Как оцифровывается рынок доставки еды в Казахстане

Сервисы доставки создают не только агрегаторы онлайн-заказов еды, но и отдельные рестораны

Фото: Depositphotos

Мегатрендом называют аналитики UBS рост рынка доставки еды, заказанной онлайн. По прогнозам, к 2030 году объем валового товарооборота в этом сегменте увеличится до $365 миллиардов.

В отчете GlobalWebIndex говорится, что доставка еды может ежегодно расти на 22% в течение трех лет. Рост будет обусловлен четырьмя главными факторами. Люди повсеместно станут владеть смартфонами и иметь доступ к интернету. Уровень урбанизации будет расти. Значительно увеличится число платформ по заказу и доставке еды. Вырастет гиг-экономика (так называемая сдельная экономика).

В Казахстане этот сегмент также находится в стадии роста. В 2019 году объем казахстанского рынка доставки еды составил 24 млрд тенге. По сравнению с 2018 годом (11,6 млрд тенге) цифра выросла почти в 2 раза. Эти данные приводит компания по доставке еды Chocofood. 

«Показатель пенетрации сервисов доставки еды среди населения (те люди, которые хоть раз пользовались сервисами доставки и их соотношение к общему населению) даже в развитых странах, таких как США или Великобритания, не достиг 50%. Это 27,5 и 27,4% соответственно. В Казахстане людей, которые хоть раз заказывали еду онлайн, всего 6,7%. Это очень маленький процент. Впереди нас ждет огромный рост, мы пока в самом начале этого длинного пути», – отмечал в начале 2020 года директор Chocofood Николай Щербак.

В каком состоянии к «началу длинного пути» подошли казахстанские компании, которые доставляют еду? И каким образом собираются «оцифровываться» в дальнейшем? 

Chocofood

Казахстанский фудтех-агрегатор появился в 2013 году. Тогда отечественный рынок был пуст и вдохновляться приходилось российским Delivery Club. Изначально Chocofood был только маркетплейсом, а все заказы обрабатывались вручную. Директор Chocofood Николай Щербак рассказывает, что спустя месяц после запуска выполнялось шесть заказов в день. Сегодня примерно столько же выполняется в минуту.

Первое мобильное приложение появилось в 2015 году, через год написали приложение для партнеров, в 2017-м – для курьеров. В тот же год произошло слияние Chocofood и их главного конкурента Foodpanda. Компании удалось сохранить команду конкурентов и спустя несколько месяцев объединенным составом запустить собственную доставку. Сейчас курьерская служба Chocofood выполняет около 70% всех заказов, которые собирает агрегатор, и эта доля будет только расти.

Важным этапом развития в компании считают приход в 2019 году сразу трех конкурентов (Glovo, Wolt, «Яндекс.Еда»). По мнению Щербака, это стресс, от которого все остались в выигрыше: клиенты получили более дешевый продукт, рынок – новые инвестиции, позволившие агрегаторам вырасти в 5–10 раз всего за год.

Собственный оборот компании сегодня составляет более 400 миллионов тенге. К сервису подключено около 200 тысяч активных покупателей, которые делают 100 тысяч заказов в месяц примерно у 1000 партнеров-ресторанов. Около 70% рабочих процессов автоматизировано – к примеру, более 90% заказов распределяются автоматически. 

В ближайшее время Chocofood планирует увеличить «оцифрованность» процессов до 90%, оставив в офлайне только встречи и принятие важных решений. Изменится штат курьеров (сейчас большинство передвигается на автомобилях, а это дороже и медленнее, чем на мопедах и велосипедах).

Wolt

Финский стартап появился в 2015 году и сейчас представлен в 22 странах. Изначально приложение придумывали для того, чтобы можно было заранее заказать и оплатить еду, а потом забрать ее по пути на работу, например. Но вскоре стало понятно, что люди не хотят не только ждать заказа, но и вообще идти в ресторан. Так Wolt стал тем, чем он является сейчас – сервисом по доставке. 

Компания сосредоточилась на разработке искусственного интеллекта, который мог бы распределять заказы более эффективно, учитывая местоположения пользователя, курьера и заведения. Усовершенствование алгоритма продолжается до сих пор, и, по заверению генерального директора Wolt Kazakhstan Алибека Есова, сейчас он один из самых эффективных на глобальном рынке. Их курьеры выполняют два – два с половиной заказа в час, тогда как у других компаний это одна-две доставки в час.

Казахстан на карте Wolt появился в 2019 году и сейчас является одним из самых быстроразвивающихся рынков в сети. Скорость доставки в Алматы – 34–35 минут, в Нур-Султане – 35–40. В течение года, вероятно, будут подключены новые города и новые, не ресторанные предложения (подарки, цветы и разные магазины). Уже сейчас есть функция групповых заказов.

В погоне за максимально эффективными цифровыми процессами Wolt старается сохранить человеческий подход: обучение ведут живые тренеры, менеджеры обсуждают с партнерами автоматически собранную статистику и предлагают новые возможности, а поддержка клиентов ведется хоть и с помощью чата, но без ботов и готовых скриптов. 

По оценке Есова, компании принадлежит 35–40% от общего рынка агрегаторов в стране (во всем мире доли рынка агрегаторов и собственных служб доставки примерно равны). В зависимости от дня недели Wolt выполняет 6–7 тысяч заказов в день силами 700 курьеров. 

Glovo

Сервис придумали в 2015 году в Барселоне, чтобы закрыть потребность жителей города в быстрых покупках чего угодно. Сейчас Glovo работает в 22 странах мира и успела стать вторым в Испании «единорогом» – стартапом с капитализацией свыше $1 млрд. 

На рынок Казахстана Glovo пришла в июле 2019 года и уже обосновалась в четырех городах – Нур-Султане, Алматы, Шымкенте и Атырау, с общим штатом около 5000 курьеров. Основные заказы связаны с доставкой еды из ресторанов, однако растет спрос и на другие функции приложения – «что угодно», «аптеки», «супермаркеты» и «экспресс-курьер».

По данным Glovo, их сервис занимает 40% казахстанского рынка среди агрегаторов. Информацию об обороте в компании не раскрывают. Но зато охотно рассказывают, что почти за год было выполнено больше миллиона заказов, а во время ЧП приложение заняло первое место по количеству скачиваний среди своих аналогов. Среднее время доставки – около 40 минут. Сейчас в компании работают над тем, чтобы сократить этот показатель до получаса. 

Практически все процессы уже «оцифрованы». Заказ оформляется в несколько кликов в приложении и автоматически передается в заведение. Параллельно система подыскивает ближайшего курьера и рассчитывает необходимое для выполнения заказа время. Карантин способствовал тому, что активация и обучение новых партнеров и гловеров проводится не на личных встречах, а в онлайн-режиме.

ABRestaurants

История компании началась в 2007 году с ресторана «Бочонок». Сейчас в ABR 30 разных ресторанов в Алматы и Нур-Султане, обслуживающих 3 млн гостей в год. Запуска ждут еще 10 контрактов-франшиз – в столице, Атырау и Актау. 

Первые 11 лет рестораны ABR работали исключительно на посадку. В 2018 году ABR начала сотрудничать с Chocofood. Еще спустя год – с зарубежными агрегаторами. 

Параллельно с мая 2019 года велась работа по созданию собственного сервиса доставки. Так что появление курьеров в Del Papa (один из ресторанов группы) с карантином никак не связано. Управляющий директор ABR Аскар Байтасов вообще считает, что в условиях пандемии невозможно организовать качественную доставку с нуля. Особенно если нужно ее синхронизировать с уже имеющимися онлайн-сервисами. Сейчас доставка работает через приложение Del Papa. Летом основное приложение ABR обновится: к возможности копить и тратить бонусы добавится опция доставки и новые рестораны.

Несмотря на то что агрегаторы разогрели рынок и привнесли новые технологии, Аскар Байтасов планирует постепенно отказаться от работы с ними. Причины простые: нежелание делиться клиентской базой и желание сократить расходы. До пандемии такое сотрудничество не приносило Del Papa ощутимой прибыли: объем заказов через агрегаторы составлял 2–3% от общей выручки сети, а после вычета комиссионных – около 1%. За время карантина собственная служба доставки в Алматы выполняла около 400 заказов в день.

banner_wsj.gif

136 просмотров

Как кризис подтолкнул казахстанские банки к цифровизации

И что будет дальше

Иллюстрация: Вадим Квятковский

Пандемия коронавируса заставила и клиентов, и сами банки пересмотреть взгляды на обслуживание и оказание услуг в целом.

Банковский сектор – одна из крупнейших отраслей в экономике Казахстана. Активы банков второго уровня, по данным официальной статистики, составляют чуть более 38,8% от ВВП республики, а 18 из 27 банков входят в список 300 крупнейших налогоплательщиков страны.

Однако этот сектор нередко становится объектом критики со стороны экспертов и общественности. Критикуют как финансовую помощь со стороны государства, так и неустойчивость в целом. 

Например, в 2018–2019 годах Цеснабанку, ныне First Heartland Jysan Bank, государство разными способами оказало помощь на более чем 1 трлн тенге, а главными финансовыми новостями мая стали проблемы Tengri Bank, которому даже потребовалась докапитализация от индийских акционеров со сменой совета директоров.

Пандемия коронавируса устойчивости сектору не прибавила. Помимо снижения числа операций у бизнеса, частично «простаивавшего» из-за карантинных мер, фининституты сделали отсрочки по займам для физических и юридических лиц, что не могло не сказаться на доходах.

Что банки делали во время пандемии?

По данным Национального банка Казахстана, к маю 2020 года собственный капитал в банковском секторе страны составили 3,659 трлн тенге, и это почти на 75 млрд меньше апреля. При этом за «карантинный» март отрицательный прирост собственного капитала показали сразу 14 из 27 казахстанских банков.

Тем не менее почти все банки к маю смогли показать прибыль – у 22 из 27 фининститутов было превышение доходов над расходами. В тройке лучших по этому показателю оказались Народный банк Казахстана, Kaspi Bank и ForteBank.

Можно сделать вывод, что 2020 год, проходящий под знаменем коронавируса, выдался для банков благоприятнее 2019-го, когда экономика Казахстана в целом росла выше среднемирового уровня (2,9% в мире против 4,5% в республике), а цены на нефть были выше. 

Однако более важными в нынешней экономической ситуации, которую в мире назвали «великой самоизоляцией» по аналогии с Великой депрессией, могут оказаться не цифры прибылей и убытков, а изменения в самом подходе банков к обслуживанию клиентов.

Карантинные меры привели к временной приостановке работы физических отделений банков. Выдача пособия в 42 500 тенге гражданам, потерявшим доходы из-за режима ЧП и карантина, выявила проблемы банковского сектора – недостаточное развитие удаленных услуг. Первая из них – дистанционное открытие счетов и доставка платежных карт клиентам.

Оказалось, что у многих казахстанцев, которые претендовали на пособие, ранее не было счетов в банках. Агентству по регулированию и развитию финансового рынка вместе с банками второго уровня пришлось разработать алгоритм удаленного открытия счетов и оформления платежных карт для физических лиц без посещения отделений.

Одним из первых стал Kaspi Bank, который предложил клиентам открыть счет и карту Kaspi Gold онлайн. Приложение этого банка – одно из самых популярных в стране. Затем и другие банки стали предлагать физлицам услуги по дистанционному открытию счетов. И к концу апреля более 1 млн человек завели карточные счета онлайн, около 700 тысяч клиентов получили карты с доставкой на дом. 

Лидером, по данным Агентства по регулированию и развитию финрынка, стал Народный банк Казахстана, который открыл 564 615 платежных карт дистанционно, Kaspi Bank – 358 884, ForteBank – 26 745, Банк ЦентрКредит – 25 258. «Казпочта» доставила на дом 88 397 платежных карт.

Банки начали предлагать и другие сервисы, продолжая линию цифровизации. Сбербанк в Казахстане представил клиентам услугу по идентификации в «Яндекс.Деньгах». Этот сервис, по данным исследования Mediascope в 2019 году, лидирует среди сервисов электронных платежей в Рунете. Теперь казахстанцы получили доступ к возможностям «Яндекс.Денег», например переводам по России, оплате онлайн-покупок по всему миру и мультивалютным счетам.

«Мы уверены, что сотрудничество Сбербанка и «Яндекс.Денег» принесет пользователям лучший клиентский опыт», – отметил директор управления электронной коммерции Сбербанка в Казахстане Илья Емельянов.

ForteBank представил сразу несколько собственных сервисов. В их числе торговая площадка ForteForex в рамках нового приложения, где все клиенты банка смогут покупать и продавать валюту по собственному курсу.

«Команда Forte детально проанализировала такой сервис, как конвертация валют, ставший привычным в повседневной жизни. И надеемся, что нам удалось реализовать совершенно уникальный подход. По крайней мере на рынке Казахстана мы еще не встречали подобных решений для физических лиц», – рассказывает руководитель казначейства Асыл Даутбаев.

Ранее в экосистеме заработали цифровой магазин ForteMarket и сервис покупки туристических туров и авиабилетов ForteTravel, и 26 мая банк представил мобильную связь ForteMobile в партнерстве с оператором «Beeline Казахстан». Речь идет о специальных тарифах для клиентов Forte.

Эпоха цифровых банков

«Коронакризис» подтолкнул казахстанские банки к развитию цифровых сервисов. Если ранее они предлагали онлайн те же услуги, что были доступны и в отделениях, то теперь внедряют новые. Так рождаются цифровые банки – новое поколение финансовых институтов. 

В 2016 году исследователи из Массачусетского технологического института писали в исследовании «Манифест цифровых банков: конец банков?», что у цифровых банков большое будущее – потенциальными их клиентами по всему миру могут быть более 2,5 млрд человек, не охваченных традиционным банкингом, а также более 45 млн субъектов малого и среднего бизнеса.

Эксперты отмечают, что за последние несколько лет финансовые технологии оказали заметное влияние на трансформацию мирового финансового сектора. В постсоветских странах наиболее перспективные сектора – это платежи и займы, цифровой банкинг и маркетплейсы.

Задел для развития финтеха налицо. С 2014 по 2018 год, говорит исследование, безналичные платежи в Казахстане выросли на 726%, число интернет-транзакций – на 2365%, а объем интернет-платежей вырос на 7513% – с 5,3 до 405,5 млрд тенге.

Если говорить о банковском секторе, то «великая самоизоляция» показала востребованность удаленных сервисов, например то же открытие счетов без посещения отделений банков. В этом направлении большие перспективы имеют так называемые цифровые банки, которые практически не имеют физических офисов.

Задел для их успеха есть. Согласно исследованию консалтинговой компании EY Global FinTech Adoption Index 2019, развивающиеся экономики имеют более высокие показатели использования финтех-сервисов в отличие от стран с более возрастным населением. Так, в Индии, Китае и России доля использования составляет от 82 до 87%, в то время как, например, в Японии и Франции этот показатель равен 34 и 35% соответственно.

Учитывая схожесть структуры экономик Казахстана и России, а также развитие интернета, можно ожидать, что и в Казахстане велико количество граждан, пользующихся финтехом. Одно только приложение Kaspi Bank имеет около 7 млн пользователей.

Однако «чистых» digital-банков в Казахстане пока нет. Тем не менее на ежегодной премии Asiamoney Best Bank Awards «самым цифровым» в 2019 году признали Альфа-Банк. Фининститут достиг этого благодаря внедрению сверхбыстрых международных переводов SWIFT gpi, открытию счетов юридических лиц через электронную платформу банка и онлайн-кредитование для бизнеса.

Пространство для развития, как показал нынешний кризис, остается достаточно большим, и можно ожидать появление на казахстанском рынке полностью цифровых банков.

Развитие этого и других направлений финтеха в нашем регионе зависит от создания и эффективной работы специальных экосистем, которые могли бы предоставлять нужный капитал финтех-компаниям и хорошее регулирование.

В Казахстане такую экосистему строят в Международном финансовом центре «Астана». Там работают над регулированием для мобильного и digital-банкинга, электронных денег и платежных сервисов. Все это – необходимые составляющие для появления в стране новых банковских игроков.

В запущенной в МФЦА регуляторной песочнице (позволяет протестировать новые сервисы без внесения изменений в законодательство) работают 26 компаний из 11 юрисдикций, в том числе и в сферах платежей и мобильного банкинга. Возможно, именно там и могут появиться новые цифровые банки, которые помогут трансформации этого рынка и подстегнут традиционные финансовые институты к дальнейшему развитию и росту. 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg