Перейти к основному содержанию

273 просмотра

Как иностранцы могут «спасти» казахстанский кинематограф

И помочь ему занять достойное место на международном рынке

Фото: Shutterstock.com

Копродукция сегодня для казахстанского кино – единственный шанс вырваться в международный прокат, а, стало быть, и получать сборы не только со своей аудитории, но и с зарубежной. Однако опыт копродукции в отечественном кино небогатый и в основном сводится к авторским фильмам. Почему же даже копродукционное казахстанское кино не может пробиться на международный экран? 

Стоит отметить, что копродукция в кино бывает разной. Для непосвященного глаза самый яркий вид копродукции – это когда в одном кинофильме принимают участие актеры из разных стран. Впрочем, такой вид сотрудничества даже не всегда можно назвать копродукцией – чаще всего это просто маркетинговые и рекламные ходы, дабы с помощью узнаваемого «брендового» лица из другой страны попасть на киноэкраны этой самой страны. Прием работает «через раз». 

В истории казахстанского кино самый удачный пример подобного трюка – это привлечение известного российского актера Владимира Вдовиченкова в казахстанский фильм «Рэкетир» в 2007 году. Тогда это помогло вывести картину в российский кинопрокат, пускай и «вторым экраном» в регионах, и довести сборы в кинотеатрах до $1,2 млн. Для 2007 года, когда казахстанских кинокартин даже в нашем прокате вообще не было (о российском речи и вовсе не шло), эта сумма была баснословной. 

Полноценная же копродукция – это, в первую очередь, паевое вложение средств в проект кинокомпаниями, а иногда и правительствами разных стран. Идеальный вариант – вложение 50 на 50 или в равных долях, если сторон больше двух и можно рассчитывать на полноценный кинопрокат во всех странах, чьи резиденты вложили средства в производство фильма. 

Как правило, именно на такую копродукцию и рассчитывают продюсеры, желая пробиться на зарубежные экраны, а стало быть, и увеличить сборы. Надо сказать, на рубеже «нулевых» и десятых такую политику активно продвигал и «Казахфильм», и независимые киностудии. Самых громких успехов в этом направлении достигли фильмы типа «Монгола» Сергея Бодрова – совместное производство Казахстана, России, Монголии и Германии, который стал номинантом на премию «Оскар» в 2007 году от Казахстана. 

Также можно вспомнить российско-казахстанский фильм «Ирония любви» производства студий «Казахфильм» и «Интерфест», который благодаря прокату в двух странах сумел окупить двухмиллионный бюджет и принести доход еще в $2 млн. Этот успех тогда вдохновил многих, и совместные проекты начали снимать один за другим, однако эти успехи так и не удалось повторить. 

«Сейчас тренд на то, что публика в любой стране, и в Казахстане в частности, хочет смотреть фильмы о самих себе, о своих проблемах, о своей истории», – рассказывает маркетолог, специалист по кинопрокату Анна Дармодехина

Дармодехина уверена, что сейчас молодому поколению зрителей уже неинтересно взирать на попытки наших режиссеров догнать и переплюнуть Запад в попытках сделать «как у них». Напротив, от своих режиссеров требуются работы на внутреннюю проблематику и неважно, в каком направлении: героическое прошлое или сложное настоящее. 

Режиссер и продюсер Ахат Ибраев говорит, что настоящего успеха на международном рынке Казахстану не достичь без участия в дистрибуции своих проектов. 

«Пока нас только минимально допустили участвовать в дистрибуции через кинорынки и кинофестивали, где более-менее знают о наших авторских фильмах, – считает Ахат Ибраев. – Но обычно, если продюсеры и дистрибьюторы интересуются казахстанской картиной, максимум, что могут делать наши режиссеры и продюсеры – это просто продать права на международный прокат. Далее в прокатной судьбе своей картины они участвовать никак не могут». 

По словам продюсера, европейские и американские партнеры не нуждаются в финансах, которое может предложить наше государство. Их интересуют идеи, но самое главное – люди, а точнее сказать, лица. 

Пока в Казахстане не открылись филиалы международных талант-агентств (WMA). Именно эти агентства формируют систему продвижения лиц, которые создают копродукционные проекты, и не пользуясь инструментами, которые представляют эти агентства, мы просто полагаемся на удачу. 

Впрочем, в одном виде копродукции Казахстан более-менее поднаторел. Это организация натурных съемок. Казахстан в целом и Алматинская область в частности обладают богатой натурой для создания самых разных пейзажей. 

Особенно ценят окрестности реки Или россияне, привыкшие здесь снимать фильмы и сериалы, действие которых разворачивается в Афганистане или Таджикистане. В Казахстане уже имеются специалисты, которые готовы организовать съемки по весьма сходным ценам (обычно укладываются в несколько сот тысяч долларов) и при участии высококлассных квалифицированных киноспециалистов. И это направление сейчас будут использовать гораздо активнее, так как в Законе о кино, который был принят полтора года назад, заложена норма о рибейте – возврате государством определенного процента затраченного на съемки на территории Казахстана. 

Сейчас эта норма, согласно законодательству, определена в 30% от бюджета, и рассчитывается, что это поможет привлечь потенциальных инвесторов для сотрудничества. Насколько приманка сработает, можно будет судить уже этим летом, когда начнется большой съемочный сезон. 

209 просмотров

«Паразиты» прописались в истории наград премии «Оскар»

Впервые высшую награду получила картина не на английском языке

Фото: People

На 92-й церемонии вручения наград премии Американской кино­академии в номинации «Лучший фильм» победил южнокорейский фильм «Паразиты». Фильм, в котором сплетаются интрига, юмор и боль, рассказывает историю двух семей – двух миров, разделенных социально-экономическим статусом. В тот вечер историческая победа «Паразитов» принесла им четвертую статуэтку.

За всю историю премии «Оскар» на «Лучший фильм» было номинировано только 10 неанглоязычных фильмов. «Паразиты» также выиграли в номинациях «Лучший иностранный художественный фильм» (прежде эта категория называлась «Лучший фильм на иностранном языке») и «Лучший оригинальный сценарий», а режиссер фильма Пон Чжун Хо выиграл награду за лучшую режиссерскую работу. В одной из своих благодарственных речей он выразил признательность другим режиссерам-номинантам, включая Квентина Тарантино и Мартина Скорсезе, чей исторический фильм «Ирландец» был номинирован в 10 категориях, но не выиграл ни в одной из них.

Южнокорейский триллер в гонке за звание «Лучшего фильма» неожиданно обошел сильных соперников, особенно «1917», который стал кассовым хитом и завоевал множество других кинонаград, включая BAFTA. Драма о Первой мировой войне режиссера Сэма Мендеса выиграла три «Оскара»: за лучшую операторскую работу, лучший звук и лучшие визуальные эффекты.

Классовое отчуждение – больная тема нынешнего дня, благодаря чему «Паразиты» стали самым кассовым зарубежным фильмом прошлого года в США. В Голливуде у картины появились страстные поклонники, признавшие Пон Чжун Хо режиссером, который находится в своей лучшей форме. А после того как на церемонии вручения премии «Золотой глобус» режиссер призвал англоязычных зрителей не бояться «барьера из субтитров в один дюйм высотой», фильм на корейском языке получил признание и членов жюри «Оскара».

За роль Джуди Гарленд Рене Зеллвегер (Джуди) получила награду «Лучшая актриса», спустя 16 лет после своего первого «Оскара» за роль второго плана в «Холодной горе».

Награду «Лучший актер» получил Хоакин Феникс («Джокер»), который сбросил 24 кг и научился имитировать непроизвольный смех ради роли психически больного человека, все глубже увязающего в насилии.

Брэд Питт победил в номинации «Лучший актер второго плана» за фильм «Однажды в… Голливуде». В фильме Тарантино он играет Клиффа Бута, невозмутимого дублера-каскадера. Это первая победа Питта в качестве актера (он получил премию «Оскар» как один из продюсеров фильма «12 лет рабства»).

Лора Дерн – еще один ветеран Голливуда – выиграла награду «Лучшая актриса второго плана» за роль непреклонного адвоката по разводам в фильме «Брачная история». Это первый «Оскар» Дерн, которая была фаворитом на победу в номинации. Она посвятила победу своим вдохновителям и родителям – актерам Брюсу Дерну и Дайан Ладд.

Награду за лучший адаптированный сценарий получил Тайка Вайтити, новозеландский сценарист и режиссер фильма «Кролик Джоджо». Это комедийно-драматический фильм о мальчике, чей лучший друг – воображаемый Адольф Гитлер. Действие фильма, основанного на романе Кристины Люненс «Небеса в клетку», происходит в Германии времен Второй мировой войны.
 
Хотя «Джокер» лидировал по числу номинаций – 11, в итоге он получил только две награды. Композитор фильма Хильдур Гуднадоуттир победила в категории «Лучшая музыка к фильму». Режиссер «Джокера» Тодд Филипс признал, что напряженная виолончельная музыка Гуднадоут­тир сформировала ключевые сцены фильма. Исландка обошла мэтров Джона Уильямса, Александра Деспла, а также Томаса Ньюмана, который сочинил музыку к фильму «1917» и был номинирован на «Оскар» уже 15 раз, но ни разу не выиграл.

Легендарный творческий дуэт композитора Элтона Джона и песенника Берни Топина получил первый совместный «Оскар» за песню (I’m Gonna) Love Me Again, написанную для биографического фильма об Элтоне Джоне «Рокетмен». По словам Топина, эта награда «оправдывает те 53 года, что они вместе создают музыку».

«Американская фабрика» от Netflix, показывающая жизнь работников и управляющих китайской фабрики в Огайо, получила награду как лучший документальный полнометражный фильм. Среди спонсоров фильма была в том числе и продюсерская компания Барака и Мишель Обамы Higher Ground. «Оскар» за фильм был вручен продюсеру Джеффу Райхерту и режиссерам Стивену Богнару и Джулии Райхерт.

С учетом победы Лоры Дерн («Брачная история») в целом Netflix выиграл только в двух номинациях из 24, где были представлены фильмы стримингового сервиса. Учитывая, что Netflix обходили вниманием и на предыдущих церемониях, возникает вопрос: нет ли у голливудского жюри предубеждения против гиганта стриминга (или его широкомасштабных «оскаровских» рекламных кампаний), или же все объясняется причудами системы награждения?

Нэнси Хэй и Барбара Линг, в подробностях воссоздавшие Голливуд 1969 года для фильма «Однажды в… Голливуде», получили награду за лучшую работу художников-постановщиков. Художница по костюмам Жаклин Дюрран победила в категории «Лучший дизайн костюмов» за работу в фильме «Маленькие женщины». В номинации «Лучший грим и прически» победили стилисты и визажисты Кадзу Хиро, Энн Морган и Вивиан Бейкер, которые помогли Шарлиз Терон перевоплотиться в журналистку Мегин Келли для фильма «Скандал».

Звание «Лучшего анимационного полнометражного фильма» выиграла «История игрушек-4». С тех пор как эта категория была введена в 2002 году, студия Pixar одержала в ней уже 10 побед – больше, чем все остальные анимационные студии вместе взятые.
 
Церемонию открыло большое музыкальное представление с участием певицы и актрисы Жанель Монэ. Сначала она отдала дань уважения «мистеру Роджерсу» – покойному Фреду Роджерсу, которому посвящен недавний фильм «Прекрасный день по соседству». В песенно-танцевальном номере Монэ содержались отсылки и к тем, кто не получил никаких наград, в том числе к режиссерам-женщинам. В этом году на премию «Оскар» не была номинирована ни одна из них. 

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif