Перейти к основному содержанию

374 просмотра

«Паразиты» прописались в истории наград премии «Оскар»

Впервые высшую награду получила картина не на английском языке

Фото: People

На 92-й церемонии вручения наград премии Американской кино­академии в номинации «Лучший фильм» победил южнокорейский фильм «Паразиты». Фильм, в котором сплетаются интрига, юмор и боль, рассказывает историю двух семей – двух миров, разделенных социально-экономическим статусом. В тот вечер историческая победа «Паразитов» принесла им четвертую статуэтку.

За всю историю премии «Оскар» на «Лучший фильм» было номинировано только 10 неанглоязычных фильмов. «Паразиты» также выиграли в номинациях «Лучший иностранный художественный фильм» (прежде эта категория называлась «Лучший фильм на иностранном языке») и «Лучший оригинальный сценарий», а режиссер фильма Пон Чжун Хо выиграл награду за лучшую режиссерскую работу. В одной из своих благодарственных речей он выразил признательность другим режиссерам-номинантам, включая Квентина Тарантино и Мартина Скорсезе, чей исторический фильм «Ирландец» был номинирован в 10 категориях, но не выиграл ни в одной из них.

Южнокорейский триллер в гонке за звание «Лучшего фильма» неожиданно обошел сильных соперников, особенно «1917», который стал кассовым хитом и завоевал множество других кинонаград, включая BAFTA. Драма о Первой мировой войне режиссера Сэма Мендеса выиграла три «Оскара»: за лучшую операторскую работу, лучший звук и лучшие визуальные эффекты.

Классовое отчуждение – больная тема нынешнего дня, благодаря чему «Паразиты» стали самым кассовым зарубежным фильмом прошлого года в США. В Голливуде у картины появились страстные поклонники, признавшие Пон Чжун Хо режиссером, который находится в своей лучшей форме. А после того как на церемонии вручения премии «Золотой глобус» режиссер призвал англоязычных зрителей не бояться «барьера из субтитров в один дюйм высотой», фильм на корейском языке получил признание и членов жюри «Оскара».

За роль Джуди Гарленд Рене Зеллвегер (Джуди) получила награду «Лучшая актриса», спустя 16 лет после своего первого «Оскара» за роль второго плана в «Холодной горе».

Награду «Лучший актер» получил Хоакин Феникс («Джокер»), который сбросил 24 кг и научился имитировать непроизвольный смех ради роли психически больного человека, все глубже увязающего в насилии.

Брэд Питт победил в номинации «Лучший актер второго плана» за фильм «Однажды в… Голливуде». В фильме Тарантино он играет Клиффа Бута, невозмутимого дублера-каскадера. Это первая победа Питта в качестве актера (он получил премию «Оскар» как один из продюсеров фильма «12 лет рабства»).

Лора Дерн – еще один ветеран Голливуда – выиграла награду «Лучшая актриса второго плана» за роль непреклонного адвоката по разводам в фильме «Брачная история». Это первый «Оскар» Дерн, которая была фаворитом на победу в номинации. Она посвятила победу своим вдохновителям и родителям – актерам Брюсу Дерну и Дайан Ладд.

Награду за лучший адаптированный сценарий получил Тайка Вайтити, новозеландский сценарист и режиссер фильма «Кролик Джоджо». Это комедийно-драматический фильм о мальчике, чей лучший друг – воображаемый Адольф Гитлер. Действие фильма, основанного на романе Кристины Люненс «Небеса в клетку», происходит в Германии времен Второй мировой войны.
 
Хотя «Джокер» лидировал по числу номинаций – 11, в итоге он получил только две награды. Композитор фильма Хильдур Гуднадоуттир победила в категории «Лучшая музыка к фильму». Режиссер «Джокера» Тодд Филипс признал, что напряженная виолончельная музыка Гуднадоут­тир сформировала ключевые сцены фильма. Исландка обошла мэтров Джона Уильямса, Александра Деспла, а также Томаса Ньюмана, который сочинил музыку к фильму «1917» и был номинирован на «Оскар» уже 15 раз, но ни разу не выиграл.

Легендарный творческий дуэт композитора Элтона Джона и песенника Берни Топина получил первый совместный «Оскар» за песню (I’m Gonna) Love Me Again, написанную для биографического фильма об Элтоне Джоне «Рокетмен». По словам Топина, эта награда «оправдывает те 53 года, что они вместе создают музыку».

«Американская фабрика» от Netflix, показывающая жизнь работников и управляющих китайской фабрики в Огайо, получила награду как лучший документальный полнометражный фильм. Среди спонсоров фильма была в том числе и продюсерская компания Барака и Мишель Обамы Higher Ground. «Оскар» за фильм был вручен продюсеру Джеффу Райхерту и режиссерам Стивену Богнару и Джулии Райхерт.

С учетом победы Лоры Дерн («Брачная история») в целом Netflix выиграл только в двух номинациях из 24, где были представлены фильмы стримингового сервиса. Учитывая, что Netflix обходили вниманием и на предыдущих церемониях, возникает вопрос: нет ли у голливудского жюри предубеждения против гиганта стриминга (или его широкомасштабных «оскаровских» рекламных кампаний), или же все объясняется причудами системы награждения?

Нэнси Хэй и Барбара Линг, в подробностях воссоздавшие Голливуд 1969 года для фильма «Однажды в… Голливуде», получили награду за лучшую работу художников-постановщиков. Художница по костюмам Жаклин Дюрран победила в категории «Лучший дизайн костюмов» за работу в фильме «Маленькие женщины». В номинации «Лучший грим и прически» победили стилисты и визажисты Кадзу Хиро, Энн Морган и Вивиан Бейкер, которые помогли Шарлиз Терон перевоплотиться в журналистку Мегин Келли для фильма «Скандал».

Звание «Лучшего анимационного полнометражного фильма» выиграла «История игрушек-4». С тех пор как эта категория была введена в 2002 году, студия Pixar одержала в ней уже 10 побед – больше, чем все остальные анимационные студии вместе взятые.
 
Церемонию открыло большое музыкальное представление с участием певицы и актрисы Жанель Монэ. Сначала она отдала дань уважения «мистеру Роджерсу» – покойному Фреду Роджерсу, которому посвящен недавний фильм «Прекрасный день по соседству». В песенно-танцевальном номере Монэ содержались отсылки и к тем, кто не получил никаких наград, в том числе к режиссерам-женщинам. В этом году на премию «Оскар» не была номинирована ни одна из них. 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

455 просмотров

Как устроена индустрия сериалов в Казахстане

Наш постоянный автор Константин Козлов рассказывает о том, почему отечественным лентам сложно конкурировать с продукцией западных коллег

Фото: Shuttterstock

Количественный рост сериалов отечественного производства сегодня заметен многим. Если еще 8-10 лет назад телеканалы выпускали по 3-4 отечественных сериала в год, то сегодня все каналы обзавелись полноценной линейкой, которая забивается в течение всего телесезона исключительно казахстанской продукцией. При этом сериалов-событий в телеэфире не было уже долгие годы. Почему же количество сериалов никак не влияет на их качество? 

Для начала стоит оговориться, что сериальный рынок Казахстана абсолютно не похож на сериальные рынки даже России и Украины, не говоря уже о Европе или Америке. Скажем, в крупных европейских «сериальных державах» – Франции, Испании, Германии, Польше – как правило, сериалы производят сами телеканалы, выделяя на них собственные бюджеты, а затем «отбивают» затраты на них при помощи рекламы, а также благодаря экспорту снятой продукции в десятки стран. 

Благо в качестве снимаемых этими странами лент мало кто сомневается, поэтому и спрос вне этих стран не снижается. В России такая модель действует лишь частично. Однако так или иначе деньги в сериалы вкладываются государственные: либо напрямую – выделяя деньги первым двум каналам, либо опосредованно – через компании вроде «Газпром-Медиа». 

В Казахстане сериальную индустрию рынком вообще назвать довольно сложно. Это сугубо дотационная отрасль. Абсолютно все средства, на которые снимаются телевизионные сериалы, выделяются через государство. Деньги на сериалы распространяет Министерство информации и общественного развития через госзаказ. 

«Бюджет одной серии, выделяемой на один «штатный» сериал, составляет от 2-3 млн тенге за одну серию. Если это сериал сложнопостановочный, то его бюджет от $7 до $10 млн за серию. Как правило, деньги на сложнопостановочные сериалы выделяет министерство культуры, так как это имиджевые проекты, – рассказывает режиссер и продюсер Канагат Мустафин. – В целом в год средства выделяются примерно на 200-250 серий. При этом все еще зависит от жанра. Кому-то выделяются деньги на 8-серийную историю, кому-то – на 12-16-20 серийную, а кому-то и на длинную мыльную оперу в 100 серий». 

По словам Канагата Мустафина, телеканалы выполняют роль своего рода операторов – через них распределяются деньги от министерства, а уже каналы принимают решение, какой из студий отдать изготовление сериала на аутсорсинг. Продюсер отмечают, что система получения доходов от канала довольно сложна и как таковой единой ее не существует. Как правило, рекламу на телевидении размещает агентство – и даже если оно создано при телевизионном канале, департаменты производства сериалов и рекламы почти никак не связаны. 

Рекламное время в сериальной линейке почти не отличается по стоимости от размещения ее в другое время. Есть и другая проблема – эти расценки были установлены почти 10 лет назад, а инфляция и рост цен не стоят на месте. 

В полном метре – ситуация более гибкая. Девальвация 2015 года несколько сбила цены, «натренировала» продюсеров. В частности, сроки съемочного периода полнометражных фильмов значительно сократились. Если раньше они составляли 2-3 месяца, то сегодня это максимум месяц – от 15 до 25 съемочных смен. 

Снимать даже самый короткий восьми- или десятисерийный сериал приходится гораздо в более длинные сроки. Отсюда и соответствующие траты. Руководители каналов и студий не могут пролоббировать пересмотр бюджетов, выделяемых на сериалы. При том, что качества сериалов каналы требуют чуть ли не уровня НВО и «Нетфликса». А любые возмущения, как правило, заканчиваются традиционным «незаменимых у нас нет» и «свято место пусто не бывает». 

О подобной картине говорят почти все режиссеры и продюсеры, сталкивавшиеся с производством отечественных сериалов, но мало кто решается говорить об этом от первого лица. Более того, одно из последних «новшеств» сериальной индустрии – частичная отмена авансовой системы при производстве сериалов.

Если раньше на сериал давался авансом либо весь бюджет, либо две его трети, а остальная часть тогда, когда продукт будет принят каналом, то теперь последний транш зависит от того, какие рейтинги покажет сериал. Мотивация у создателей снижается. Отсюда и соответствующее качество сериалов. 

К сожалению, все сколько-нибудь умеющие делать профессиональный продукт режиссеры, продюсеры и операторы ушли в «полный метр», где и бюджеты побольше, и возможности для творческой реализации лучше. 

В результате сериалы сегодня все чаще снимают вчерашние выпускники творческих вузов, у которых в активе в лучшем случае работа ассистентом режиссера на полнометражном проекте. И у телеканалов нет особого рвения менять эту ситуацию. Свой зритель у этой продукции сегодня есть, и сериал он посмотрит в любом случае. А следующий госзаказ все равно будет получен, вне зависимости от того, какого качества сериал будет снят.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif