нее блюдо, которое называется фаринья.

Мы, чувствуя расположение вождя, задаем много вопросов. Его ответы очень размеренны, волей-неволей сбиваешь свой ритм городского разговора на неспешное сказочное повествование. Наш проводник Юрий подбирает русские слова для определения отношения местных к техническому прогрессу и современному миру вообще. 

Если сократить образные ответы вождя до привычных нам выражений, то резюме нашей беседы выглядит так. Внешнее давление, а оно в любом случае происходит при общении с некоренным населением, изменило пищевые, социальные, технологические и производственные привычки индейцев. Но все же технический прогресс пока уступает народным традициям – они кажутся индейцам более применимыми для выживания близ самой мощной реки мира.

У народа тикуна, как и у других коренных народов, есть экономика, но как она структурирует себя внутренне и как интегрируется в рыночную экономику – это малоизученный предмет. Настолько мало, что нет даже точного определения этому понятию. Сами тикунцы определяют свою экономику тремя «этапами».

Первый этап относится к традиционной экономике коренных народов, которая придерживается принципов взаимности и обмена. Принцип «ты – мне, я – тебе» работает до сих пор. Поэтому, например, один из наших презентов вождю – тесак – был отложен в сторону для подарка «Человеку с большого берега», который стережет его лодку во время отсутствия хозяина. 

Во-вторых, адаптация традиционной коренной экономики. Конечно, современные индейцы пользуются и лопатами, и граблями, но никаких удобрений! Все натуральное и только то, на что «согласилась природа».

В-третьих, современная экономика коренного населения строится и развивается в соответствии с потребностями рынка. В частности, спрос на маниоку в Бразилии огромный. Она есть в каждом доме в разных видах, в каждом продуктовом магазине, в придорожных кафе и дорогих ресторанах непременно на каждом столе стоит баночка с этими безвкусными «сухариками». При этом выращивают и обрабатывают ее индейцы и только вручную. 

У каждого члена племени есть четкая профессиональная специализация: молодые женщины занимаются маниокой, молодые мужчины – охотой на крупную рыбу пираруку и кайманов. Старшее поколение берет на себя сбыт излишков. Причем данный этап экономического процесса складывался годами: покупают и продают индейцы только у родственников прежних покупателей или продавцов. Бизнес-связи передаются от отца к сыну. Форма за многие десятилетия почти не изменилась, только что расчет нынче, как правило, в деньгах. Монетизация этих экономических отношений произошла примерно в конце 1950-х, когда сформировался город Табатинга.

Близость к городу объясняет ряд особенностей экономики тикунцев. Это племя было одним из первых, кто заменил натуральное хозяйство торговлей. Обмен товарами-излишками здесь давно основан на кумовстве, родстве и взаимных обязательствах между соплеменниками. С «гринго» и «кабокло» (этническая группа в составе бразильцев, португало-индейские метисы) разговор короткий и деловой: мы вам товар, вы нам материальные блага. Исключение делают лишь для приглашенных гостей, о визите которых заранее договаривается проводник. 

В то же время не принято покупать что-то друг у друга из «своих». Деньги служат только для взаимодействия с городом, приобретения того, что приносит комфорт цивилизованного мира, но чего сами индейцы не производят. Вождь искренне удивился вопросу о денежных расчетах внутри племени: «Какие денежные отношения могут быть внутри своей семьи?»

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций