444 просмотра

Как цифровизация меняет казахстанскую промышленность

ABAI и другие элементы «Индустрии 4.0» помогают предприятиям становиться более конкурентоспособными

Фото: Depositphotos

Кто не успеет цифровизировать производство – тот опоздает навсегда. Эта новая digital-истина мотивирует производителей всего мира вкладывать в новейшие разработки, непрерывно улучшать производство. А что делают казахстанские предприятия, чтобы встроиться в цифровой мир и повысить конкурентоспособность? 

Цифровизация промышленности

В 2017 году первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что нужно внедрять в экономику элементы «Индустрии 4.0» – достижений четвертой технологической революции. В ней упор сделан на автоматизацию и цифровизацию.

Казахстанские компании и ранее внедряли новые технологии, но на «поток» это было поставлено после 2017 года. Государство начало заниматься цифровизацией с разработки программы «Цифровой Казахстан». Вместе с развитием новых технологий, например 3D-принтинга и блокчейна, также акцент сделали на повышении производительности труда в базовых отраслях, к числу которых относится и промышленность.

В программе «Цифровой Казахстан» говорится, что горнорудная промышленность Казахстана имеет недостаточную по сравнению с мировыми лидерами технологическую оснащенность, что и приводит к невысокой производительности труда и конкурентоспособности. Только 21% месторождений в стране имеют современное оборудование и развитые сети связи, у 56% месторождений их нет либо они недостаточно развиты, а 23% требуют полной замены оборудования.

Более 80% предприятий обрабатывающей промышленности имеют невысокую степень автоматизации и проникновения цифровых технологий.

По итогам анализа, который Министерство по инвестициям и развитию (ныне Министерство индустрии и инфраструктурного развития) провело в 2017 году, большинство производств не готовы к полноценному переходу к «Индустрии 4.0». Об этом говорили цифры: 84% предприятий в обрабатывающей и более 56% в горнодобывающей промышленности соответствовали лишь уровню «Индустрии 2.0».

«В ходе нашего анализа были определены сдерживающие факторы для внедрения элементов «Индустрии 4.0». К ним относятся недостаточное понимание бизнесом экономических выгод от цифровизации, слабое развитие отечественных разработок и компетенций по автоматизации и цифровизации, нехватка квалифицированных кадров, ограниченность финансовых ресурсов, а также инфраструктурные ограничения», – говорил в октябре 2017-го Женис Касымбек (тогда – министр по инвестициям и развитию).

Другими словами, для перехода казахстанской промышленности к цифровизации нужно было сделать шаг через «ступеньку». Это необходимо: Казахстан только возобновляет рост по развитию производства. Согласно индексу экономической сложности, который определяет сложность и диверсификацию экспортируемых товаров, в 2017 году страна занимала 58-е место. В 2011 году Казахстан «упал» на 96-е место в мире, хотя в 1996-м был на 40-й позиции.

Теперь же, по планам чиновников, дела должны пойти лучше. Благодаря цифровизации к 2022 году доля средних и крупных предприятий, которые применяют цифровые технологии, должна вырасти до 11%. На 2019 год планировался уровень в 3%.

Сами предприятия что-то делают?

Понятие «Индустрия 4.0» используют как синоним четвертой промышленной революции, то есть массового внедрения новых технологий в быту и производстве, а также все большую автоматизацию. Большие данные, интернет вещей, виртуальная и дополненная реальность, 3D-печать, блокчейн и роботизация. 

Точных данных о степени цифровизации казахстанской экономики нет. Однако в последнем доступном «Рейтинге инновационных компаний», который составляло Национальное агентство по технологическому развитию (ныне компания QazTech Ventures) в 2018 году, из топ-10 компаний лишь Уральский трансформаторный завод и Научно-производственный центр ресурсосберегающих технологий «САПА» можно отнести к сфере промышленности.

Поэтому интересно посмотреть, насколько бизнес задействован в цифровизации промышленности. По данным Primeminister.kz, к началу 2020 года 13 крупных предприятий горнодобывающей промышленности планировали реализовать 53 проекта с общей суммой инвестиций 283 млрд тенге, 27 проектов реализованы.

В целом же по регионам запланировано внедрение цифровых решений на 112 предприятиях, 39 компаний эту работу уже проделали.


Новые технологии для базовых отраслей

Крупные игроки уже внедряют новые технологии. Например, в группе компаний «Самрук-Казына» была принята отдельная программа цифровой трансформации. В нее входят 149 проектов и мероприятий в шести портфельных компаниях, включая «Казатомпром», «Қазақстан темір жолы», «КазМунайГаз», «Казпочта», «Самрук-Энерго» и KEGOC. По данным «Самрук-Казына», чистые выгоды, то есть за вычетом на реализацию проектов, в 2019 году составили 69 млрд тенге, а в 2018-м – 28 млрд.

«Цифровая трансформация стоит на повестке дня производственных компаний во всем мире. В рамках программы трансформации запущен процесс непрерывного совершенствования, идет постоянный поиск и анализ новых идей и проектов для повышения эффективности бизнеса портфельных компаний», – говорит управляющий директор по цифровизации и трансформации «Самрук-Казына» Даурен Керейбаев.

Несколько крупных проектов реализовано в группе компаний «КазМунайГаз». После модернизации был увеличен межремонтный период на нефтеперерабатывающих заводах. Это помогло повысить надежность технологических установок, снизить риски аварий, сократить расходы на ремонт и увеличить объем переработки нефти. Чистые выгоды в 2019 году составили 3 млрд тенге.

На Павлодарском нефтехимическом заводе появился центральный пункт управления. В онлайн-режиме операторы отслеживают производственные процессы и могут изменять показатели работы установок.

Аналитическая система ABAI, или Advanced Base Artificial Intelligence, разрабатываеется компанией «КазМунайГаз» с применением технологии больших данных и искусственного интеллекта. ABAI объединяет возможность работать с массивами данных с месторождений, технологии «интеллектуального» месторождения и центров визуализации.

Это может помочь холдингу «КазМунайГаз» снизить капитальные затраты на этапе добычи и принимать более точные управленческие решения, а также сократить до 5% операционных затрат в производстве. Запуск проекта ожидается в июле 2020 года.

В декабре 2017 года «Евразийская группа» на Соколовско-Сарбайском горнообогатительном производственном объединении в Костанайской области приступила к реализации проекта «Умный карьер».

На Качарском карьере – крупнейшем в ССГПО – работает система диспетчеризации Modular. Это один из компонентов «Умного карьера», который помогает увеличить производительность транспортного оборудования на 10%. Система отслеживает движение машин, которые занимаются перевозкой руды, и строит для них оптимальное время поездок.

В 2019 году стало известно о начале внедрения искусственного интеллекта в процесс переработки железной руды на ССГПО. ERG с компанией Redmadrobot Data Lab разработали систему для повышения эффективности переработки. В режиме реального времени она анализирует сырье на конвейере: с помощью технологий компьютерного зрения изображения с видеокамер преобразуются в структурированный набор данных, отражающий гранулометрический состав поступающей руды.

Система выявляет скрытые зависимости между различными параметрами, вычисляет оптимальные характеристики работы измельчающих руду мельниц и передает их оператору.

«Мы давно работаем над проектами в рамках концепции «Индустрии 4.0» – с использованием глубокой автоматизации, интернета вещей, искусственного интеллекта и машинного обучения», – комментирует руководитель управления «Промышленный искусственный интеллект» Дмитрий Карбасов.

Золотодобывающая компания Polymetal на золоторудном месторождении Кызыл в Восточно-Казахстанской области начала использовать Wi-Fi для контроля загрузки техники. На карьере работает система диспетчеризации, которая передает диспетчеру разные данные – от местонахождения самосвалов и объема перевозимого груза до уровня горючего в баке и даже объема воздуха в шинах.

Ранее система передавала машинисту экскаватора данные о количестве руды в кузове самосвала, этот процесс был не очень быстрым. Теперь задержку между моментом, когда груз опустился в кузов, и появлением данных на экране у машиниста экскаватора удалось сократить до трех секунд. Эти данные критически важны, так как у техники есть предел грузоподъемности, а его превышение может привести к преждевременному выходу из строя дорогостоящей подвески.

«Самосвал подъезжает к экскаватору, и в этот момент они автоматически соединяются по Wi-Fi. Буквально так же, как смартфон, который соединяется с домашним роутером. С той лишь разницей, что мы используем промышленное оборудование», – пояснил начальник отдела информационных технологий и связи Бакырчикского горнодобывающего предприятия Владислав Черепанов.

Далее система передает данные о грузе с подвески автомобиля на монитор в кабине машиниста экскаватора. Новая система дополнена такой полезной функцией, как определение времени, потраченного на погрузку, что позволяет машинисту оптимизировать выполнение нормативов и плана. Система работает в режиме пробной эксплуатации, идет отладка. Стационарными установками охватили около 70% карьера.

banner_wsj.gif

113 просмотров

Как оцифровывается рынок доставки еды в Казахстане

Сервисы доставки создают не только агрегаторы онлайн-заказов еды, но и отдельные рестораны

Фото: Depositphotos

Мегатрендом называют аналитики UBS рост рынка доставки еды, заказанной онлайн. По прогнозам, к 2030 году объем валового товарооборота в этом сегменте увеличится до $365 миллиардов.

В отчете GlobalWebIndex говорится, что доставка еды может ежегодно расти на 22% в течение трех лет. Рост будет обусловлен четырьмя главными факторами. Люди повсеместно станут владеть смартфонами и иметь доступ к интернету. Уровень урбанизации будет расти. Значительно увеличится число платформ по заказу и доставке еды. Вырастет гиг-экономика (так называемая сдельная экономика).

В Казахстане этот сегмент также находится в стадии роста. В 2019 году объем казахстанского рынка доставки еды составил 24 млрд тенге. По сравнению с 2018 годом (11,6 млрд тенге) цифра выросла почти в 2 раза. Эти данные приводит компания по доставке еды Chocofood. 

«Показатель пенетрации сервисов доставки еды среди населения (те люди, которые хоть раз пользовались сервисами доставки и их соотношение к общему населению) даже в развитых странах, таких как США или Великобритания, не достиг 50%. Это 27,5 и 27,4% соответственно. В Казахстане людей, которые хоть раз заказывали еду онлайн, всего 6,7%. Это очень маленький процент. Впереди нас ждет огромный рост, мы пока в самом начале этого длинного пути», – отмечал в начале 2020 года директор Chocofood Николай Щербак.

В каком состоянии к «началу длинного пути» подошли казахстанские компании, которые доставляют еду? И каким образом собираются «оцифровываться» в дальнейшем? 

Chocofood

Казахстанский фудтех-агрегатор появился в 2013 году. Тогда отечественный рынок был пуст и вдохновляться приходилось российским Delivery Club. Изначально Chocofood был только маркетплейсом, а все заказы обрабатывались вручную. Директор Chocofood Николай Щербак рассказывает, что спустя месяц после запуска выполнялось шесть заказов в день. Сегодня примерно столько же выполняется в минуту.

Первое мобильное приложение появилось в 2015 году, через год написали приложение для партнеров, в 2017-м – для курьеров. В тот же год произошло слияние Chocofood и их главного конкурента Foodpanda. Компании удалось сохранить команду конкурентов и спустя несколько месяцев объединенным составом запустить собственную доставку. Сейчас курьерская служба Chocofood выполняет около 70% всех заказов, которые собирает агрегатор, и эта доля будет только расти.

Важным этапом развития в компании считают приход в 2019 году сразу трех конкурентов (Glovo, Wolt, «Яндекс.Еда»). По мнению Щербака, это стресс, от которого все остались в выигрыше: клиенты получили более дешевый продукт, рынок – новые инвестиции, позволившие агрегаторам вырасти в 5–10 раз всего за год.

Собственный оборот компании сегодня составляет более 400 миллионов тенге. К сервису подключено около 200 тысяч активных покупателей, которые делают 100 тысяч заказов в месяц примерно у 1000 партнеров-ресторанов. Около 70% рабочих процессов автоматизировано – к примеру, более 90% заказов распределяются автоматически. 

В ближайшее время Chocofood планирует увеличить «оцифрованность» процессов до 90%, оставив в офлайне только встречи и принятие важных решений. Изменится штат курьеров (сейчас большинство передвигается на автомобилях, а это дороже и медленнее, чем на мопедах и велосипедах).

Wolt

Финский стартап появился в 2015 году и сейчас представлен в 22 странах. Изначально приложение придумывали для того, чтобы можно было заранее заказать и оплатить еду, а потом забрать ее по пути на работу, например. Но вскоре стало понятно, что люди не хотят не только ждать заказа, но и вообще идти в ресторан. Так Wolt стал тем, чем он является сейчас – сервисом по доставке. 

Компания сосредоточилась на разработке искусственного интеллекта, который мог бы распределять заказы более эффективно, учитывая местоположения пользователя, курьера и заведения. Усовершенствование алгоритма продолжается до сих пор, и, по заверению генерального директора Wolt Kazakhstan Алибека Есова, сейчас он один из самых эффективных на глобальном рынке. Их курьеры выполняют два – два с половиной заказа в час, тогда как у других компаний это одна-две доставки в час.

Казахстан на карте Wolt появился в 2019 году и сейчас является одним из самых быстроразвивающихся рынков в сети. Скорость доставки в Алматы – 34–35 минут, в Нур-Султане – 35–40. В течение года, вероятно, будут подключены новые города и новые, не ресторанные предложения (подарки, цветы и разные магазины). Уже сейчас есть функция групповых заказов.

В погоне за максимально эффективными цифровыми процессами Wolt старается сохранить человеческий подход: обучение ведут живые тренеры, менеджеры обсуждают с партнерами автоматически собранную статистику и предлагают новые возможности, а поддержка клиентов ведется хоть и с помощью чата, но без ботов и готовых скриптов. 

По оценке Есова, компании принадлежит 35–40% от общего рынка агрегаторов в стране (во всем мире доли рынка агрегаторов и собственных служб доставки примерно равны). В зависимости от дня недели Wolt выполняет 6–7 тысяч заказов в день силами 700 курьеров. 

Glovo

Сервис придумали в 2015 году в Барселоне, чтобы закрыть потребность жителей города в быстрых покупках чего угодно. Сейчас Glovo работает в 22 странах мира и успела стать вторым в Испании «единорогом» – стартапом с капитализацией свыше $1 млрд. 

На рынок Казахстана Glovo пришла в июле 2019 года и уже обосновалась в четырех городах – Нур-Султане, Алматы, Шымкенте и Атырау, с общим штатом около 5000 курьеров. Основные заказы связаны с доставкой еды из ресторанов, однако растет спрос и на другие функции приложения – «что угодно», «аптеки», «супермаркеты» и «экспресс-курьер».

По данным Glovo, их сервис занимает 40% казахстанского рынка среди агрегаторов. Информацию об обороте в компании не раскрывают. Но зато охотно рассказывают, что почти за год было выполнено больше миллиона заказов, а во время ЧП приложение заняло первое место по количеству скачиваний среди своих аналогов. Среднее время доставки – около 40 минут. Сейчас в компании работают над тем, чтобы сократить этот показатель до получаса. 

Практически все процессы уже «оцифрованы». Заказ оформляется в несколько кликов в приложении и автоматически передается в заведение. Параллельно система подыскивает ближайшего курьера и рассчитывает необходимое для выполнения заказа время. Карантин способствовал тому, что активация и обучение новых партнеров и гловеров проводится не на личных встречах, а в онлайн-режиме.

ABRestaurants

История компании началась в 2007 году с ресторана «Бочонок». Сейчас в ABR 30 разных ресторанов в Алматы и Нур-Султане, обслуживающих 3 млн гостей в год. Запуска ждут еще 10 контрактов-франшиз – в столице, Атырау и Актау. 

Первые 11 лет рестораны ABR работали исключительно на посадку. В 2018 году ABR начала сотрудничать с Chocofood. Еще спустя год – с зарубежными агрегаторами. 

Параллельно с мая 2019 года велась работа по созданию собственного сервиса доставки. Так что появление курьеров в Del Papa (один из ресторанов группы) с карантином никак не связано. Управляющий директор ABR Аскар Байтасов вообще считает, что в условиях пандемии невозможно организовать качественную доставку с нуля. Особенно если нужно ее синхронизировать с уже имеющимися онлайн-сервисами. Сейчас доставка работает через приложение Del Papa. Летом основное приложение ABR обновится: к возможности копить и тратить бонусы добавится опция доставки и новые рестораны.

Несмотря на то что агрегаторы разогрели рынок и привнесли новые технологии, Аскар Байтасов планирует постепенно отказаться от работы с ними. Причины простые: нежелание делиться клиентской базой и желание сократить расходы. До пандемии такое сотрудничество не приносило Del Papa ощутимой прибыли: объем заказов через агрегаторы составлял 2–3% от общей выручки сети, а после вычета комиссионных – около 1%. За время карантина собственная служба доставки в Алматы выполняла около 400 заказов в день.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg