Перейти к основному содержанию

375 просмотров

Все, что вы хотели знать о горных лыжах

Смотрим тематические фильмы в компании эксперта

Фото: Shutterstock

История Золушки, Красавица и Чудовище, низвергающие богов герои – все это есть в фильмах, построенных на теме горнолыжного спорта. Но также в них зашифрованы отражения технологических и маркетинговых войн, бушующих на рынке горнолыжной экипировки. Увидеть их «Курсиву» помог эксперт Илья Иващенко, консультант Limpopo Outdoor.

Индустрию взрастили семейные предприятия

Лыжи или сноуборд? Классика или карвинг? Целина фрирайда или гладкий склон курорта? Тысячи лет назад, когда человек впервые встал на лыжи, такие споры не имели оснований. Пионеры освоения нового транспортного средства известны – о них свидетельствуют наскальные изображения в Норвегии. 

Европа остается мировым законодателем мод в горных лыжах по сей день, только эпицентр индустрии сместился южнее, в Альпы. В XX веке большое число европейских семейных предприятий, работающих в горнолыжной сфере, включилось в технологическую гонку. Этот процесс выкристаллизовал лучшее снаряжение, но семейный характер бизнеса сохранил лишь австрийский Fisher. Остальные предприятия выросли, акционировались и стали транснацио­нальными корпорациями.

Памятником той эпохе может служить фильм «Трое на снегу» (Drei Männer im Schnee, 1974, ФРГ). Кинематографисты выложили все козыри германской горнолыжной индустрии тех лет. В кадр попали ратраки, которые тогда еще были редкостью – специальные гусеничные машины, разглаживающие горнолыжные склоны для лучшего управления лыжами. Главный герой одет в специальный горнолыжный костюм – тоже новинка того времени, до начала 70-х специальной горнолыжной одежды по сути не существовало, а та, что была, создавалась скорее для подиумного дефиле. У героя есть горнолыжный шлем – массовое производство шлемов для горных лыж было налажено в 1973 году именно в Европе. До этого не существовало ни единого стандарта, ни требований по безопасности спортсменов, что при падениях на трассах приводило и к летальным исходам. Наконец, лыжи, ботинки и крепления, мелькающие в кадре, – все это производства фирмы, которой давно нет на рынке.

Хотя, судя по фильму, возможности для лыжников она предоставляла очень широкие. 

За лыжами… в кино

Лыжи и ботинки в горнолыжном спорте имеют решающее значение. Как их выбрать? Илья Иващенко советует посмотреть этап чемпионата мира по горным лыжам и выбрать любой из понравившихся брендов. Далее купить модель продвинутого уровня – и ее возможности обеспечат много лет лыжного прогресса.

Не любите спортивные мероприятия – пожалуйста, франко-швейцарский фильм «Сестра» (L’enfant d’en haut, 2012). Это криминальная драма о подростке, который промышляет воровством горнолыжного снаряжения – выбирая, понятно, самое лучшее. Пожалуй, это единственный фильм, где нет рекламной цензуры и в кадре представлено все многообразие лыжных моделей.

«То, что в фильме мелькают исключительно европейские модели, – это отражение ситуации на рынке, где им нет конкуренции», – говорит Илья Иващенко.

Другая маркетинговая крайность кинематографа – когда из кадра удаляются даже намеки на бренды. Этим отличились фильмы «И целого мира мало» (The World Is Not Enough, 1999), «Замерзшие» (Frozen, 2010), «Горные акулы» (Avalanche Sharks, 2014). А создатели фильма «Один зимний уикенд» (One Winter Weekend, 2018) и вовсе придумали несуществующий бренд – Cyan. Впрочем, маркетинговые приемы расширяются, и велика вероятность того, что подобный бренд и в самом деле будет искать свою нишу на рынке, считает эксперт. 

Маркетинг на старте

Массовые примеры появления маркетинга как науки в кинопространстве заметны по таким картинам, как «Лыжный патруль» (Ski Patrol, 1989) и «Лыжная школа» (Ski School, 1990). Детали экипировки, бренды – их невозможно игнорировать, они крупными планами вмонтированы в фильмы с первых кадров. «Лыжная школа» выделяется такой режиссерской находкой: проигравший в главной гонке персонаж в сердцах выбрасывает свою пару лыж. Детальное изучение этих кадров показывает, что оба спортсмена использовали лыжи одной марки, таким образом через фильм компания сигнализировала рынку о смене флагманской модели. 

Любопытно и то, как в кино отражается история противостояния лыж и сноуборда. К примеру, в двух названных фильмах сноу­борд появляется от силы пару раз, да к тому же персонажи-сноу­бордисты намеренно показаны хулиганами-анархистами. Но уже в «Лыжной школе-2»(Ski School 2, 1994) сноубордисты становятся полноправными пользователями горнолыжных склонов. То же самое нам демонстрирует и фильм «Машина времени в джакузи» (Hot Tub Time Machine, 2010) – по сюжету герои попадают в 1986 год, и авторы постарались создать соответствующую тому времени картину, в том числе и в вопросах горнолыжной экипировки: яркие неоновые расцветки комбинезонов не дадут зрителю скучать.

Как нам организовать свою «Солнечную долину»

Казахстанские горы тоже были площадкой для создания фильма, ключевая сцена в котором отдана лыжам – «Отель «У погибшего альпиниста» (1979). Главный герой, детектив, раскрывая убийство в горном отеле, обнаруживает там группу инопланетян. В финале они устраивают попытку бегства на горных лыжах. Фильм снимали близ Алматы, в урочище Туюк-Су, сейчас здесь построен отель «Ворота Туюк-Су».

Алматинские горы кажутся идеальным местом для развития горнолыжного отдыха. К примеру, в Европе в городах, соседствующих с горами, горными лыжами увлечена пятая часть населения. В Алматы же в эту форму досуга, по оценкам Ильи Иващенко, вовлечены около 10 тыс. человек. Причина тому – существенные просчеты в организации такого вида отдыха.

Между тем рецепт успеха горнолыжных курортов давно известен и детально раскрыт в классической американской картине «Серенада Солнечной долины» (Sun Valley Serenade, 1941). Это первый в истории фильм с горнолыжной тематикой, создающий именно то рождественское настроение, которого лишены наши отечественные горные площадки, в большинстве своем так и не выросшие из формата «спортивно-туристических баз».

banner_wsj.gif

455 просмотров

Как устроена индустрия сериалов в Казахстане

Наш постоянный автор Константин Козлов рассказывает о том, почему отечественным лентам сложно конкурировать с продукцией западных коллег

Фото: Shuttterstock

Количественный рост сериалов отечественного производства сегодня заметен многим. Если еще 8-10 лет назад телеканалы выпускали по 3-4 отечественных сериала в год, то сегодня все каналы обзавелись полноценной линейкой, которая забивается в течение всего телесезона исключительно казахстанской продукцией. При этом сериалов-событий в телеэфире не было уже долгие годы. Почему же количество сериалов никак не влияет на их качество? 

Для начала стоит оговориться, что сериальный рынок Казахстана абсолютно не похож на сериальные рынки даже России и Украины, не говоря уже о Европе или Америке. Скажем, в крупных европейских «сериальных державах» – Франции, Испании, Германии, Польше – как правило, сериалы производят сами телеканалы, выделяя на них собственные бюджеты, а затем «отбивают» затраты на них при помощи рекламы, а также благодаря экспорту снятой продукции в десятки стран. 

Благо в качестве снимаемых этими странами лент мало кто сомневается, поэтому и спрос вне этих стран не снижается. В России такая модель действует лишь частично. Однако так или иначе деньги в сериалы вкладываются государственные: либо напрямую – выделяя деньги первым двум каналам, либо опосредованно – через компании вроде «Газпром-Медиа». 

В Казахстане сериальную индустрию рынком вообще назвать довольно сложно. Это сугубо дотационная отрасль. Абсолютно все средства, на которые снимаются телевизионные сериалы, выделяются через государство. Деньги на сериалы распространяет Министерство информации и общественного развития через госзаказ. 

«Бюджет одной серии, выделяемой на один «штатный» сериал, составляет от 2-3 млн тенге за одну серию. Если это сериал сложнопостановочный, то его бюджет от $7 до $10 млн за серию. Как правило, деньги на сложнопостановочные сериалы выделяет министерство культуры, так как это имиджевые проекты, – рассказывает режиссер и продюсер Канагат Мустафин. – В целом в год средства выделяются примерно на 200-250 серий. При этом все еще зависит от жанра. Кому-то выделяются деньги на 8-серийную историю, кому-то – на 12-16-20 серийную, а кому-то и на длинную мыльную оперу в 100 серий». 

По словам Канагата Мустафина, телеканалы выполняют роль своего рода операторов – через них распределяются деньги от министерства, а уже каналы принимают решение, какой из студий отдать изготовление сериала на аутсорсинг. Продюсер отмечают, что система получения доходов от канала довольно сложна и как таковой единой ее не существует. Как правило, рекламу на телевидении размещает агентство – и даже если оно создано при телевизионном канале, департаменты производства сериалов и рекламы почти никак не связаны. 

Рекламное время в сериальной линейке почти не отличается по стоимости от размещения ее в другое время. Есть и другая проблема – эти расценки были установлены почти 10 лет назад, а инфляция и рост цен не стоят на месте. 

В полном метре – ситуация более гибкая. Девальвация 2015 года несколько сбила цены, «натренировала» продюсеров. В частности, сроки съемочного периода полнометражных фильмов значительно сократились. Если раньше они составляли 2-3 месяца, то сегодня это максимум месяц – от 15 до 25 съемочных смен. 

Снимать даже самый короткий восьми- или десятисерийный сериал приходится гораздо в более длинные сроки. Отсюда и соответствующие траты. Руководители каналов и студий не могут пролоббировать пересмотр бюджетов, выделяемых на сериалы. При том, что качества сериалов каналы требуют чуть ли не уровня НВО и «Нетфликса». А любые возмущения, как правило, заканчиваются традиционным «незаменимых у нас нет» и «свято место пусто не бывает». 

О подобной картине говорят почти все режиссеры и продюсеры, сталкивавшиеся с производством отечественных сериалов, но мало кто решается говорить об этом от первого лица. Более того, одно из последних «новшеств» сериальной индустрии – частичная отмена авансовой системы при производстве сериалов.

Если раньше на сериал давался авансом либо весь бюджет, либо две его трети, а остальная часть тогда, когда продукт будет принят каналом, то теперь последний транш зависит от того, какие рейтинги покажет сериал. Мотивация у создателей снижается. Отсюда и соответствующее качество сериалов. 

К сожалению, все сколько-нибудь умеющие делать профессиональный продукт режиссеры, продюсеры и операторы ушли в «полный метр», где и бюджеты побольше, и возможности для творческой реализации лучше. 

В результате сериалы сегодня все чаще снимают вчерашние выпускники творческих вузов, у которых в активе в лучшем случае работа ассистентом режиссера на полнометражном проекте. И у телеканалов нет особого рвения менять эту ситуацию. Свой зритель у этой продукции сегодня есть, и сериал он посмотрит в любом случае. А следующий госзаказ все равно будет получен, вне зависимости от того, какого качества сериал будет снят.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif