239 просмотров
239 просмотров

Как МСБ получил постоянное финансирование на рынке микрокредитов

Интервью с основателем и генеральным директором TAS Group Дулатом Тастекеевым

Фото: TAS Group

Микрозаймы в Казахстане за последние годы эволюционировали от «десятки до получки» под бешеные проценты до вполне респектабельного бизнеса, клиентами которого являются представители МСБ из различных секторов экономики. Нынешние микрофинансовые организации (МФО) кредитуют тот бизнес, куда не дотягиваются банки из-за более жесткого регулирования – таким образом решается вечный вопрос: «Где взять МСБ финансирование?» Если у бизнеса есть автомобиль или помещение, то эти активы можно поставить в залог и получить до 58 млн тенге кредита. О том, куда стремится рынок МФО в Казахстане и как меняется клиентское поведение, рассказывает основатель и генеральный директор TAS Group  
Дулат Тастекеев. 

– Дулат Турсунович, что глобального произошло в 2021 году в отрасли микрофинансирования? Пандемия, регулирование, конкуренция… 

– Год непростой, но интересный. Весь рынок микрофинансов трансформируется, ведь отрасль получила госрегулирование, и компании начали отчитываться по своим финансам. Поэтому рынок становится прозрачным, объем микрозаймов в один момент стал отражаться в официальной статистике регулятора. Без учета этого фактора рост портфеля МФО за последние два года, по моим данным, не превышает трети. 

Рынок будет расти еще больше, если решить ряд вопросов – это может стать хорошим заделом для роста в последующие годы.  

Первое – законодательство предписывает называть продукты МФО микрокредитами, что дезориентирует клиентов. Когда человек слышит слово «микрокредит», он думает, что речь идет о суммах в 5-10 тыс. тенге, хотя мы выдаем займы до 58 млн тенге. 

Второе – нужно различать кредитование по залог и PDL-кредитование (займы «до зарплаты») при регулировании пеней за просрочку. Если по беззалоговым займам были вполне понятные опасения, что человек, взявший кредит в сумме 10 тыс. тенге, мог оказаться быть должным миллион, то по залоговым кредитам ситуация иная. Наличие залога стимулирует заемщика погасить кредит, и в этом случае пеня выступает действенным инструментом мотивации должника. Теперь же, когда введено ограничение пеней не более 10% от суммы основного долга, этот инструмент утратил свою эффективность. Сейчас закон для всех один, но фактически мы разные: бизнес-модели МФО, специфика деятельности, условия предоставления займов и залоги очень сильно отличаются. 

Третье – МФО ограничены в привлечении фондирования в Казахстане. Например, в российской практике есть понятие «профессиональный игрок», то есть частный инвестор, который при наличии у него суммы свыше 1,5 млн рублей имеет право одолжить их микрофинансовой организации. А в Казахстане у частных инвесторов таких прав, к сожалению, пока нет. 

– Компаниям МФО нельзя принимать депозиты, но можно давать кредиты. Если МФО уйти под банковскую лицензию, то можно получить фондирование от розничного инвестора. На рынке есть мнения, что многие МФО стремятся сегодня стать банками – это так? 

– Некоторые наши коллеги уже озвучили такие намерения, однако, на мой взгляд, сегодня такие понятия, как «банк», «кредит», «проценты», «ломбард»  носят токсичный характер, причем как для населения, так и для бизнес-среды. В топ-10 мировых компаний по капитализации уже нет ни одного банка, потому что им на смену пришли технологические компании. И многие казахстанские банки, стремясь быть современными, избавляются от слова «банк» в своих брендах. 

Поэтому вряд ли все казахстанские МФО будут стремиться стать банками, ведь глобальные тренды таковы, что финтех-компании намного перспективнее и для клиентов, и для государства, и для инвесторов. И на рынке МФО намного интереснее развивать финтех, чем на банковском, поскольку для банков действуют нормы и регуляторные требования, соблюдать которые не так просто – это требует больших операционных издержек. Поэтому, на мой взгляд, дальнейшая эволюция МФО будет заключаться в том, что они «перепрыгнут» через одну ступень и будут трансформироваться уже сразу в финтех-компании, минуя стадию банка. 

– Каким выдался этот год для бизнеса TAS Group? 

– Для нашей компании 2021 хорошо складывается. К марту мы завершили процесс лицензирования на осуществление деятельности на рынке микрокредитования. А за девять месяцев оптимизировали бизнес-структуру TAS Group, объединив ряд наших мелких компаний, которые до этого работали по отдельности в различных сегментах рынка МФО и в разных регионах Казахстана. В результате мы имеем объединенную компанию TAS Finance Group, которая занимается онлайн- и офлайн-кредитованием под залог автотранспорта. 

Мы отчитываемся по стандартам МСФО для предприятий МСБ. Так, за девять месяцев 2021 года нераспределенная прибыль от деятельности TAS Finance Group составила почти 2,9 млрд тенге. 

Общие активы TAS Finance Group по итогам 9 месяцев 2021 года увеличились на 43,4% в сравнении с показателем на 31 декабря 2020 года до 22,857 млрд тенге. Показатель рентабельности активов (ROA) за отчетный период составил 19,7%, что на 3,6 процентных пункта выше, чем за прошлый год. 

Собственный капитал за третий квартал 2021 года вырос до 11,841 млрд тенге. Основную долю в приросте данного показателя занимает нераспределенная прибыль TAS Finance Group в размере 10,3 млрд тенге. Рентабельность капитала (ROE) по состоянию на 30 сентября текущего года составила 50,3%. 

– Конкуренция на рынке обостряется. Каково ваше конкурентное преимущество? 

– Скорость одобрения и выдачи займов. Для клиентов этот параметр часто важнее других, например, самой стоимости кредита. Большинство наших клиентов – это предприниматели МСБ, представители микробизнеса, – и у них нередко возникают кассовые разрывы, которые мы помогаем оперативно закрывать за счет микрозаймов под залог автотранспорта. 

Для примера: в группе компаний TAS Group есть кредитное товарищество, выдающее льготные займы за счет средств Аграрной кредитной корпорации, однако сам процесс получения займа занимает почти два месяца. Сельхозпроизводителям нужно собрать документы, получить справки от госструктур, соблюсти все процедуры – далеко не у каждого предпринимателя есть на это время, знания и возможности. 

Поэтому для ряда срочных сделок, к примеру, в сельском хозяйстве, оказывается намного выгоднее получить микрозайм даже под более высокий процент. Допустим фермеру понадобилось срочно приобрести скот, который продается по хорошей цене, и если денег не будет сегодня, то его купит кто-то другой. Средний чек по таким сделкам составляет от одного до трех миллионов тенге, а для села это большие деньги. 

В таких ситуациях мы выступаем в роли финансовой «палочки-выручалочки», поэтому нашей помощью часто пользуются те предприниматели, кому важно время и не нужны долгосрочные кредиты. Для них главное – быстро получить деньги, своевременно их использовать, заработать на этом и в течение одного-двух месяцев погасить кредит.

– Как меняется клиентское поведение из-за пандемии? 

– В прошлом году, в период первого локдауна, когда государство объявило о льготном периоде в выплате займов без начисления пени и штрафов, у ряда заемщиков поначалу возникло ошибочное представление о том, что долги, возможно, вообще не надо будет возвращать. Были и те, кто намеренно не платил по кредитам.  

В какой-то момент нам пришлось вообще приостановить выдачу новых займов, потому что люди сидели дома. Мы оперативно отреагировали на инициативу по предоставлению отсрочки и поговорили лично с каждым клиентом: уточнили их возможности по обслуживанию долга и дальнейшие планы по восстановлению платежеспособности.  

С помощью нашего мобильного приложения мы смогли выдавать займы клиентам дистанционно, без необходимости визита в офис. Погашать кредит можно через терминалы Qiwi и «Кассы 24», мобильное приложение «Халык банка», а два года назад у нас не было ни одной привязки к таким платежным сервисам. 

Пока доля онлайн-кредитов в нашем портфеле не превышает 5%, а подавляющее большинство займов TAS Finance Group – это именно офлайн. Однако переход клиентов на онлайн-обслуживание идет очень активно. 

Сегодня онлайн-клиентам не нужно предоставлять бумажных документов – достаточно сфотографировать их на смартфон и загрузить. Тем, кто приходит в наши отделения, тоже не нужно делать никаких копий – и удостоверение личности, и техпаспорт автомобиля так же сканируются через приложение и автоматически подгружаются в нашу базу. Это существенно упрощает работу наших менеджеров и сокращает время обслуживания. 

В этом смысле пандемия стимулировала внедрение инноваций как в рамках нашей группы компаний, так и для рынка в целом. Цифровизация и автоматизация наших бизнес-процессов преследуют цель исключить влияние человеческого фактора на принятие решений о выдаче займов – это касается скоринга, оценки залогов и подписания договоров. Для этого сейчас мы работаем над тем, чтобы синхронизировать свои базы с государственными базами данных как для загрузки персональных данных клиентов, так и для регистрации договоров залога, чтобы нашим клиентам не приходилось никуда ездить для этого.  

– Микрокредитование популярно во всем мире. Какие страны интересны TAS Group для международного развития? 

– Сегодня мы работаем в Казахстане и России, в скором времени планируем выйти на рынок Узбекистана. Компания там уже зарегистрирована и в настоящее время проходит процесс лицензирования (хотя власти Узбекистана и анонсировали, что с 1 октября этого года будет отменено обязательное лицензирование МФО, этот закон, в лучшем случае, будет принят лишь через месяц-полтора). Чтобы не терять времени зря, мы запустили процесс получения лицензии и до конца 2021 года уже должны начать работать на рынке Узбекистана.  

Что касается других рынков, то из стран ближнего зарубежья нам интересна Украина, а из дальнего – Турция и Индонезия. Такой выбор обусловлен количеством населения, поскольку выходить имеет смысл лишь на рынки тех стран, где проживают много людей. С этой точки зрения экономически неоправданно открывать компании, например, в Таджикистане или Туркменистане, где количество населения не дотягивает до пяти миллионов. Для сравнения: в Украине проживают более 41 млн человек, в Турции –  свыше 83 млн, в Индонезии – около 237 млн, поэтому их рынки представляются нам весьма перспективными для бизнес-экспансии. Дополнительными факторами в пользу Украины выступает общий язык межнационального общения, а в пользу Турции тот факт, что наши страны принадлежат к тюркскому миру и в силу этого у нас много общего.  

– За счет каких ресурсов вы планируете наращивать объемы бизнеса?  

– 12 лет мы работаем с крупнейшими банками страны, которые из года в год увеличивают для нас кредитные лимиты. Имеется партнерство с фондом «Даму», благодаря чему через нас МСБ может получить финансирование с пониженной ставкой вознаграждения за счет государственной поддержки. Помимо этого, последние три года мы фондируем свой бизнес за счет выпуска облигаций как на KASE, так и на AIX. Мы планируем выпустить еще одну эмиссию облигаций на более крупную сумму, и этот финансовый инструмент мы планируем использовать и дальше. Если спрос на микрозаймы продолжит расти такими же темпами, и коэффициент соотношения капитала к обязательствам у нас будет ухудшаться – а сегодня он превышает 1,1 – то будем рассматривать варианты привлечения стратегического инвестора или выход на IPO. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер