Перейти к основному содержанию

355 просмотров

Google собирает медицинские данные миллионов американцев без их ведома

Гиганта Кремниевой долины уже не раз обвиняли в нарушении конфиденциальности пользовательских данных

Фото: David Paul Morris / Bloomberg news

Google совместно с одной из крупнейших организаций здравоохранения США Ascension собирает и обрабатывает подробные личные медданные миллионов людей в 21 штате Америки. Об этом сообщается в эксклюзивном материале The Wall Street Journal.

Проект с кодовым названием «Найтингейл» (по имени сестры милосердия Флоренс Найтингейл) – это на данный момент самая масштабная попытка Google нащупать точку опоры в индустрии здравоохранения, используя данные пациентов. Amazon.com, Apple и Microsoft тоже активно пытаются закрепиться на этом рынке, хотя они пока не заключали сделки такого калибра.

Компания Google тайно основала проект Найтингейл в прошлом году совместно с католической организацией здравоохранения Ascension, в которую входят 2 600 больниц, кабинетов врачей и других учреждений. С лета сбор данных ускорился, если верить внутренним документам.

В проекте задействованы такие данные, как результаты лабораторных анализов, врачебные диагнозы, учет госпитализации и т.п., то есть вся история болезни без остатка, включая имена и даты рождения пациентов.

google-sobiraet-lichnye-meddannye-millionov-amerikancev-bez-ih-vedoma.png

Об этом не уведомили ни самих пациентов, ни врачей. По крайней мере у 150 сотрудников Google уже есть доступ к значительному объему данных на десятки миллионов людей, сообщает осведомленный источник.

После того, как The Wall Street Journal сообщил о проекте Найтингейл в понедельник, компании опубликовали пресс-релиз, где заявляют, что их проект не нарушает федеральных законов о здравоохранении и включает надежные меры защиты для данных пациентов.

Некоторые сотрудники Ascension поставили под сомнение методы сбора и обработки данных, как с технической, так и с этической точки зрения, говорят люди, знакомые с проектом. Однако эксперты по конфиденциальности утверждают, что это представляется допустимым в соответствии с федеральным законом (Закон об ответственности и переносе данных о страховании здоровья граждан от 1996 года, или HIPAA). Этот закон в целом позволяет больницам делиться данными с бизнес-партнерами без уведомления пациентов, если информация используется исключительно для того, чтобы «указанный субъект мог выполнить свою здравоохранительную функцию».

Google же использует данные частично для того, чтобы разрабатывать новое ПО, в основе которого – продвинутые ИИ и машинное обучение. Это ПО наводит точный прицел на отдельно взятых пациентов, чтобы предложить им изменения в лечении. Из внутренних документов следует, что доступ к данным пациентов имеют различные сотрудники Alphabet Inc, материнской компании Google. В том числе некоторые сотрудники Google Brain – научно-исследовательского отдела, которому приписывают одни из самых крупных достижений компании.

По словам Тарика Шауката, президента отдела облачных технологий Google Cloud, в том, что касается здравоохранения, компания прежде всего стремится «к улучшению состояния пациентов, снижению расходов на лечение и спасению жизней».

Исполнительный вице-президент Ascension Эдуардо Конрадо заявил: «Так как область здравоохранения продолжает быстро развиваться, мы должны меняться, чтобы лучше соответствовать нуждам и ожиданиям наших клиентов, а также наших собственных сотрудников».

У Google и некоммерческой организации Ascension в проекте имеются сходные финансовые интересы. Google уже перебросила на проект Найтингейл десятки инженеров за свой счет, так как в компании надеются, что смогут использовать фундамент проекта для продажи сходных продуктов другим организациям здравоохранения. Конечная цель – создать всеобъемлющий поисковый инструмент, чтобы собрать разрозненные данные пациентов в одном месте, как свидетельствует из документов.

Проект разрабатывается отделом облачных технологий Google, рыночная доля которого меньше, чем у конкурентов – Amazon и Microsoft. Глава Google Сундар Пичаи многократно заявлял в этом году, что приоритет компании – выявить новые направления развития для облачных технологий.

В Ascension – второй по величине организации здравоохранения в США – частично стремятся улучшить уход за пациентами. А еще в организации надеются с помощью изучения данных выявить возможные дополнительные тесты, необходимые пациентам, или другие способы сгенерировать больше прибыли от пациентов, следует из документов.

Ascension также хочет получить систему, которая работает быстрее, чем ее имеющаяся децентрализованная система электронных записей.

Google, как и многие другие компании Кремниевой долины, время от времени подвергается критике за недостаточные усилия по защите конфиденциальности пользовательских данных. В сентябре, после жалоб на то, что YouTube незаконно собирал данные несовершеннолетних в целях продажи рекламы, это подразделение Google согласилось выплатить $170 млн штрафа, а также поменять практику работы. В YouTube не отрицали, но и не признали своей вины.

В прошлом году The Wall Street Journal писал, что Google решила не сообщать пользователям об уязвимости в ныне прекратившей работу соцсети Google Plus. Из-за уязвимости оказались раскрыты сотни тысяч дат рождения, контактные данные и другие личные данные подписчиков Google Plus. Частично такое решение было принято из опасений, что за происшествием последуют регуляторные проверки. В Google тогда заявили, что решение не раскрывать уязвимость было обосновано за пределами правовых требований.

Теперь регуляторы внимательно изучают деятельность компании по ряду направлений. В течение лета федеральные следователи и следователи штатов опубликовали отдельные антимонопольные запросы касательно Google. По словам осведомленных источников, федеральное расследование ставит целью выяснить, является ли несправедливым преимуществом Google над конкурентами тот факт, что компания собрала огромные массивы данных с помощью своего поисковика, домашних колонок, бесплатного почтовика и других многочисленных подразделений.

В Google заявили, что ее продукты предлагают потребителям более широкий выбор и что компания намерена сотрудничать со следствием. Ранее в этом году Пичаи нахваливал обновленные меры защиты конфиденциальности миллиардов пользователей Google.

В ноябре Google анонсировала сделку с Fitbit объемом в $2,1 млрд. Fitbit производит умные часы и браслеты, отслеживающие медицинские показатели вроде пульса. Сделку тут же раскритиковали как политики-демократы, так и республиканцы: председатель антимонопольного комитета Палаты представителей, демократ Дэвид Сисиллайн предостерег, что благодаря соглашению с Fitbit Google получит «глубокое понимание самых чувствительных данных американцев».

В компаниях заявили, что будут прозрачны в отношении любых данных, собранных с помощью Fitbit.

По всей видимости, Google отправляет данные в проект Найтингейл в более крупном масштабе, чем во время предыдущих попыток работы с медицинскими данными. В сентябре Google анонсировала 10-летнее соглашение с сетью больниц Клиникой Мэйо по хранению ее генетических, медицинских и финансовых данных. Представители Клиники Мэйо тогда заявили, что из данных, используемых для разработки нового ПО, перед отправкой в Google будет удалена вся информация, по которой можно идентифицировать отдельных пациентов.

Google была основана с целью упорядочить мировую информацию, а медицина интересовала высшее руководство компании с самых ранних дней. Компания сделала попытку оцифровать существующие медзаписи с помощью Google Health, но проект был закрыт в 2011 году после трех лет ограниченного использования. С тех пор Alphabet вложила миллионы долларов в особо не афишируемые подразделения Calico и Verily, цель которых, соответственно – борьба со старением и болезнями.

Соучредитель Google Ларри Пейдж в интервью 2014 года сказал, что пациенты, переживающие за конфиденциальность своих медицинских данных, зря опасаются. Пейдж заявил: «Мы не берем в расчет огромное благо, которое станет возможным, если люди смогут делиться данными с правильными людьми правильным образом».

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

19437 просмотров

Новые правила продажи медикаментов застали врасплох казахстанцев

В том числе и малый бизнес

Фото: Shutterstock.com

Скандалы в аптеках и массовое недовольство в обществе – реакция на отказ аптек продавать лекарства без рецепта. Минздрав ужесточил контроль над продажей препаратов, но допускает, что список препаратов, которые можно купить только по рецепту, будет пересмотрен.

В аптеках Казахстана кипят нешуточные страсти. На просьбу продать без рецепта еще недавно повсеместно доступные лекарства провизоры и фармацевты вынуждены отвечать отказом. Ссылки на поступившее из Министерства здравоохранения предписание клиентов не успокаивают. Особенно трудно объяснить ужесточение требований к отпуску лекарств аллергикам, астматикам и гипертоникам. Собственники небольших аптек не исключают: в новых реалиях им придется закрыться уже в ближайшее время.

Психологический дискомфорт

«Требования о проверке рецептов от врача появились давно, еще в 2003 году, но на них мало кто обращал внимание. А с начала этого месяца за аптеки взялись очень жестко – по всей стране начались проверки. Некоторым уже выписали астрономические штрафы. Я знаю о двух случаях в Караганде», – поделилась с «Курсивом» Гульжамал, хозяйка небольшой аптеки в центре Алматы.

В сложившейся ситуации она потребовала от своих провизоров и фармацевтов не продавать лекарства, для которых необходим рецепт от врача. В результате оборот аптеки снизился почти в два раза, а работники оказались под психологическим прессом.

«Понимаете, к нам нередко приходят люди в плохом состоянии. У одних астма, у других начинается аллергический отек Квинке. Но мы ничем не можем помочь. Они должны показать рецепт от врача, – говорит Гульжамал о наболевшем и рассказывает об инциденте, который произошел накануне. – Пришел мужчина лет 40, его матери – за 70 лет, и у нее резко подскочило давление. Просит продать ему каптоприл. Отказали. Так у него настоящая истерика началась. Сказал, что все у нас здесь разнесет, если с его мамой что-то случится. И с такими скандалами не только мы стали ежедневно сталкиваться».

Когда убеждения не помогают

Схожими наблюдениями поделилась с «Курсивом» провизор и одновременно управляющая аптекой в одном из номерных микрорайонов Алматы, попросившая называть ее Зухрой Омархановной. Последние дни ей уже несколько раз приходилось успокаивать астматиков, которые настойчиво требовали продать им сальбутамол или беротек.

«Когда человеку плохо, он ничего не хочет слышать. Понимаете, бессмысленно убеждать идти к врачу того, у кого вдруг возникла острая зубная боль. Ему нужно обезболивающий препарат здесь и сейчас. Хотя бы для того, чтобы до стоматолога дойти. Без рецепта мы теперь можем отпускать только темпалгин. Хороший препарат. Только его эффективность сказывается при боли слабой и умеренной интенсивности», – объясняет Зухра Омархановна.

Разосланный по аптекам новый перечень безрецептурных препаратов ей кажется не до конца продуманным. Для примера она демонстрирует два идентичных по фармакологическим свойствам лекарственных препарата, в основе которых лежит ибупрофен.

«Ибупар – без рецепта, новиган – только по рецепту. Разница между ними, как между булкой и батоном», – иронично замечает управляющая аптекой.

Мелкие закроются, большие останутся?

Обе собеседницы «Курсива» прогнозируют, что в ближайшие два-три месяца по стране прокатится вал закрытий небольших аптек. И это наводит их на мысль: неожиданное ужесточение контроля над безрецептурным отпуском лекарств проведено в интересах крупных аптечных сетей.

«У нас и без этого были небольшие обороты, а теперь они совсем снизятся. Только за один понедельник мы вынуждены были отказывать не меньше 10 раз. Мелкие аптеки закроются, останутся только большие. Мы просто не выживем!» – констатирует Гульжамал.

Сомневается в перспективах небольшого аптечного бизнеса и Зухра Омархановна.

«У каждой аптеки есть свои постоянные клиенты. Некоторые уже заявили, что отказываются от наших услуг. Мы с центральными аптеками и без этого с трудом конкурировали. У них опт с аптечных складов из-за больших объемов, поэтому и цена минимум на 15 % ниже. Скорее всего, работаем до конца июня, а потом закроемся», – предполагает управляющая аптекой. При этом она предполагает, что еще одним следствием ужесточения контроля над отпуском лекарств станет массовый завоз казахстанцами лекарственных препаратов из соседних стран.

Соседский опыт

Связавшись с коллегами из Кыргызстана, Узбекистана и России, «Курсив» выяснил: ситуация с безрецептурным отпуском лекарственных препаратов в этих странах отличается от казахстанских реалий сегодняшнего дня. По информации журналиста «Вечернего Бишкека» Екатерины Улитиной, запреты в Кыргызстане тоже есть, но на практике ограничения действуют только при покупке сильнодействующих обезболивающих препаратов.

«Фактически никакого запрета на продажу лекарств, включая антибиотики, нет. Аптек очень много. Почти любые препараты продаются свободно, хотя официально многие лекарства не должны отпускать без рецепта врача. В аптеках даже объявления висят, но на них никто не обращает внимания. Иногда начинаются проверки, тогда провизоры и фармацевты могут попросить рецепт», – поделилась своими наблюдениями с «Курсивом» Екатерина Улитина.

Она добавила, что в 2016 году в Кыргызстане также проводилась масштабная кампания по борьбе со свободным отпуском рецептурных лекарств. Но про нее забыли через несколько месяцев, в том числе и потому, что население стало завозить нужные лекарства из Казахстана.

Об отсутствии жестких ограничений на продажу лекарственных препаратов в своей стране рассказала и журналист из Узбекистана, попросившая не называть ее имени. Она сообщила, что в аптеках как Ташкента, так и Самарканда и Бухары без рецепта не продают только препараты с содержанием психотропных и наркотических веществ.

«Узбекский рынок лекарств несколько отличается от казахстанского. В наших аптеках в основном продаются дженерики из Индии и Египта, среди них много антибиотиков. Можно купить без рецепта димедрол местного производства. К тому же в Узбекистане до сих пор процветает черный рынок лекарств, например, практически круглосуточно идет торговля разными препаратами на «Крестике» – базаре возле ташкентского массива «Тузель-2». Все это знают, но никого это особо не волнует», – заметила журналист из Ташкента.

Есть специфика отпуска лекарств и в России. По словам Ольги Винокуровой из газеты «На страже Родины», у них условия отпуска лекарств достаточно строгие. На многие препараты требуется рецепт врача, который, впрочем, не сложно получить в поликлиниках. При этом, отметила собеседница «Курсива», очередей в них нет.

«Но у нас существует и парадокс: лекарства, которые отпускают по рецепту, можно свободно купить через интернет», – рассказала Ольга Винокурова.

Пересмотр все-таки возможен

Ужесточение требований к отпуску лекарственных препаратов сейчас – главная тема для обсуждения в казахстанском обществе. Она оказалась более актуальной, чем создание инициированного президентом Токаевым Национального совета общественного доверия (НСОД). И в социальных сетях, и при непосредственных встречах казахстанцы спорят между собой о целесообразности введения контроля над деятельностью аптек, обращая внимание на действия Минздрава, который не стал предварительно обсуждать свои инициативы с общественностью.

Нельзя сказать, что большинство людей против обязательной проверки рецептов от врача при отпуске ряда лекарств. Скорее казахстанцы в целом согласны с этой необходимостью. Другое дело, что далеко не всех устраивают появившиеся 11 июня перечни лекарственных препаратов, отпускаемых как по рецепту, так и без него. Этот перечень население страны стало активно пересылать друг другу через мессенджеры, одновременно выражая свое удивление по поводу запрета на продажу без рецепта ряда обезболивающих или антигистаминных препаратов.

Похоже, в Минздраве все-таки услышали недовольство населения Казахстана. Министр здравоохранения Елжан Биртанов 18 июня в Нур-Султане на встрече с населением не исключил, что перечень безрецептурных лекарственных препаратов будет пересмотрен.

«К сожалению, действующая система не позволяет защитить население от фальсификатов. Поэтому мы будем настаивать на том, чтобы строго соблюдались правила и требования по рецептурному отпуску лекарств. Мы готовы пересмотреть и будем пересматривать перечень. Я дал такое поручение в части того, что если есть жизненно важные препараты, их надо перевести в разряд безрецептурных. Но еще раз скажу, требование рецептов – это не ради денег. Это ради обеспечения эффективности медицины как таковой вообще. Весь мир стоит на этом – все врачебные назначения в любой развитой цивилизованной стране только на основе рецептов», – заявил Елжан Биртанов, отметив, что вопрос об изменениях перечня будет решен до июля текущего года.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций