Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1046 просмотров

Как Казахстан может заработать на торговых войнах?

По мнению экспертов, Казахстан получил уникальную возможность увеличить экспорт своей сельхозпродукции

Фото: shutterstock.com

Пока мир переживает очередной виток санкций и готовится к торговым войнам, казахстанские сельхозтоваропроизводители получают возможность увеличить экспорт своей продукции, считает эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Сергей Домнин.

Три страны, являющиеся основными потребителями продукции казахстанского АПК – Россия, Иран и Турция, попали под новые американские санкции. А крупнейший потенциальный рынок сбыта казахстанского мяса и зерновых Китай находится в состоянии затяжного ожидания торговой войны с Соединенными Штатами. Сергей Домнин отмечает, что подпадающие под санкции страны вводят ответные меры по всей линейке американских товаров, в том числе и по линейке продукции АПК, что дает определенные возможности отечественному сельскому хозяйству.

«Ограничения на импорт продовольствия, вводимые в рамках торговых войн, пока касаются только «воюющих» стран. В какой-то степени Казахстану и другим сельхозэкспортерам мира даже выгодны ответные ограничения Китая, которые охватывают и несколько сотен позиций сельхозпродуктов: казахстанский экспорт масличных и мяса в Китай быстро растет, и нам на руку, что одного из серьезнейших конкурентов – США – облагают высокими пошлинами», – говорит Сергей Домнин.

Казахстану Штаты не указ

Как отмечает эксперт, определенные сложности для наших экспортеров могут создать попытки США ограничить долларовые транзакции для всех политических противников. Но обойти такие ограничения на уровне крупных компаний – участников внешнеэкономической деятельности несложно. Сергей Домнин напоминает, что в последние пять лет казахстанские производители сельхозсырья и продовольствия постоянно наращивали поставки в Китай, Турцию, Иран, Россию, Афганистан и Узбекистан. При этом сельхозэкспорт растет в основном за счет втянутых в санкционные и торговые войны рынков. Так, по данным Искандера Мухлисова, эксперта департамента производства и переработки животноводческой продукции Минсельхоза РК, на данный момент более 80% всего объема экспорта казахстанского мяса и мясопродуктов приходится на рынок России (в этом году Казахстан планирует отгрузить за рубеж 15 тыс. тонн мяса, по итогам первого полугодия экспортировано более 50% этого объема – 9 100 тонн).

«Россия – это наш основной партнер в области животноводческой продукции, также с 2017 года нам открылся доступ на рынки Ирана, куда поставляется баранина из Западного Казахстана и Жамбылской области, – говорит Искандер Мухлисов. – Еще экспортируем на рынки ЕАЭС, это Армения и Кыргызстан, СНГ – Узбекистан, Туркменистан. В страны дальнего Востока – в Бахрейн, Саудовскую Аравию и ОАЭ. В общей сложности более чем в 10 раз увеличился экспорт баранины», – отмечает он.

Примерно та же картина наблюдается и по зерновым – по данным МСХ, к январю нынешнего года традиционная география рынков сбыта казахстанских зерна и муки сохранилась: это Узбекистан (2 млн тонн), Таджикистан (1 млн тонн), Афганистан (2,1 млн тонн) и Иран (2 млн тонн). А отгрузки в направлении этих стран в зерновом эквиваленте увеличились на 364 тыс. тонн. Вместе с тем, в направлении Ирана изменилась структура номенклатуры зерновых культур: увеличились объемы перевозок ячменя на 63% (324 тыс. тонн), снизились объемы перевозок пшеницы на 185 тыс. тонн, которые переориентированы на рынки Центральной Азии. Так что сельхозпоставкам в Иран пока санкционные войны не угрожают – несмотря на громкое заявление Трампа о том, что «любой, кто ведет бизнес с Ираном, не будет вести бизнес с США».

Точно так же ничего не угрожает и поставкам сельхозпродукции на «подсанкционные» рынки России и Китая, считает Домнин.

«Важно понимать, о каких санкциях идет речь и о каком уровне сотрудничества. Например, торговлю зерном с Ираном американские санкции не ограничивают, мы можем продолжать экспортировать бобовые в Турцию, а экспорт масличных и мяса в Китай торговое противостояние Поднебесной и Штатов только стимулирует», – добавляет он.

По его мнению, в гораздо большей степени нашему продовольственному экспорту в настоящее время угрожают внутренние факторы: погодные условия (объем экспорта пшеницы падает в 1,5–2 раза после неурожайных лет), дефицит транспортной мощности, периодические топливные кризисы и рост цен на ГСМ. Также реальным препятствием эксперт ИМЭП считает барьеры во взаимной торговле, которые периодически выставляют перед Казахстаном его торговые партнеры.

Но в этом году крупнейший торговый партнер Казахстана Россия едва ли выставит такие барьеры, по крайней мере по зерновым: как ранее сообщал «Къ» вице-министр сельского хозяйства Казахстана Арман Евниев, его ведомство ожидает, что в новом маркетинговом году объем экспорта казахстанского зерна составит как минимум 8 млн тонн. В том числе и потому, что в России ожидается снижение урожая. А министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов в начале августа заверил журналистов, что в настоящее время Астана наладила диалог как с Вашингтоном, так и с Москвой с целью недопущения влияния новых антироссийских санкций на экономические интересы республики.


1 просмотр

Чем живут индейцы Амазонки

Как современный мир и его экономические реалии влияют на традиционный уклад племени тикуна

Примерно в 1 100 километрах от столицы штата Амазонас вверх по реке на северо-запад, в четырех часах на моторке от ближайшего портового города Табатинга, в амазонской сельве на границе трех государств – Колумбии, Перу и Бразилии – расположилось поселение тикуна – одного из самых многочисленных племен коренных жителей Латинской Америки. 

Тикунцы знакомы любителям творчества Жюля Верна по роману «Жангада или 800 лье по Амазонке». Сегодня тикунцы, как и века назад, живут в основном сельским хозяйством, но близкое соседство к городу привело к урбанизации этого народа. 

В хижинах местных жителей плазма соседствует с церемониальными алтарями, а заговоры шамана нередко прерываются звонком мобильного телефона вождя. Попугаи здесь шастают по двору вместе с завезенными из города курицами. А краску для традиционного орнамента на лице местные жительницы иногда заменяют губной помадой, заботливо подаренной кем-то из гостей «с большого берега».

Мы тоже не с пустыми руками. Наш проводник и единственный русскоговорящий гид Амазонии Юрий Перов идет впереди нашей группы. За его плечами целый рюкзак сувениров-товаров, на которые мы выменяем сегодня радушный прием для нашей группы. Собирали подарки основательно: на рынке в Табатинге провели добрые три часа. Юрий помогал выбрать нужное: кофе и сахар для дам; рис, рыболовные снасти – в племя; тесак и добротный нож с длинным лезвием – вождю. 

Несмотря на близость к городской местности, у тикуна сельскохозяйственное и кустарное производство по-прежнему регулируется водными циклами – как, впрочем, и у других племен, проживающих в бассейне Амазонки. 

Потоп, прилив, отлив и засуха определяют, что и где будет выращиваться или производиться. Постоянно выделенных земель под поля в привычном понимании просто не существует. Разлив реки настолько непредсказуем, что через Амазонку существует один-единственный капитальный автомобильный мост. О полях и речи нет. Плодородный слой земли вместе с посевами смывается ливнями. Единственная культура, которая способна выстоять и под проливными дождями, и при засухе – это маниока, кустарный корнеплод, который выращивают чуть ли не на всей территории амазонской сельвы. Маниока похожа на картошку: те же кусты, те же клубни в земле. Существенное отличие – изначально корнеплод ядовит. Чтобы употребить в пищу, маниоку сначала нужно протереть на мелкой терке, потом вымочить в воде, потом проварить несколько часов, потом прогреть и обжарить, далее высушить несколько дней на солнце и снова обжарить до готовности. Полученная сухая масса больше напоминает безвкусные твердые мелкие сухари, которые индейцы едят с основным блюдом – рыбой. Поэтому гостинцам из риса и кукурузной муки местные всегда рады. Если не используют к своему столу, то у соседей крупу всегда можно выменять на что-то нужное. 

Как раз к обеду мы дошли до малоки – традиционной общинной хижины, где и принимают гостей. Чтобы поглазеть на «гринго», сбегается сначала малышня, давать им сладости, кстати, можно только с разрешения родителей. Постепенно малока заполняется жителями деревни, которые приветствуют нас, и вождь приглашает к столу. В меню печеная рыба, крокодил, сушеные муравьи и уже упомянутая маниока – точнее, приготовленное из нее блюдо, которое называется фаринья.

Мы, чувствуя расположение вождя, задаем много вопросов. Его ответы очень размеренны, волей-неволей сбиваешь свой ритм городского разговора на неспешное сказочное повествование. Наш проводник Юрий подбирает русские слова для определения отношения местных к техническому прогрессу и современному миру вообще. 

Если сократить образные ответы вождя до привычных нам выражений, то резюме нашей беседы выглядит так. Внешнее давление, а оно в любом случае происходит при общении с некоренным населением, изменило пищевые, социальные, технологические и производственные привычки индейцев. Но все же технический прогресс пока уступает народным традициям – они кажутся индейцам более применимыми для выживания близ самой мощной реки мира.

У народа тикуна, как и у других коренных народов, есть экономика, но как она структурирует себя внутренне и как интегрируется в рыночную экономику – это малоизученный предмет. Настолько мало, что нет даже точного определения этому понятию. Сами тикунцы определяют свою экономику тремя «этапами».

Первый этап относится к традиционной экономике коренных народов, которая придерживается принципов взаимности и обмена. Принцип «ты – мне, я – тебе» работает до сих пор. Поэтому, например, один из наших презентов вождю – тесак – был отложен в сторону для подарка «Человеку с большого берега», который стережет его лодку во время отсутствия хозяина. 

Во-вторых, адаптация традиционной коренной экономики. Конечно, современные индейцы пользуются и лопатами, и граблями, но никаких удобрений! Все натуральное и только то, на что «согласилась природа».

В-третьих, современная экономика коренного населения строится и развивается в соответствии с потребностями рынка. В частности, спрос на маниоку в Бразилии огромный. Она есть в каждом доме в разных видах, в каждом продуктовом магазине, в придорожных кафе и дорогих ресторанах непременно на каждом столе стоит баночка с этими безвкусными «сухариками». При этом выращивают и обрабатывают ее индейцы и только вручную. 

У каждого члена племени есть четкая профессиональная специализация: молодые женщины занимаются маниокой, молодые мужчины – охотой на крупную рыбу пираруку и кайманов. Старшее поколение берет на себя сбыт излишков. Причем данный этап экономического процесса складывался годами: покупают и продают индейцы только у родственников прежних покупателей или продавцов. Бизнес-связи передаются от отца к сыну. Форма за многие десятилетия почти не изменилась, только что расчет нынче, как правило, в деньгах. Монетизация этих экономических отношений произошла примерно в конце 1950-х, когда сформировался город Табатинга.

Близость к городу объясняет ряд особенностей экономики тикунцев. Это племя было одним из первых, кто заменил натуральное хозяйство торговлей. Обмен товарами-излишками здесь давно основан на кумовстве, родстве и взаимных обязательствах между соплеменниками. С «гринго» и «кабокло» (этническая группа в составе бразильцев, португало-индейские метисы) разговор короткий и деловой: мы вам товар, вы нам материальные блага. Исключение делают лишь для приглашенных гостей, о визите которых заранее договаривается проводник. 

В то же время не принято покупать что-то друг у друга из «своих». Деньги служат только для взаимодействия с городом, приобретения того, что приносит комфорт цивилизованного мира, но чего сами индейцы не производят. Вождь искренне удивился вопросу о денежных расчетах внутри племени: «Какие денежные отношения могут быть внутри своей семьи?»

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Как вы провели или планируете провести отпуск этим летом?

Варианты

b2-uchet_kursiv.png

 

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций