Перейти к основному содержанию
1449 просмотров

Что такое welfare state и какие проблемы в соцполитике обнажила пандемия COVID-19

Комментируют эксперты

Иллюстрация Мадины Сапарбаевой, Kursiv.kz

Пандемия COVID-19 нанесла сильный урон системам социальной поддержки практически во всех странах. В первую очередь пострадало здравоохранение. Оно оказалось не готово к наплыву людей, которым нужны инфекционисты, аппараты искусственной вентиляции легких, а где-то и просто больничные койки. Также большим вызовом для государств, которые выбрали для борьбы с коронавирусом жесткий карантин, стала безработица — которая, возможно, продлится и после того, как пройдет первая волна пандемии.

Все это возвращает к дискуссии о необходимости возвращения к социальному государству. За последние тридцать лет оно сильно изменилось под влиянием глобализации, растущих миграционных потоков, неолиберальных реформ, которые начались в 80-х, и, соответственно, переориентации бюджетов. Разбираемся, в каком виде социальное государство снова может стать политическим и экономическим мейнстримом в ближайшие годы.

Начало социального государства, его конец и ревизия

Доктор экономических наук Евгений Гонтмахер приводит следующее определение социального государства:

«Моя позиция такова: социальное государство — это такое государство, которое не дает упасть на дно ни одной значимой социальной группе. Есть сетка безопасности, social safety net, которая в том случае, если есть проблемы у инвалидов, пожилых или заключенных, вышедших на свободу, у многодетных семей, одиноких матерей и так далее, не дает им маргинализироваться. Любая группа обязательно получит какую-то помощь, не обязательно в денежной форме. Это доступ к фундаментальным социальным правам. Каждое общество устанавливает некий набор основных благ и услуг. Если у тебя что-то отсутствует из этого набора, то тебя необходимо защитить».

evgenij-gontmaxer.jpg

Евгений Гонтмахер, Радио Свобода

Социальное государство (или государство всеобщего благосостояния и социальной справедливости — welfare state) появилось в конце 19 века. В 1880-х годах Отто фон Бисмарк ввел первые схемы социального страхования, что было связано, прежде всего, со страхом недовольства со стороны масс.

Похожие на немецкие реформы в начале 20 века были проведены в Великобритании, их идеологом был Дэвид Ллойд Джордж. От государства «ночного сторожа» Британия тогда перешла к welfare state. Великая депрессия и Вторая мировая война только укрепили позиции государства всеобщего благосостояния.

В США в 30-е был провозглашен «Новый курс» Рузвельта — экономическая политика, направленная на борьбу с безработицей, социальное страхование и жилищное строительство. Несмотря на то, что Рузвельта критиковали за социализм, его реформы продолжались до 60-х годов 20-го века. Даже республиканца Никсона иногда включают в число президентов «Нового курса», но его же и называют последним представителем этой плеяды американских политиков.

В 80-е годы начался демонтаж социального государства в том виде, в котором его застали предыдущие поколения — с высокими государственными расходами на медицину, образование, социальную поддержку. В статье, опубликованной в 2011 году Полом Пирсоном из Калифорнийского университета в Беркли, говорится о том, что пособия по безработице, инвалидности и государственные пенсии росли до 80-х, а позже практически не изменились.

Именно в то время начались демографические сдвиги в развитых странах (население начало быстрее стареть), изменения на рынке труда (неполная занятость), появились большие миграционные потоки. В 1978 году экономист и Нобелевский лауреат Милтон Фридман утверждал, что у государств могут быть либо открытые границы, либо щедрые социальные системы. В противном случае система социального обеспечения захлебнется в потоке людей.

Другим фактором ослабления социального государства стали неолиберальные реформы. Один из самых известных примеров — рейганомика (экономическая политика президента США Рональда Рейгана). Она предполагала снижение государственных расходов и налогов, а также уменьшение государственного участия в экономике, дерегуляция рынков. Идеологическим союзником Рональда Рейгана можно назвать Маргарет Тэтчер, которая говорила, что бедность — это недостаток характера.

Сама философия неолиберализма подразумевала, что каждый человек — это экономический агент, а его деятельность в каждой сфере направлена на получение выгоды и повышение эффективности. Это, с одной стороны, стимулировало людей к конкуренции, но с другой — разобщало, снижало солидарность.

По итогам реформ Рейгана экономическое неравенство выросло. Количество американцев, живущих за чертой бедности, увеличилось с 29 млн в 1980 году до 31,7 млн в 1988. Доля национального дохода, приходящаяся на 5% самых богатых американцев, выросла с 16,5% в 1980 году до 18,3% в 1988. Кроме того, появилась проблема бездомных, обвиняющих рейганомику в своих бедах.

Рейган же утверждал, что быть бездомными — это личный выбор. На это важно обратить внимание, потому что именно США стали своеобразными законодателями мод в реформах.

have-the-boomers-pinched-their-children’s-futures.jpg

Скриншот из лекции Have the Boomers Pinched Their Children’s Futures?, демонстрирующий рост расходов миллениалов на здравоохранение

В 2017 году появился Оксфордский манифест либералов. Первый подобный документ был опубликован в 1947 году. Он, по сути, стал предвестником Всеобщей декларации о правах человека 1948 года. В новой версии лидеры крупнейших либеральных партий мира отстаивали в том числе и доступ к всеобщему образованию, и обеспечение максимального доступа к здравоохранению.

Ранее мейнстримом была коммерциализация социальных систем. Считалось, что вывод на рынок таких систем будет более эффективным, а сокращение расходов на те мощности, которые были не востребованы, было естественным. Возможно, причиной пересмотра взглядов на неолиберализм и социальное обеспечение стал кризис 2008 года, который некоторые экономисты видят как итог рейганомики и ее конец.

Что выявила пандемия?

Можно утверждать, что социальное государство не кончилось в 80-е, так как страны ОЭСР продолжают сохранять высокие расходы на системы социального обеспечения. Также нормальной практикой для государств считается включать в конституцию социальную природу, так поступили, например, не только ФРГ и Россия, но и Казахстан.

Евгений Гонтмахер считает это, скорее, намерением и стремлением, а идеал социального государства, по его мнению, нигде в полной мере не реализован. Хотя страны северной Европы близки к его воплощению. Гонтмахер уверен, что пандемия COVID-19 выявила проблемы с доступом к социальным правам.

«Здравоохранение очень пострадало из-за коронавируса, — говорит Гонтмахер. — Оно было не готово по чисто медицинским вещам. Оно не то чтобы было недофинансировано, в него можно складывать сколько угодно. В США, например, здравоохранение составляет 17% ВВП. Это уникально, но абсолютно не соответствует вложениям. Стандарт в европейских странах — 7-8%, 10%, есть некоторые страны, которые выделяют 12% за счет бюджета и ОМС. Но эти системы более эффективны, чем американская, которая и тратит больше. Финансирование было направлено не туда. Очень много денег тратилось по структуре внутренней неэффективно с точки зрения вызовов, которые стоят перед системой здравоохранения».

По мнению социолога и философа Григория Юдина, страны, сохранившие всеобщее здравоохранение, в меньшей степени пострадали от пандемии коронавируса. Есть исключения вроде северной Италии, но они, скорее, связаны с неправильными мерами политиков с введением карантина.

Евгений Гонтмахер при этом говорит, что пандемия выявила даже не кризис социального государства, а неготовность мировых систем к тому, что может появиться инфекция, аналогичная испанскому гриппу. Повсеместное внедрение вакцинации и победа над оспой, чумой и полиомиелитом внушили государствам и обществам ложное спокойствие, поэтому COVID-19 застал их врасплох. Эксперт уверен в том, что после того, как карантинные меры и экономический кризис кончатся, политическим мейнстримом станет возвращение соцгарантий и их пересмотр в пользу увеличения:

«Социальное государство станет мейнстримной темой после пандемии. В том числе и о том, что же это такое. Я не исключаю, что в каждой из стран будут приняты разные определения. Вы видите даже то, что в разных странах разная смертность от коронавируса, и это вопрос исключительно методики подсчета. То же самое и здесь».

В прошлом году Организация экономического сотрудничества и развития выпустила показательный доклад. Главный его вывод заключается в том, что Запад тратит 20% ВВП на социальную поддержку, но люди недовольны. Подавляющее большинство оказалось не удовлетворено доступностью медобслуживания и социального жилья.

Люди не верят, что государство сможет адекватно поддержать их в тяжелое время - при потере работы, болезни или в старости. При этом проблемы социального государства, за которые его критиковали, никуда не делись: население стареет, бизнес ищет юрисдикции с более низкими налогами, а миграционные потоки продолжают расти.

Социальное государство 2.0

Григорий Юдин говорит о том, что существует как минимум две больших стратегии того, каким образом можно реализовать социальное государство в новой версии. Один из подходов состоит в том, чтобы усиливать государство с помощью новых технологий надзора. С этой точки зрения государство может брать на себя обязательства по технологическому мониторингу состояния здоровья граждан. Грубо говоря, гражданам будет предложен контракт: вы соглашаетесь на то, чтобы государство в режиме реального времени следило за вашим здоровьем, а оно обязуется в этом случае предоставлять вам расширенные услуги в области здравоохранения, если вы попадаете в какую-то зону риска.

Второй подход противоположный. Он предполагает возникновение сетей солидарности на локальном уровне, то есть увеличения ответственности граждан и местных сообществ. При этом сценарии реальные полномочия и бюджеты, а также политическая власть передаются на локальный уровень, все тем же местным сообществам. В итоге создаются солидарные системы, и это поддерживает, например, высокий уровень здравоохранения на местах.

«А все, что сверху, например, флуктуации, связанные с миграцией, они уже страхуются государством, — говорит социолог Григорий Юдин. — Такая схема позволит ограничить миграционные потоки ровно тем объемом, который может себе позволить государство, когда оно уже делегировало существенный объем полномочий на локальный уровень».

Безусловно, мы можем увидеть и комбинации этих двух стратегий. Второй подход, по мнению политолога Екатерины Шульман, позволяет решить проблему политического характера: люди перестали верить государственным институтам и политикам, и это ломает даже демократические системы, построенные на делегировании полномочий.

По словам Шульман, старые системы репрезентативной демократии стоят на делегировании полномочий. Граждане голосуют с определенной периодичностью (раз в 4-5-6 лет), выбирая собственных представителей, и эти представители управляют государством на протяжении срока, определенного законом. Люди выдавали чиновникам мандат и отдавали свои права на принятие решений.

ekaterina-shulman.jpg

Екатерина Шульман, zimamagazine.com

«Это работало долгое время, но перестало работать с ростом грамотности, ростом городского населения и прозрачности. Люди не готовы делегировать, люди хотят участвовать. Они теперь говорят политикам: из того, что я вам выдал мандат, теперь следует, что я буду ходить и вас бесконечно контролировать. Я не знаю, как это и где работает, но это те процессы, которые происходят прямо сейчас. Сказать, что кто-то выработал новые механизмы, мы не можем. Никто не знает, каким образом совместить эту новую потребность в участии и институты, выстроенные под делегирование и репрезентативность. Кризис недоверия может разорвать и рабочие демократии. Возможный ответ ищут социальные науки и он, судя по всему, состоит в опускании полномочий на более низкий уровень», — считает Шульман.

Еще одна проблема, ответом на которую может стать социальное государство, — это рост экономического неравенства. По словам Гонтмахера, статистика может подтверждать обратное — никакого растущего неравенства нет. Но если общество считает, что неравенство растет, то статистика отступает на второй план.

grigorij-yudin.jpg

Григорий Юдин, Радио Свобода

«Идея о том, что можно употребить какие-то технологические инструменты при существующем уровне неравенства, конечно, не сработает, — считает Юдин. — Его уровень нужно радикально снижать, и делать это под предлогом того, что каждый человек должен оставаться в правах гражданина, имеющего определенные социальные права. Если кто-то имеет большие социальные права, чем остальные, то принцип равного гражданства нарушается».

Есть две стратегии борьбы с неравенством: реформа налогообложения и политическое участие. Текущие формы прогрессивной шкалы налогообложения несовершенны, считает Юдин, и не делят супербогатых, богатых и просто обеспеченных — они платят одинаково, и это необходимо пересматривать. Но основной двигатель, по его мнению, — политический. Преодоление экономического неравенства возможно только на основе преодоления политического неравенства. Повысить активность можно в том числе и с помощью безусловного базового дохода.

«Неготовность к участию в политике связана с тем, что люди перегружены обязательствами и плохо понимают, какие у них могут быть ресурсы, чтобы изменить политический расклад. Как только появляется базовый доход, они получают больше возможностей на собственное развитие и то, чтобы заниматься чем-то еще, чтобы тратить время на управление окружающей средой. Это поможет повысить политическую активность».

По словам Гонтмахера, во многих странах базовый доход появится после пандемии, но в разных формах. Возможно, его будут получать некоторые слои населения в качестве отрицательной налоговой ставки, когда государство доплачивает наиболее уязвимым группам, или он будет натурализован с помощью услуг здравоохранения.

Многие экономисты считают социальное государство опасным, потому что оно начинает забирать больше полномочий, гораздо жестче регулирует рынки и повышает налоги, что может тормозить экономический рост. По словам Григория Юдина, выбор между государством и рынком — это миф. Он считает, что неолиберальные реформы — это усиление и государства, и рынка одновременно, что означает рост бюрократии, какой мы, например, наблюдаем в США. Описанная ранее децентрализация и ориентация на местные сообщества может стать ответом на этот вызов.

«Более того, децентрализация и социальное государство предполагают возвращение власти профессионалам. Неолиберализм пользуется универсальной моделью управления и считает, что одни и те же техники коммерческого управления работают везде, вне зависимости от специфики области. Поэтому в больницах вся власть сосредоточена у небольшого числа бюрократов, и редко кто из них является профессионалом. То же самое и в образовании. Поэтому возвращение социального государства — это возвращение власти профессионалам и сокращение власти бюрократов».

Возвращение социального государства (или государства всеобщего благосостояния) после пандемии COVID-19 с высокой вероятностью можно назвать неизбежным. Но главный вопрос в том, какие формы оно будет принимать - более демократичные с большим включением граждан в управление страной или, наоборот, автократические и технологичные - с системами контроля и меньшим количеством прав на принятие решений.

banner_wsj.gif

1514 просмотров

Кибербезопасность в эпоху пандемии

Кризис создал новые киберугрозы. Как с ними бороться?

Фото: Shutterstock/ozrimoz

Каждый год команда антивирусных исследователей «Лаборатории Касперского» выпускает несколько отчетов о ситуации с различными киберугрозами: финансовым вредоносным ПО, веб-атаками, эксплойтами и другими. Пандемия COVID-19 так или иначе повлияла на всех нас, и было бы удивительно, если бы киберпреступники оказались исключением.

Первое, на что мы обратили внимание — удаленная работа. По мере роста использования инструментов для удаленного доступа (серверы, специализированное ПО) стало увеличиваться и количество атак на эти инструменты. В частности, в конце апреля 2020 года среднесуточное количество bruteforce-атак на серверы баз данных выросло на 23% по сравнению с январем того же года.

С переходом на удаленный образ жизни возросла и развлекательная онлайн-активность пользователей. Причем так сильно, что популярные видеосервисы, например YouTube, объявили о снижении качества видео для уменьшения нагрузки на каналы связи. Киберпреступность же отреагировала ростом количества веб-угроз — среднесуточное количество срабатываний веб-антивируса у клиентов «Лаборатории Касперского» увеличилось с января на 25%.

Мобильные угрозы

Практически все наши личные данные находятся у нас в карманах — на смартфонах. С переходом на удаленную работу концепция BYOD (bring your own device) умерла – почти все наши личные устройства, по факту, стали корпоративными. Несмотря на то, что в целом количество мобильных угроз за последний год уменьшилось, можно выделить три типа, которые, напротив, укрепились.

Рекламное ПО (adware)

Рекламное ПО стало одной из основных мобильных угроз в 2019 году и заняло сразу четыре места в десятке лидеров, включая третье. Мобильное рекламное ПО в основном делает две вещи — пытается извлечь из устройства как можно больше данных для таргетированной рекламы — информацию о местоположении, историю поиска и посещений сайтов, список установленных приложений, и заваливает жертву рекламой, причем иногда смартфоном при этом становится практически невозможно пользоваться — полноэкранные баннеры постоянно перекрывают окно нужного приложения.

Коммерческое шпионское ПО (stalkerware)

В 2019 году росла популярность и коммерческих шпионских программ (stalkerware), которые, как и рекламные приложения, формально не зловреды. Коммерческое шпионское ПО способно извлекать и воровать огромное количество информации, например данные из мессенджеров и касания экрана (нажатия клавиш на экранной клавиатуре и так далее), поскольку оно использует доступ к разрешению под названием «специальные возможности».

Эксплуатация специальных возможностей (Accessibility services)

Специальные возможности — это API, разработанный компанией Google, который помогает людям с ограниченными возможностями пользоваться устройствами на базе Android. Приложения, получившие доступ к этому инструменту, могут взаимодействовать с интерфейсом открытых программ. Киберпреступники используют доступ к специальным возможностям, чтобы дать вредоносным приложениям разрешение действовать от лица пользователя — самостоятельно переводить деньги на счета киберпреступников, красть личные данных жертвы и так далее, ведь фактически эти функции позволяют приложению, имеющему соответствующее разрешение, вести себя как еще один пользователь на телефоне.

Как обезопасить себя от мобильных угроз

  • Не устанавливайте приложения из неизвестных источников.
  • Проверяйте разрешения установленных приложений и тщательно взвешивайте, стоит ли давать конкретной программе те или иные права
  • Используйте защитное решение, способное обнаруживать вредоносные и рекламные приложения до того, как они начнут хозяйничать на вашем устройстве. 

Вам будет интересно: Развитие информационных угроз в первом квартале 2020 года

Как выжить онлайн в эпоху пандемии

Вся жизнь перенеслась в Интернет, и резкая цифровизация нашей жизни не осталась незамеченной киберпреступниками.

Просмотр контента

Чтобы справиться с резко возросшей нагрузкой на серверы, некоторые крупные компании снизили качество видео. Не все пользователи захотят с этим мириться, однако тот, кто в поисках фильмов и игр уходит с легальных сервисов, рискует попасть в руки киберпреступников.

Советуем набраться терпения и следовать нашим рекомендациям:

  • Используйте проверенные сервисы, на которые вы давно подписаны. Обращайте внимание на адреса сайтов, перед тем как скачивать файлы.
  • Обращайте внимание на расширение файлов. К примеру, если имя загруженного видеоролика заканчивается на .exe — внутри наверняка что-то опасное, и открывать его не следует.
  • Будьте осторожны с торрент-трекерами. Обязательно читайте комментарии к файлам, прежде чем начать загрузку. Если в них есть что-то подозрительное — лучше такой файл не скачивать.
  • Защитите устройства, на которых смотрите контент, а также регулярно обновляйте операционную систему и приложения.
  • Не ходите на сайты, где обещают показать фильмы, которых еще не должно быть в онлайне. Скорее всего, ваше желание посмотреть новинку используют, чтобы развести вас на деньги (а фильм в итоге так и не покажут).
  • Старайтесь не сохранять данные карты в сервисах, продающих фильмы и игры, — так вы защититесь от потерь, если вашу учетную запись взломают.
  • Придумайте сложный пароль, уникальный для каждого сервиса, которым вы пользуетесь.

Онлайн-покупки

Спрос на покупки в онлайн-магазинах резко вырос. Во время пиков покупательской активности количество вредоносного ПО и фишинговых атак, связанных с интернет-шопингом, всегда растет.

  • С осторожностью относитесь к слишком заманчивым предложениям;
  • Не переходите по ссылкам из писем, вбейте адрес магазина или компании в браузере и проверьте спецпредложения на официальном сайте;
  • На странице оплаты следите, чтобы в адресной строке был символ замка.
  • Не сохраняйте на сайте данные банковских карт;
  • Защитите устройства, на которых делаете онлайн-покупки, а также регулярно обновляйте операционную систему и приложения;
  • Используйте уникальный сложный пароль для каждой учетной записи.


Вам будет интересно: Онлайн-приватность в 5 шагов

Как коронавирус повлиял на рабочий процесс

Оборудование

Для обеспечения корпоративной безопасности крайне важно понимать, с какого оборудования работают ваши удаленные сотрудники и как они это делают. Одно дело, если они используют выданный компанией ноутбук для решения только рабочих задач, а другое — если у них для всего один домашний компьютер, безопасность которого под большим вопросом. 

Более двух третей респондентов (68%) используют персональные компьютеры, и на машине, работающей с корпоративными данными, подключающейся к инфраструктуре компании, может твориться что угодно. Например, 33% опрошенных посещают сайты с контентом для взрослых именно используя личный компьютер, на котором и работают. 

Связь

Из-за необходимости доступа сотрудников к внутренним системам многим компаниям пришлось срочно устанавливать софт для удаленного доступа. Поэтому, например, с начала марта 2020 количество атак на незакрытые порты RDP, самого популярного протокола для удаленного подключения, скачкообразно увеличилось во всем мире.

Подключая домашний компьютер к корпоративной сети удаленно, сотрудники часто не думают о прочем оборудовании, подключенном к их домашнему роутеру. Неизвестно, насколько надежен роутер и не скомпрометирован ли он какими-нибудь злоумышленниками. Обе проблемы решаются при помощи технологии VPN — рабочий компьютер общается с корпоративной сетью по защищенному каналу. Но почему-то только 53% сотрудников используют VPN для подключения к сетям компании.

Какие ошибки в целом свойственны бизнесу в это время

Пароли на стикерах

Пароли от всяких общих для организации ресурсов довольно часто оказываются на стикерах, приклеенных к мониторам сотрудников, где  любой случайный посетитель офиса может их увидеть. Чаще всего результатом такой небрежности бывает кража либо информации, либо денег.

Общие пароли

Когда у каких-то особо доверенных сотрудников прав доступа больше, чем у других, они так и норовят  поделиться паролями с коллегой. А потом обиженный или уволенный сотрудник знает чужие пароли и может натворить дел.

Слишком простые пароли

Если пароль от почты вашего бухгалтера выглядит как password123, то простым перебором он взламывается на обычном домашнем компьютере примерно за 6 секунд. А вот если это P’@’s’s’w’0’r’d или что-то в этом духе, то на подбор такого пароля потребуется гораздо больше времени — более 3 000 лет. Правда, даже у сложных паролей есть шанс утечь, поэтому везде, где можно включить двухфакторную аутентификацию, ее нужно активировать — она защитит даже в случае утечки.

Отсутствие бэкапов

Ваши базы данных, бухгалтерская документация, важные таблицы и необходимые документы где-то хранятся — на личном компьютере или на сервере. Их надо регулярно куда-то копировать, при этом делать бэкапы всегда лень, все переносят это на завтра, откладывают как могут. 

Забытые права доступа

Допустим, сотрудник, работавший над сайтом, не сошелся с его владельцами в видении планов развития и распределения бюджета, обиделся и решил уйти. А уходя, начисто стер целый раздел, а еще и уничтожил макеты дизайна на общем сервере, к которым имел доступ. Чтобы избежать таких инцидентов, лучше давать сотрудникам доступ только к тем ресурсам, которые нужны для непосредственной работы, а при увольнении не забывать своевременно все их отзывать.

Настройки по умолчанию

Даже в булочной есть роутер. Во всяком случае, если там работает безналичный расчет. Его кто-нибудь настраивал? Скорее всего, только провайдер, который задал нужные для себя параметры, а все остальное оставил как было. Это значит, что в роутер, например, можно войти с дефолтными логином и паролем администратора. На всех сетевых устройствах настройки по умолчанию менять жизненно важно.

Отсутствие антивируса

Очень распространенные мнения:

  • мы слишком малы, чтобы быть целью для атаки.
  • я умный, все делаю правильно и безопасно, поэтому со мной точно не случится ничего плохого.
  • я не пользуюсь Windows, у меня macOS, так что зараза мне не страшна.

Быть умным или использовать более защищенную систему, под которую в принципе написано меньше вирусов, — это хорошо. Но, во-первых, умными должны быть и все ваши сотрудники, а во-вторых, опасны не только вирусы. Есть еще как минимум фишинг, грозящий всем, включая любителей яблочной техники.

Как перестать ходить по граблям в отдельно взятой компании

Чтобы ваш бизнес не пострадал ни от кибератаки, ни от небрежности сотрудника, ни от непредвиденных обстоятельств, мы рекомендуем:

  • Обучать сотрудников основам цифровой грамотности: не открывать файлы, присланные незнакомцами; не ходить по ссылкам, ведущим не пойми куда, хранить конфиденциальные данные только в надежных облачных сервисах с включенной двухфакторной аутентификацией; не загружать программы с торрентов, и так далее.
  • Делать резервные копии важных данных и регулярно обновлять прошивки и версии программ. Это минимизирует количество дыр в системе и софте, через которые кто-нибудь незваный может влезть в вашу сеть.
  • Использовать надежное защитное решение, созданное специально для микробизнеса и предпринимателей, простое в настройке и защищающее от вредоносного ПО, шифровальщиков и онлайн-мошенничества.


Готовы ли ваши сотрудники к удаленной работе

Сотрудник — слабое звено в любой системе корпоративной безопасности. Это подтвердит каждый специалист, отвечающий за защиту информационных систем. Когда люди работают из офиса, часть урона принимают на себя защитные системы и сотрудники отдела безопасности. Но если сотрудник перешел в режим работы из дома, то должен сам следить за вещами, в которых раньше полагался на других. И вот тут степень его осведомленности начинает играть куда более важную роль.

На чем работает ваш сотрудник, уйдя на удаленную работу? На служебном ноутбуке, напичканном корпоративными политиками? Отлично, но расслабляться рано — теперь этот ноутбук живет в чужой домашней сети, и неизвестно, через какой роутер он подключен, кто настраивал это устройство и какой на нем пароль, а также какие устройства подключены к этой сети. На личном домашнем компьютере? Вы не знаете, кто имеет к нему доступ, что за защитное решение там используется и следит ли кто-нибудь за обновлением операционной системы. Понимать, какие данные можно пересылать по незащищенным каналам, а какие не стоит, должен каждый.

Еще один момент, о котором должны помнить и удаленно работающие сотрудники, и IT-специалисты: киберпреступники пытаются воспользоваться сложившейся ситуацией. Некоторые злоумышленники пытаются провести атаки, надеясь, что в связи с возросшим из-за удаленки потоком корреспонденции их письма примут за подлинные. Наши защитные технологии регистрируют постоянное сканирование корпоративной инфраструктуры извне в поисках незакрытых RDP-портов — это повод удвоить бдительность.

Как обучить сотрудников в условиях удаленки

Кто-то должен донести до сотрудников мысль, что теперь на них лежит гораздо большая ответственность с точки зрения информационной безопасности. Возможно, вам она кажется очевидной, но множество людей просто не задумываются об этом. Рекомендуем вам обратить внимание на удаленное обучение информационной безопасности на платформе Kaspersky Automated Security Awareness. Она позволяет не просто рассказать сотрудникам о современных угрозах, но и привить им практические навыки борьбы с ними. 

Вам будет интересно: Известные проблемы в приложениях для видеоконференций

Кроме того, наши специалисты по обучению создали дополнительный бесплатный модуль, состоящий из двух частей – как организовать безопасную и комфортную удаленную работу, и как минимизировать риск заражения COVID-19.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png