Перейти к основному содержанию

438 просмотров

Как иностранцы могут «спасти» казахстанский кинематограф

И помочь ему занять достойное место на международном рынке

Фото: Shutterstock.com

Копродукция сегодня для казахстанского кино – единственный шанс вырваться в международный прокат, а, стало быть, и получать сборы не только со своей аудитории, но и с зарубежной. Однако опыт копродукции в отечественном кино небогатый и в основном сводится к авторским фильмам. Почему же даже копродукционное казахстанское кино не может пробиться на международный экран? 

Стоит отметить, что копродукция в кино бывает разной. Для непосвященного глаза самый яркий вид копродукции – это когда в одном кинофильме принимают участие актеры из разных стран. Впрочем, такой вид сотрудничества даже не всегда можно назвать копродукцией – чаще всего это просто маркетинговые и рекламные ходы, дабы с помощью узнаваемого «брендового» лица из другой страны попасть на киноэкраны этой самой страны. Прием работает «через раз». 

В истории казахстанского кино самый удачный пример подобного трюка – это привлечение известного российского актера Владимира Вдовиченкова в казахстанский фильм «Рэкетир» в 2007 году. Тогда это помогло вывести картину в российский кинопрокат, пускай и «вторым экраном» в регионах, и довести сборы в кинотеатрах до $1,2 млн. Для 2007 года, когда казахстанских кинокартин даже в нашем прокате вообще не было (о российском речи и вовсе не шло), эта сумма была баснословной. 

Полноценная же копродукция – это, в первую очередь, паевое вложение средств в проект кинокомпаниями, а иногда и правительствами разных стран. Идеальный вариант – вложение 50 на 50 или в равных долях, если сторон больше двух и можно рассчитывать на полноценный кинопрокат во всех странах, чьи резиденты вложили средства в производство фильма. 

Как правило, именно на такую копродукцию и рассчитывают продюсеры, желая пробиться на зарубежные экраны, а стало быть, и увеличить сборы. Надо сказать, на рубеже «нулевых» и десятых такую политику активно продвигал и «Казахфильм», и независимые киностудии. Самых громких успехов в этом направлении достигли фильмы типа «Монгола» Сергея Бодрова – совместное производство Казахстана, России, Монголии и Германии, который стал номинантом на премию «Оскар» в 2007 году от Казахстана. 

Также можно вспомнить российско-казахстанский фильм «Ирония любви» производства студий «Казахфильм» и «Интерфест», который благодаря прокату в двух странах сумел окупить двухмиллионный бюджет и принести доход еще в $2 млн. Этот успех тогда вдохновил многих, и совместные проекты начали снимать один за другим, однако эти успехи так и не удалось повторить. 

«Сейчас тренд на то, что публика в любой стране, и в Казахстане в частности, хочет смотреть фильмы о самих себе, о своих проблемах, о своей истории», – рассказывает маркетолог, специалист по кинопрокату Анна Дармодехина

Дармодехина уверена, что сейчас молодому поколению зрителей уже неинтересно взирать на попытки наших режиссеров догнать и переплюнуть Запад в попытках сделать «как у них». Напротив, от своих режиссеров требуются работы на внутреннюю проблематику и неважно, в каком направлении: героическое прошлое или сложное настоящее. 

Режиссер и продюсер Ахат Ибраев говорит, что настоящего успеха на международном рынке Казахстану не достичь без участия в дистрибуции своих проектов. 

«Пока нас только минимально допустили участвовать в дистрибуции через кинорынки и кинофестивали, где более-менее знают о наших авторских фильмах, – считает Ахат Ибраев. – Но обычно, если продюсеры и дистрибьюторы интересуются казахстанской картиной, максимум, что могут делать наши режиссеры и продюсеры – это просто продать права на международный прокат. Далее в прокатной судьбе своей картины они участвовать никак не могут». 

По словам продюсера, европейские и американские партнеры не нуждаются в финансах, которое может предложить наше государство. Их интересуют идеи, но самое главное – люди, а точнее сказать, лица. 

Пока в Казахстане не открылись филиалы международных талант-агентств (WMA). Именно эти агентства формируют систему продвижения лиц, которые создают копродукционные проекты, и не пользуясь инструментами, которые представляют эти агентства, мы просто полагаемся на удачу. 

Впрочем, в одном виде копродукции Казахстан более-менее поднаторел. Это организация натурных съемок. Казахстан в целом и Алматинская область в частности обладают богатой натурой для создания самых разных пейзажей. 

Особенно ценят окрестности реки Или россияне, привыкшие здесь снимать фильмы и сериалы, действие которых разворачивается в Афганистане или Таджикистане. В Казахстане уже имеются специалисты, которые готовы организовать съемки по весьма сходным ценам (обычно укладываются в несколько сот тысяч долларов) и при участии высококлассных квалифицированных киноспециалистов. И это направление сейчас будут использовать гораздо активнее, так как в Законе о кино, который был принят полтора года назад, заложена норма о рибейте – возврате государством определенного процента затраченного на съемки на территории Казахстана. 

Сейчас эта норма, согласно законодательству, определена в 30% от бюджета, и рассчитывается, что это поможет привлечь потенциальных инвесторов для сотрудничества. Насколько приманка сработает, можно будет судить уже этим летом, когда начнется большой съемочный сезон. 

banner_wsj.gif

455 просмотров

Как устроена индустрия сериалов в Казахстане

Наш постоянный автор Константин Козлов рассказывает о том, почему отечественным лентам сложно конкурировать с продукцией западных коллег

Фото: Shuttterstock

Количественный рост сериалов отечественного производства сегодня заметен многим. Если еще 8-10 лет назад телеканалы выпускали по 3-4 отечественных сериала в год, то сегодня все каналы обзавелись полноценной линейкой, которая забивается в течение всего телесезона исключительно казахстанской продукцией. При этом сериалов-событий в телеэфире не было уже долгие годы. Почему же количество сериалов никак не влияет на их качество? 

Для начала стоит оговориться, что сериальный рынок Казахстана абсолютно не похож на сериальные рынки даже России и Украины, не говоря уже о Европе или Америке. Скажем, в крупных европейских «сериальных державах» – Франции, Испании, Германии, Польше – как правило, сериалы производят сами телеканалы, выделяя на них собственные бюджеты, а затем «отбивают» затраты на них при помощи рекламы, а также благодаря экспорту снятой продукции в десятки стран. 

Благо в качестве снимаемых этими странами лент мало кто сомневается, поэтому и спрос вне этих стран не снижается. В России такая модель действует лишь частично. Однако так или иначе деньги в сериалы вкладываются государственные: либо напрямую – выделяя деньги первым двум каналам, либо опосредованно – через компании вроде «Газпром-Медиа». 

В Казахстане сериальную индустрию рынком вообще назвать довольно сложно. Это сугубо дотационная отрасль. Абсолютно все средства, на которые снимаются телевизионные сериалы, выделяются через государство. Деньги на сериалы распространяет Министерство информации и общественного развития через госзаказ. 

«Бюджет одной серии, выделяемой на один «штатный» сериал, составляет от 2-3 млн тенге за одну серию. Если это сериал сложнопостановочный, то его бюджет от $7 до $10 млн за серию. Как правило, деньги на сложнопостановочные сериалы выделяет министерство культуры, так как это имиджевые проекты, – рассказывает режиссер и продюсер Канагат Мустафин. – В целом в год средства выделяются примерно на 200-250 серий. При этом все еще зависит от жанра. Кому-то выделяются деньги на 8-серийную историю, кому-то – на 12-16-20 серийную, а кому-то и на длинную мыльную оперу в 100 серий». 

По словам Канагата Мустафина, телеканалы выполняют роль своего рода операторов – через них распределяются деньги от министерства, а уже каналы принимают решение, какой из студий отдать изготовление сериала на аутсорсинг. Продюсер отмечают, что система получения доходов от канала довольно сложна и как таковой единой ее не существует. Как правило, рекламу на телевидении размещает агентство – и даже если оно создано при телевизионном канале, департаменты производства сериалов и рекламы почти никак не связаны. 

Рекламное время в сериальной линейке почти не отличается по стоимости от размещения ее в другое время. Есть и другая проблема – эти расценки были установлены почти 10 лет назад, а инфляция и рост цен не стоят на месте. 

В полном метре – ситуация более гибкая. Девальвация 2015 года несколько сбила цены, «натренировала» продюсеров. В частности, сроки съемочного периода полнометражных фильмов значительно сократились. Если раньше они составляли 2-3 месяца, то сегодня это максимум месяц – от 15 до 25 съемочных смен. 

Снимать даже самый короткий восьми- или десятисерийный сериал приходится гораздо в более длинные сроки. Отсюда и соответствующие траты. Руководители каналов и студий не могут пролоббировать пересмотр бюджетов, выделяемых на сериалы. При том, что качества сериалов каналы требуют чуть ли не уровня НВО и «Нетфликса». А любые возмущения, как правило, заканчиваются традиционным «незаменимых у нас нет» и «свято место пусто не бывает». 

О подобной картине говорят почти все режиссеры и продюсеры, сталкивавшиеся с производством отечественных сериалов, но мало кто решается говорить об этом от первого лица. Более того, одно из последних «новшеств» сериальной индустрии – частичная отмена авансовой системы при производстве сериалов.

Если раньше на сериал давался авансом либо весь бюджет, либо две его трети, а остальная часть тогда, когда продукт будет принят каналом, то теперь последний транш зависит от того, какие рейтинги покажет сериал. Мотивация у создателей снижается. Отсюда и соответствующее качество сериалов. 

К сожалению, все сколько-нибудь умеющие делать профессиональный продукт режиссеры, продюсеры и операторы ушли в «полный метр», где и бюджеты побольше, и возможности для творческой реализации лучше. 

В результате сериалы сегодня все чаще снимают вчерашние выпускники творческих вузов, у которых в активе в лучшем случае работа ассистентом режиссера на полнометражном проекте. И у телеканалов нет особого рвения менять эту ситуацию. Свой зритель у этой продукции сегодня есть, и сериал он посмотрит в любом случае. А следующий госзаказ все равно будет получен, вне зависимости от того, какого качества сериал будет снят.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif