nedvijimost-v-krizis.png

226 просмотров

Как пережил пандемию главный фондовый рынок страны

KASE активно модернизирует свою торговую систему и делает ставку на IT

Фото: Kursiv.kz

Уходящий год оказался для Казахстанской фондовой биржи (KASE) плодотворным. Бирже удалось в условиях пандемии самостоятельно запустить второй релиз новой торгово-клиринговой системы ASTS+, внедрить институт центрального контрагента (ЦК) и расширить торговый функционал. Индекс KASE быстро оправился после мартовского спада, связанного с коронакризисом, и в апреле возобновил свой рост. О том, как биржа работала в удаленном режиме и о планах на следующий год «Курсиву» рассказала председатель правления KASE Алина Алдамберген. 

– Какая ситуация была на ваших рынках в текущем году? Изменилась ли картина по сравнению с прошлым годом? 

– В период пандемии нужно было поддержать экономику, предоставить госфинансирование, поэтому активными заемщиками на рынке выступили Министерство финансов и акиматы, которые направляли деньги на поддержку финансирования строительства и реализацию государственных программ. Как итог, объемы размещения были высокими. Сектор государственных ценных бумаг (ГЦБ) за девять месяцев 2020 года увеличился в 2,2 раза к аналогичному периоду прошлого года – до 3,6 трлн тенге. При этом около 80% объема торгов пришлось на первичный рынок. 

Второй тренд – из-за повышенной волатильности было достаточно много сделок на рынке акций, что повысило ликвидность рынка и способствовало всплеску розничного инвестирования. Интерес к нему был подогрет выплатой дивидендов, а также возможностью заработать повышенный доход в короткий промежуток времени из-за волатильности цен по нашим акциям.  

Нужно отметить, что Казахстан хорошо справляется с периодами волатильности, ведь у нас есть эффективная монетарная система и сильные внутренние инвесторы в лице ЕНПФ, банков, профессиональных участников РЦБ и страховых организаций. Обычно волатильность индекса KASE отражает общую турбулентность на мировых рынках. Кроме того, на него влияют такие факторы, как динамика курса USD/KZT, цены на сырьевые металлы, дивидендные политики эмитентов индексной корзины, отдельные корпоративные истории, а также фактор двойного листинга, из-за которого более высокая ликвидность Лондонской биржи через арбитражное ценообразование отражается на поведении некоторых акций в Казахстане. Примечательно, что в этом году индекс KASE в период повышенной волатильности сильно не просел. Например, в марте S&P 500 падал на 12% в течение одного дня. Индекс Московской биржи снижался на 8%. Индекс KASE же за один торговый день снижался максимум на 5%. Объясняется это тем, что наши рынки были закрыты в момент первой волны снижения (9 марта). Кроме того, длительных массовых распродаж индексных акций у нас не наблюдалось. А масштаб распродаж акций в моменте был как раз сдержан благодаря активизации розничных инвесторов, о чем я ранее упомянула. Дальнейшее восстановление рынка было поддержано ростом сырьевых котировок (медь, уран), а также приближающимся дивидендным сезоном. 

Хочу также отметить, что в этом году продолжился тренд, который был намечен в предыдущие два года. Это – листинг иностранных ценных бумаг: акций, облигаций и инвестфондов в лице ПИФов и ETF. В Казахстане сохраняется высокий интерес к долларовым инвестициям. Внутри страны из этих инструментов представлены только депозиты, и по ним достаточно низкие ставки в связи с регулированием этого рынка. Поэтому наше брокерское сообщество активно приводит в Казахстан различные иностранные активы, в которых можно сохранить свои инвестиции в эквиваленте к доллару США. Я думаю, этот тренд продолжится в будущем году: казахстанских инструментов для инвестиций недостаточно, у нас не так много торгуется акций (в первом классе ликвидности около 15 акций). Вследствие чего интерес к иностранным ценным бумагам, особенно в виде ETF и ПИФов – более диверсифицированного портфеля инструментов – будет расти. 

В течение этого года мы наблюдаем, что идет наращивание и объемов торгов, и количества инвесторов, и количества сделок. На рынке акций число сделок увеличилось на 70%, на рынке ГЦБ – в 2,3 раза, на рынке ПИФов – в 5,5 раз.  

Появляются новые эмитенты – представители других секторов экономики. В этом году мы наблюдали листинг микрофинансовых организаций, потребительских кооперативов. 

– Каким этот год был для KASE с точки зрения бизнеса? 

– Как и все компании, мы перестроились на работу в удаленном режиме. Безусловно, такой режим создает дополнительную нагрузку на сотрудников и на организацию. При этом у биржи есть определенные виды работы, как, например, осуществление международных банковских переводов, которые, в соответствии с регулированием, могут проводиться только из офиса. Соответственно, нужно было обеспечить доступ к офису и наличие в нем сотрудников. Были повышены меры безопасности в целях снижения рисков заражения сотрудников. 

Запуск новой торгово-клиринговой системы – второй релиз ASTS+ по фондовому рынку – нам пришлось откладывать несколько раз в связи с тем, что у нас был локдаун весной, а потом волатильность и вторая вспышка заболеваемости в июне. В конце концов мы были вынуждены запускать эту систему самостоятельно, при удаленной поддержке команды Московской биржи. Таковы новые реалии ведения бизнеса. 

Алина Алдаберген_DSC00382_0.jpg

Председатель правления KASE Алина Алдамберген. Фото: Илья Ким

– Кстати, о запуске новой системы. В декабре 2019 года KASE ввела в эксплуатацию первый релиз торгово-клиринговой системы ASTS+. С момента запуска прошел почти год. Подведите, пожалуйста, первые итоги работы новой системы. 

– Торгово-клиринговую систему мы запускали в два этапа, потому что у нас широкий перечень инструментов. И, в целом, KASE – это четыре биржевых рынка. При этом фондовый и денежный рынки функционируют на фондовой системе, есть еще валютный и срочный рынки. На данный момент мы запустили новую торговую систему на фондовом и денежном рынках.  

Запуск новой системы был сопряжен с введением нового бизнеса – услуг центрального контрагента (ЦК). Если кратко, то ЦК предоставляет участникам фондового рынка гарантию безопасности и исполнения их обязательств и требований по сделкам. Для этого нужно значительное взаимодействие между всеми участниками рынка: брокерами, банками-кастодианами, клиентами, Центральным депозитарием. Здесь были разработаны абсолютно новые процедуры для взаимодействия всех участников, поэтому они тщательно отрабатывались.  

Сначала мы запустили часть инструментов, по которым объемы торгов не такие высокие. Это – рынок акций, ПИФов, ETF. Вторым релизом был рынок РЕПО и торгов корпоративными облигациями. Торги корпоративными облигация­ми, с одной стороны, менее ликвидны, с другой стороны, данные облигации используются для рынка РЕПО, на котором проходит несколько сотен миллиардов тенге в день. Этот рынок активно используется в целях управления ликвидностью банковского сектора и реализации денежно-кредитной политики Национального банка. В этой связи был высокий уровень критичности успешного запуска торговой системы. 

До конца года мы переведем наш валютный рынок на новую торгово-клиринговую систему. Там будут все валютные инструменты – пять пар валют и валютные свопы. В следующем году мы запустим новую торговую систему для срочного рынка, или рынка деривативов. 

– Как введение новой системы повлияло на качество и скорость торгов? Заметны ли какие-­то улучшения? 

– Здесь несколько нюансов. Во-первых, для нас ЦК – это вопрос оптимизации, то есть теперь не нужно для расчета каждой сделки поставлять весь объем бумаг и все деньги, ждать расчетов на других рынках. Например, банки сначала ждут расчетов на валютном рынке и затем эти деньги используют для расчетов на фондовом. Сейчас мы ввели неттинг, и ЦК нужно рассчитать только чистую позицию одного участника. То есть, если я, как банк, провожу много разных транзакций на фондовом рынке, то я поставляю только нет-результат: такие-то виды бумаг и столько-то денег. Соответственно, это сокращает количество денег, которое вам нужно, чтобы закрыть позиции. 

Во-вторых, появилась возможность организации высокочастотной торговли, то есть в разы увеличивается пропускная способность торговой системы. Она может рассчитывать до 30 тыс. сделок в секунду. На нашем рынке заключается до 2 тыс. сделок в день. В зависимости от развития различных секторов нашей экономики вероятен сценарий, что такое количество сделок, которое может обработать новая система, будет зафиксировано на KASE. 

– Какие направления в своей деятельности еще развивает биржа? Будете ли вы расширять линейку инструментов? 

– Мы постоянно смотрим на новые направления для развития. Агентство по регулированию и развитию финансового рынка создало для нас новый инструмент – клиринговые сертификаты участия. Регулятор также прорабатывает механизм введения омнибус-счетов. Эти изменения нужно будет внедрять на KASE. 

С точки зрения инструментов нам также важно перезапустить рынок деривативов – фьючерсов на активы, которые уже торгуются на бирже. В основе действующих контрактов наиболее ликвидные активы на бирже (индексные акции, валютная пара USD/KZT). Поэтому здесь все будет зависеть от спроса участников, наличия маркет-мейкеров на рынке. 

– Что вы думаете о совместной работе Минфина и Нацбанка по выпуску ГЦБ? Как вы бы оценили их привлекательность для международных инвесторов? 

– Нацбанк и Минфин проделали и продолжают делать большую работу в этой сфере. В прошлом году KASE вместе с Нацбанком работала над кривой доходности по ГЦБ для того, чтобы сделать локальный рынок безрисковых облигаций – ГЦБ Минфина и нот Нацбанка – привлекательным для международных инвесторов. 

Мы стремимся к прозрачности нашего инструментария на рынке. Соглашение с Clearstream по ГЦБ и то, что у нас в этом году открыли DVP (Delivery Versus Payment) по Clearstream для ГЦБ – все это делает возможным заход в эти инструменты международных инвесторов и их участие на первичном рынке ГЦБ. Введение ЦК также открывает для международных инвесторов доступ к нашему рынку. Если KASE выступает контрагентом, иностранцы несут меньше рисков, потому что биржа будет отвечать за расчеты и обеспечивать поставку денег или бумаг. 

Мы также запустили программу маркет-мейкерства на рынке ГЦБ. У нас есть две финансовые организации, которые поддерживают котировки и несут серьезные позиции на рынке ГЦБ. Ожидаем, что другие финорганизации также будут активными маркет-мейкерами. 

– В текущем году на фоне пандемии и цифровизации значительно выросло количество розничных инвесторов в США и России. В Казахстане же люди по-прежнему сторонятся биржи, отдавая предпочтение банковским депозитам или вкладывая сотни тысяч тенге в сомнительные финансовые схемы. С чем, на ваш взгляд, это связано? 

– С более твердыми обещаниями. Либо гарантированная ставка депозита, либо высокая доходность сомнительных схем. Если человеку твердо обещают 18–20% прибыли, то он пойдет туда, и даже займет денег у соседей. 

По нашим оценкам, до 300 тыс. человек инвестируют на фондовом рынке, но многие из них инвестируют за рубежом. Во-первых, для этого есть необходимая инфраструктура, а во-вторых, это предполагает быстрый вход и выход. Биржа – это рынок. Чем больше покупателей и продавцов, тем больше ликвидность и меньше риски. Чем меньше инвесторов, тем выше риски, потому что ликвидация позиций занимает время. Кроме того, нужно определить объем – сколько бумаг вы сможете продать за один день. Поэтому инвесторы предпочитают более ликвидные рынки. 

– Каковы планы KASE на следующий год? 

– Наши основные планы включают переход на новые торговые системы, а также значительные инвестиции в IT. Мы проводим модернизацию наших внутренних систем, систем взаимодействия с клиентами. В ближайшее время ожидаем запуск мобильного приложения. 

В следующем году биржа продолжит работу по привлечению новых инвесторов и участников. В первую очередь, мы таргетируем российских участников. На наш взгляд, у них есть понимание риска и интерес к нашему рынку. Хотим также привлечь международных участников на рынок ГЦБ. 

Продолжается и наша работа по включению акций и облигаций Казахстана в международные индексы. Это – долгосрочный проект. Без проведения новых IPO и появления новых акций на рынке вышеназванные планы будет сложнее реализовать. Многое еще зависит от экономической ситуации, от того, как долго будет проходить восстановление после пандемии. 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif