2302 просмотра
2302 просмотра

К чему привело великое китайское строительное чудо

Авторская колонка аналитика международной инвестиционной компании EXANTE в Казахстане Андрея Чеботарева

Зачем Китай борется с миллиардерами-коммунистами? За что Пекин бьет по рукам собственные компании, не давая им взлетать, и давит целые сектора экономики? Горит ли еще красный свет в конце коммунистического тоннеля, и принесет ли это прибыль иностранным инвесторам, особенно частным? 

Мао снова с нами 

Прошедший Пленум ЦК Коммунистической партии Китая одобрил резолюцию председателя КНР Си Цзиньпина о достижениях компартии в год празднования ее векового юбилея. Для всего Китая это особый документ, который фактически закрепляет Си Цзиньпина в роли постоянного, несменяемого лидера. Принятие резолюции означает, что все шаги, сделанные партией и правительством, единоверные и правильные. 

Эта третья резолюция в истории коммунистического Китая: первую представил Мао Цзэдун в 1945, вторую – Дэн Сяопин в 1981 году. Принятый в 2021 документ поставил Си Цзиньпина в один ряд с предшественниками, хотя записать свое имя в Конституции глава Китая успел еще в 2018 году.  

Решение поставить Си Цзиньпина наравне с великими историческими фигурами призвано показать, что он единственный лидер, способный провести страну к статусу сверхдержавы через времена большой неопределенности, пишет The New York Times, и с этим сложно поспорить. Кроме этого, кажется логичным, что именно Си Цзиньпин должен быть главным действующим лицом, когда Китай станет экономикой номер один в мире.

Экономическая гегемония Поднебесной должна случиться на целых пять лет раньше, чем это прогнозировалось до пандемии – не в 2032, а уже в 2028 году, следует из отчета Центра экономических и деловых исследований (CEBR). 

Темпы роста ВВП Китая с начала 2021 года составили 9,8%, при этом в первом квартале – 18,3%. Энергетический кризис может помешать планам захватить мировое лидерство в 2028 году, но он одновременно действует и против США.

Великое китайское строительное чудо

Китайские «города-призраки» – излюбленная тема европейских медиа. Формально это неверный термин, так как обычно к «призракам» относят заброшенные объекты, а в Китае речь идет о построенных и незаселенных объектах, масштабы которых впечатляют. По разным оценкам, в КНР сейчас пустует около 60-70 миллионов квартир. Страна долго демонстрировала рекордные темпы урбанизации – 600 новых городов за 65 лет, то есть примерно девять в год. 

Один из основных стимуляторов, который финансировал рост населенных пунктов, – это компании по развитию городов и инвестициям. По данным на август 2019 года, приведенным в издании The Economic Times, в Китае насчитывается 11 566 UDIC, то есть по одному на каждое городское правительство. Такие компании почти без ограничений берут займы у государственных банков, а в качестве гарантии погашения долгов выступают правительственные полномочия. Местные администрации несут ответственность за почти 85% общегосударственных расходов. 

В итоге бурного роста строительного сектора, который долгое время обеспечивал свою часть роста экономики всего Китая, строительная отрасль стала приносить проблемы. Уже до коронакризиса в стране потребность в новых проектах отпала, а девелоперские компании из флагманов экономики рисковали превратиться в проблемные. Отчасти этим объясняется всемирная экспансия в рамках проекта «Один пояс и один путь», ведь основные условия инвестиционных контрактов заключались в использовании китайской рабочей силы, техники и китайских строительных материалов. 

По оценке японского финансового конгломерата Nomura Holdings, совокупный объем долгов китайских застройщиков на данный момент превышает $5 трлн, причем за последние пять лет он удвоился. Вероятность дефолта китайских строительных компаний, вышедших на международный рынок капитала, аналитики оценивают в более чем 50%. Весь же китайский рынок недвижимости оценивается в $62 трлн – это самый крупный рынок на планете. 

Недавно самой крупной и самой известной китайской строительной компании Evergrande удалось в очередной раз избежать дефолта – компания выплатила $148 млн держателям облигаций. Однако конец этого сопротивления почти неизбежен, и тогда станет актуальным вопрос, будет ли правительство спасать бетонного гиганта. 

Evergrande – компания частная, и спасать ее за государственные средства – значит подавать рынку сигнал, что принцип too big to fail, на который нередко рассчитывают «акулы капитализма», работает и в социалистическом Китае. Это плохой сигнал, учитывая, что за Evergrande уже стоит очередь других компаний. 

С другой стороны, проблемы строительной отрасли плохо отразятся на всей экономике, так как доля строительства и смежных отраслей в ВВП страны оценивается примерно в 30%. Строительство жилья и инфраструктуры помогло преодолеть кризис 2008 года, но сейчас эти мощности скорее мешают, требуя денег и внимания. Дополнительную проблему создает то, что многие застройщики давно используют схемы, напоминающие финансовые пирамиды, – значительная часть рыночного предложения представляет собой недостроенное жилье, завершение которого зависит от того, насколько успешно девелопер сможет привлечь средства покупателей. Нет покупателей, есть проблема брошенных дольщиков и недостроев. Так, прямо на наших глазах, великое китайское строительное чудо превращается в тыкву, то есть в целый ворох проблем, справляться с которыми надо прямо сейчас, чтобы стать экономикой номер один. 

 

17.jpg

От миллиардера-коммуниста до изгоя

Только в прошлом месяце основатель Alibaba, когда-то самый богатый китаец и член Коммунистической партии, Джек Ма впервые после начала конфликта с китайскими властями совершил зарубежную поездку. Миллиардер не покидал пределы страны с октября 2020 года. Джек Ма внезапно перестал писать в соцсетях и участвовать в публичных мероприятиях, после того как в октябре 2020 года он подверг критике китайские госбанки и экономические регуляторы, сравнив их с ломбардами. Вскоре после этого выступления в начале ноября сорвалось потенциально крупнейшее IPO в истории компании Ма Ant Group – ее оценка могла вырасти до $315 млрд. Источники Financial Times утверждали, что за этим решением стоял лично Си Цзиньпин.  

За это время Джек Ма перестал быть самым богатым человеком Китая, теперь он не входит даже в топ-3 китайских миллиардеров. За год Ма потерял 36% своего состояния, а его компания Alibaba – $344 млрд капитализации. Hurun Research Institute связывает эти потери напрямую с действиями китайских властей.  

Кстати, в этом году в десятку самых богатых китайцев впервые не попал ни один человек из сферы недвижимости. Число богатейших людей Китая с состоянием минимум два миллиарда юаней (более $300 млн) за год выросло на 520 человек, а по числу миллиардеров КНР уже обогнала весь мир – в 2019 году 27% всех миллиардеров мира были китайцами. При этом еще в начале 2000-х в Китае не было ни одного миллиардера.  

 

16_0.jpg

Поднебесный фондовый рынок 

Первое, что стоит знать про Китай, это наличие по сути двух валют, и речь не про цифровой юань, который в ближайшее время будет применяться повсеместно, а про оффшорный и оншорный юань. Это две национальные валюты имеют разный курс и могут вводить в заблуждение не только трейдеров, но и экспортно-импортные компании. Китайский регулятор старается выкупать оффшорные юани, максимально приближая курс к оншорному, но получается не всегда. 

Оффшорный юань (CNH) – это юань, оборот которого происходит за пределами континентального Китая, по большей части в Гонконге. Оншорный юань (CNY) – основная национальная валюта КНР и единственное платежное средство в континентальном Китае. При этом, те компании, которые работают в континентальном Китае, подвергаются жесткому валютному контролю. Собственно поэтому доступ на китайский рынок, в том числе и фондовый, достаточно сложный – его только начинают приоткрывать для иностранцев. Еще одна преграда для зарубежных инвесторов на китайском фондовом рынке – нежелание правительства КНР видеть зарубежных игроков в акционерах стратегических китайских компаний, в частности, речь идет о телеком и медиа. 

Поэтому основная история с китайским рынком разделена на две основные части. Старые, крупные, стратегические компании с государственным участием торгуются на континентальных биржах в оншорных юанях и труднодоступны для иностранных инвесторов. Вторая часть – это новый бизнес, предпочитающий размещаться по оффшорной схеме, которая включает в себя создание shell company. По сути, это «компании-пустышки», действующие в международной оффшорной зоне, например, на Каймановых островах, и уже на эти компании принимаются средства инвесторов. Для последних это достаточно большой риск, потому что в случае возникновения проблем спрашивать с «компании-пустышки» будет нечего. Так уже было с частью облигаций Evergrande. Стоит помнить, что, покупая пустышку, нет возможности приобретать реальные вещи внутри Китая. 

Обычно китайские shell company листинговались либо в Гонконге, либо в США. До начала великого коммунистического похода на собственные компании предпочтение отдавалось Нью-Йорку, сейчас же расцвел Гонконг. Светлое и стабильное будущее такой схемы вызывает очень много вопросов – риск как для инвестора, так и для компании очень велик, плюс оффшор – это всегда оффшор, суть есть бегство от регуляции. 

Кейс Luckin Coffee

Компания листинговалась в США через собственную shell company и через некоторое время эта «пустышка» объявила себя в Америке банкротом, был произведен делистинг акций, выставлен штраф. А сделано это все было для того, чтобы защитить от судебных исков со стороны кредиторов в США основную китайскую компанию Luckin Coffee, которая в то время отлично себя чувствовала в Китае, обслуживая более 3500 тысяч кофеен.  

Регуляция материкового китайского рынка строгая. Там регулятор действительно стоит на страже инвесторов. Например, совсем недавно китайским брокерам запретили привлекать инфлюенсеров. Комиссия по регулированию ценных бумаг Китая запретила брокерским компаниям нанимать блогеров для привлечения клиентов, хотя такая практика была широко распространена.  

Теперь же компании, работающие с ценными бумагами, не могут использовать в рекламе лица, которые не имеют брокерской лицензии, но даже если блогер ее получит, то персонал брокерских компаний должен сохранять объективность и профессионализм, когда рассказывает об экономике и рынках. Им запрещается давать рекомендации по инвестированию в прямом эфире, а также привлекать внимание с помощью «сенсационных формулировок» и «причудливой одежды». 

Недооценка? 

Если говорить о фундаментальном анализе, то акции китайских компаний действительно выглядят недооцененными. Глядя на соотношение «цена – прибыль», понятно, что они прямо сейчас торгуются с достаточно ощутимым дисконтом относительно американских компаний, тем более учитывая объемы закачки денег в экономику, которые в США намного выше. Новые китайские компании выглядят перспективными, прибыльными и достаточно интересными с фундаментальной точки зрения без учета риска внезапных «наездов» со стороны правительства. 

Поднебесный гамбит 

За прошлый год китайские власти планомерно вошли в целый ряд новых отраслей, меняя там правила игры. Со стороны это выглядит странно и непоследовательно, будто правительство собственноручно уничтожает компании и целые отрасли. Все началось со срыва IPO Ant Group, потом была регуляция IT-гигантов, включая Baidu и Tencent, затем, после успешного размещения, возникли вопросы к DiDi, под «прицел» также попали репетиторы и сфера EdTech. 

Все это привело к тому, что после скандальной отмены IPO Ant Group китайские высокотехнологические компании стали массово отказываться от проведения своих размещений. По данным Financial Times, компании отменили более 180 IPO. Интересно, что большая часть отмен размещений приходилась не на рынок США, а на собственную китайскую биржу для технологических компаний Star Market, запущенную в июле 2019 года. Ее создавали как аналог NASDAQ в разгар торговый войн Китая и США. 

Однако подобный гамбит только с первого взгляда выглядит странно. Если учесть, что Китай действительно хочет стать мировым экономическим гегемоном, то заложить нужные для Коммунистической партии правила игры на новом технологическом рынке нужно уже сейчас, пока ущерб от таких действий сравнительно мал. Это означает, что, скорее всего, первичные размещения китайских компаний и новый рассвет китайского физтеха и техгигантов из Поднебесной – это лишь вопрос времени. Вот только получится ли иностранным частным инвесторам принять участие в этом празднике жизни – вопрос большой. 

Интересные факты 

- Во всем мире рост акций обозначается зеленым цветом, а падение –  красным. В Китае все ровно наоборот: красный – это рост, а зеленый – падение. Объясняется это просто: красный – лучший цвет в мире, поскольку это цвет коммунистического флага. 

- Тикеры на китайских площадках отображаются не в буквенном, а в цифровом виде. Каждый тикер – это шестизначное число. Если ценные бумаги размещены в Шанхае, то он будет начинаться с цифры 6, а если в Шэньчжене, то с нуля. Гонконгские тикеры отображаются числами из трех цифр. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер