nedvijimost-v-krizis.png

1638 просмотров

«Судьба индустрии зависит от потребителей». Как карантин изменил казахстанский бизнес

Предприниматели понесли потери, от которых оправятся не все

Иллюстрация: liga.net

Пандемия продолжается, но первый экономический шок прошел. Страны Азии постепенно разрешают публичные мероприятия, Германия возвращает футбол, авиакомпании с регуляторами ведут переговоры по мерам безопасности возобновленных полетов, а часть бизнесов возвращается в офисы.
 
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) выпустила специальное пособие по подготовке офисов к посткарантинной работе. Рекомендации включают регулярную дезинфекцию всех рабочих поверхностей (включая оргтехнику), приветствия без рукопожатий, а также максимальное сокращение количества встреч, командировок и мероприятий. 

Кроме того, некоторые крупные корпорации начали обязательную ежедневную проверку сотрудников тепловизорами. Такие процедуры ввели в Amazon и Walmart, Home Depot и Starbucks. Twitter разрешил сотрудникам вообще не возвращаться в офис после карантина. 

Нормативы для предприятий разработали и в Казахстане. Но многие компании после карантина могут и не открыться. В результате восьминедельного застоя целые индустрии оказались на грани краха. После окончания карантина им придется выживать в условиях жестких санитарных норм, очередного падения тенге и покупательского спроса. Опасность коронавируса в этой ситуации может оказаться меньшей из проблем.

Гостеприимство на передовой 

Наибольший спад показала сфера услуг и гостеприимства. Так, рыночная капитализация Airbnb — крупнейшей онлайн-площадки для размещения, поиска и краткосрочной аренды частного жилья по всему миру – всего за месяц упала с 31 до 18 млрд долларов, кроме того, компании пришлось сократить 25% сотрудников (это 1900 человек). 

Казахстан, где в сфере услуг заняты 5,6 миллионов человек, или 70% малого и среднего бизнеса, тоже последовал за мировым трендом. Особенно это заметно в крупнейших городах, где был введен административный запрет на производственную деятельность всей сферы услуг, за исключением госорганов, системы здравоохранения и торговли продовольственными товарами. 

В Алматы в сфере услуг сконцентрировано до 74% занятости, в столице — 66%. В результате в Алматы за время кризиса приостановили работу около 80% индивидуальных предпринимателей, численность работников МСБ в городе сократилась на 266 тысяч человек.

Карантин затронул и сферу ритейла, включая торговлю продуктами. Несмотря на то, что запрет на деятельность не коснулся торговли продовольственными товарами, в результате карантина торговые сети понесли потери в связи с перебоями поставок, сокращением часов работы, а также затрат на жилье для персонала, проживающего за пределами карантинных зон. В Алматы объем продаж спал на 12,2%, до 241,3 млрд тенге за март 2020-го, в столице – на 21,9%, до всего 79,8 млрд тенге.

photo5325803561105337784 (1)_0.jpg

«Да, мы довольно резко остались без части сотрудников, когда перекрыли границы, — говорит Бота Шарипжанова, директор по маркетингу интернет-магазина продуктов Arbuz.kz. — Некоторые из сотрудников решили уйти (наверное, чтобы найти работу в своей местности), некоторые изъявили желание работать с нами дальше, и мы помогали с поиском квартир в аренду. 

По ее словам, часть поставщиков также остановили сотрудничество. 

«Кто-то из-за закрытия границ, кто-то из-за поднятия курса доллара, кто-то захотел работать «в чёрную», и мы сами от них отказались. Пришлось искать альтернативных поставщиков, была задача в первую очередь обеспечить бесперебойные поставки стратегически важных продуктов для карантина — большие упаковки круп, макарон, растительного масла, воды и пр. Клиенты, конечно, заметили изменения в ассортименте и восприняли немного тревожно — мы объясняли, что продукты в Казахстане есть в большом количестве, но негативная реакция все же была».

Согласно исследованию аналитиков KPMG, COVID-19 больше всего повлиял на выручку компаний в секторах: авиа, фитнес, ресторанный бизнес и непродуктовая розничная торговля. 

 

234234234.jpg

В этих же сферах было проведено больше всего сокращений. По результатам опроса НПП «Атамекен», проведённого среди 814 бизнесменов, больше всего сотрудников сократили:

  • туристическая отрасль – 21%, или 356 человек;
  • сфера услуг по проживанию и питанию – 19%, или 320 человек;
  • образование – 12%, или 199 человек.

photo_2020-05-14 12.33.58.png

«Более чем из 30 ресторанов работают только 6-7 на доставку, при этом собирая около 10-15% объема от старого оборота. Поставщики, арендодатели заморожены. Всем сотрудникам выплачиваем из тех денег, что генерирует доставка», — говорит Аскар Байтасов, глава ресторанной сети AB Restaurants. 

Что может измениться в сфере услуг и гостеприимства 

Основной вызов, с которым столкнутся все представители сектора, — падение покупательской способности и поздний выход из карантина. По мнению некоторых представителей бизнеса, это может случиться не раньше середины июня.  

«Ну а тут, на мой взгляд, начнется самое сложное: падение покупательской способности, сокращение рабочих мест, повышение цен на импорт из-за девальвации, также уже повышаются цены и на локальные продукты. Все это надо наложить на то, что у нас в процессе строительства находятся несколько объектов. *** знает, что вообще делать дальше», — говорит Байтасов.

  • Меньше физических клиентов 

Всем компаниям, вернувшимся с карантина, в первую очередь придется столкнуться с обеспечением усиленных санитарных норм для сотрудников и посетителей. Для ресторанов это означает резкое уменьшение количества посадочных мест. В посткоронавирусной реальности, согласно нормам СЭС, расстояние между столиками и людьми должно быть не менее двух метров.

prash04941.jpg

«Если говорить про крупные города, однозначно пропускная способность ресторанов снизится, потому что мы будем вынуждены соблюдать меры социального дистанцирования», — говорит Жанна Прашкевич, владелица консалтинговой студии The Guests и специалист по маркетингу предприятий гостеприимства. 

По ее словам, если до карантина, согласно нормам, на одно посадочное место предполагалось от 1,2 квадратных метра, то теперь это четыре квадрата на два места — столик на двоих. 

Правило двух метров коснется также фитнес-центров, языковых центров, кинотеатров, салонов красоты, нотариальных контор, автомастерских и всех остальных бизнесов, имеющих дело с клиентами. 

  • Упор на доставку 

По словам Прашкевич, большинство казахстанских ресторанов и предприятий питания, скорее всего, адаптируют модель dark kitchen (невидимая кухня) — ресторанной кухни без вывески, которая готовит еду только на доставку, без посадочных мест и без самовывоза. Тренд dark kitchen несколько лет развивался в Европе, в Казахстане с этим все же есть сложности. Рестораторы жалуются на агрегаторы. По их словам, сервисы доставки забирают в среднем 30% от стоимости чека. Выход из ситуации – разработка собственных приложений, но не у всех есть на это ресурсы.

«Так как для большинства ресторанов города в таком режиме работать только с агрегаторами, на мой взгляд, приносит в основном убытки. Урон нивелировать, конечно, не получится за счет доставки, но хоть что-то собирать на зарплаты людям помогает», — говорит Аскар Байтасов. 

  • Меньше командировок и поездок

Внутренние рейсы в Казахстане возобновили с 1 мая, но с соблюдением жестких норм — авиакомпаниям предписывалось сажать пассажиров через одного. С 7 мая, впрочем, под давлением представителей перевозчиков это предписание отменили. Осталось правило по обязательной сдаче теста на коронавирус перед полетом, что накладывает дополнительные расходы на плечи пассажира или работодателя, – 11 500 тенге в филиалах Национального центра экспертизы по всей стране составляет или 19 220 тенге плюс 540 тенге за забор материала в частной сети лабораторий «Олимп». Все это вкупе с просевшими доходами бизнеса и населения повлияет на количество поездок в посткарантинный период.

  • Цифровизация 

В первую очередь это касается сферы питания. За время карантина у ресторанных сетей появились сервисы доставки, а, по словам Прашкевич, многие ее клиенты разработали и запустили собственные сайты. 

_MG_9260.JPG

«Я вообще считаю, что этот кризис ускорит процессы перехода к цифре для любого бизнеса, — говорит Раимбек Баталов, глава компании Raimbek, — тем более, что среда уже готова — молодые продвинутые сотрудники в компаниях, потребители, которые на «ты» с гаджетами и онлайн-услугами.  И еще цифра – это, банально, удобно. По сути, карантин стал катализатором для такой трансформации и можно ожидать, что цифровизация бизнеса в Казахстане превратится в снежный ком. Главное, чтобы предлагаемые технологии соответствовали спросу». 

Офисы: киберпанк не наступит

По сообщению Национального банка РК, в апреле консолидированный индекс деловой активности составил 37,2 (в марте 2020 — 41,5). Коснулось это и офисных сотрудников — работников банков, аудиторских, телекоммуникационных компаний, диджитал-агентств и так далее. Западные эксперты все больше говорят о трансформации офисов в посткоронавирусный период. Например, об окончании эры опенспейсов или даже об опустении офисных зданий. 

Впрочем, до 30% американских работников и до пандемии работали из дома, инфраструктура бизнеса была подготовлена к полному длительному карантину. Представители казахстанского бизнеса считают, что о цифровой трансформации рынка труда говорить рано и что после карантина большинство выживших компаний вернется на рабочие места. 

«После объявления ЧС мы перевели на удаленку часть офисных сотрудников, которым не обязательно видеться с партнерами или поставщиками, — программистов, маркетологов, некоторых менеджеров. Тренд перевода сотрудников на удаленку и аутсорс, конечно, есть во всем мире, но мы вряд ли продолжим это после карантина — считаем, что любой сотрудник должен быть в гуще событий, понимать, как и что у нас все делается, быть на связи с каждым коллегой, чтобы оперативно решать вопросы», — говорит Бота Шарипжанова. 

Экономист Айдархан Кусаинов также считает, что бизнесы вернутся в офисы.

«С наступления эры интернета все эти большие консалтинговые компании вроде McKinsey говорили об умирании офисов. Это происходит каждые несколько лет. Человек так устроен, что ему нужна эта рутина, нужно ходить на работу. Кроме того, сотрудники жертвуют домашним пространством, превращая часть его в рабочее. Все они потребуют возвращения в привычную среду». 

Карантин все же может подстегнуть компании на переход к автоматизации части процессов или к имплементированию новых методологий ведения проектов, например, переход на SCRUM.

«Бизнес-процессы однозначно поменяются. Нас выручает то, что мы вошли в этот корона-кризис уже подготовленными. Как я уже говорил, мы полностью автоматизировали наши основные бизнес-процессы, приучили команду работать дистанционно. Поэтому удаленка не стала для наших сотрудников большим шоком. По сути, в этот карантин мы протестировали ее в боевом режиме», — говорит Баталов.

Производство

В апреле представители производства обратились к Касыму-Жомарту Токаеву с просьбой о дополнительных мерах поддержки производства. Среди просьб представителей индустрии: отмена всех видов налогов и отчислений с фонда заработной платы работников предприятий обрабатывающей промышленности до конца года, субсидирование предприятиям 50% заработной платы сотрудников предприятий отрасли с апреля и на три месяца, следующих за отменой карантина, полная отмена таможенных пошлин, утилизационных сборов, налогов на импорт сырья, производственного оборудования для предприятий и комплектующих, не производимых в Казахстане, и так далее. 

Во время карантина производства и прочие предприятия реального сектора экономики, где трудятся 2,9 миллиона человек (33% занятых), продолжали работать. Сюда также входят сельское хозяйство, горнодобывающая и обрабатывающая промышленность, энергетика и водоснабжение, а также строительство. Бизнесмен Раимбек Баталов говорит, что при этом упали рынки сбыта. 

«Наши каналы сбыта упали — HoReCa ушла в ноль, продуктовый ритейл тоже сократился, потому как потребительский спрос снизился.  В среднем мы видим по себе снижение в районе 20-30%. Но нас не только коронавирус задел – ударила и девальвация». 

Дальнейшее изменение бизнеса предприниматель видит в перераспределении каналов продаж и диверсификации.

«Судьба индустрии зависит от потребителей, а потребитель наш, слава Богу, будет есть и пить всегда, поэтому катастрофа нам не грозит. Да, падение спроса будет значительным и довольно долго и поэтому часть компаний с рынка уйдет. С ужиманием спроса будут меняться и ассортиментные стратегии. Будут перераспределяться доли каналов продаж.Онлайн-каналы будут расти, так потребитель почувствовал на себе удобство онлайн-покупок. Я надеюсь также, что кризис заставит бизнес и государство работать более эффективно и мы увидим, наконец, реальные усилия по диверсификации экономики и развитию сельского хозяйства — сколько же можно нам делать томатный и яблочный соки из импортного сырья? Выходить из кризиса будем мы не менее 1,5 - 2 лет, и то при благоприятном раскладе и стабильном валютном курсе». 

Как говорит Айдархан Кусаинов, мер, предпринимаемых государством по поддержке бизнеса, на данном этапе более чем достаточно. Вместо этого необходимо сосредоточиться на поддержке спроса. 

2341234123.jpg

«Бизнес всегда будет хотеть дешевых кредитов. Наш бизнес итак закредитован. В Казахстане должна быть поддержка спроса, а не предложения. Если спроса не будет, то снижаются возможности заработать деньги, а значит, их всегда не будет хватать, и бизнес будет требовать ещё более низких налогов и ещё более льготных кредитов», — говорит Кусаинов.

По мнению аналитиков KMPG, для сохранения и восстановления деятельности бизнес должен решить следующие задачи:

  • выделение и замена неактивных/неэффективных звеньев в цепочке поставок;
  • снижение нормы запасов для высвобождения оборотного капитала;
  • поддержка ключевых поставщиков, испытывающих трудности с ликвидностью (займы, вливание оборотных средств);
  • разработка цепочки поставок и нормы запасов с учетом восстановившихся звеньев и образовавшегося спроса;
  • построение доверительных и прозрачных отношений с несколькими альтернативными поставщиками;
  • создание масштабируемых микроцепочек поставок с производством, расположенным вблизи от мест продаж.

Самозанятые и неучтенные 

Самыми уязвимыми в этой ситуации оказались самозанятые — представители «базарно-рыночной» экономики. Как указывают эксперты Международной организации защиты труда, всего в мире работают 3,3 млрд человек, 2 млрд из них заняты в неформальном секторе экономики. Поскольку у них нет контрактов, им никто не заплатит выходное пособие – они просто останутся один на один со своими проблемами. По оценкам аналитиков Halyk Finance, количество людей в стране, не имеющих постоянной официальной работы, составляет 3,8 млн человек. 

«Как мы уже отмечали в предыдущем отчете, официальные данные по самозанятым являются сомнительными, так как их подсчет осуществляется органами статистики на основе опросов населения. При этом есть вероятность, что их количество выводится по остаточному принципу для сохранения приемлемого показателя уровня безработицы. К примеру, в связи с запуском медицинского страхования населения у госорганов возникли большие трудности в идентификации и подсчете точного числа всех категорий населения», – говорится в обзоре рынка труда инвестбанка.

Более 7 миллионов человек подали заявления для получения пособия в 42 500 тенге. На май 2020 года 42 500 тенге получили более 4,4 млн казахстанцев. Часть из них оплатили единый социальный платеж. Это несомненно поможет государству более точно подсчитать количество самозанятых, но что изменится в их работе – оценить пока сложно.

«До окончания войны против COVID-19 далеко, но общепризнанным фактом уже стало то, что после этой победы нас ждет «новая реальность». Речь идет о том, как будет организовано наше общество и наш труд. И здесь вряд ли есть повод для оптимизма. Почему? Потому что никто, судя по всему, точно не знает, какой она будет, эта новая реальность», – говорит Гай Райдер, глава Международной организации труда.

По его словам, все идет к тому, что строиться новая реальность будет исходя из ограничений, навязанных нам пандемией, а не из нашего собственного выбора и предпочтений. 

«Во время кризиса 2008-2009 годов нам непрерывно твердили точно мантру: стоит только выработать и пустить в ход вакцину от финансовых перегибов, как мировая экономика станет более надежной, более справедливой, более устойчивой. Но этого не произошло». 

Это можно отнести и к казахстанскому бизнесу. У нас не прижились ставшие популярными на Западе челленджи вроде «Спаси локальный бизнес», когда потребители специально заказывали товары только у маленьких магазинов и ресторанов и, по словам экспертов и представителей бизнеса, к нам вряд ли можно применить посткарантинные тренды, которые ожидает бизнес в развитых экономиках.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif