Перейти к основному содержанию

186 просмотров

Казахстанцев заинтересовали злободневные театральные постановки

Все чаще в отечественные театры зритель приходит за тем, чтобы увидеть то, что созвучно жизни в стране и в обществе

Фото: Shutterstock.com

Похоже, проходят те времена, когда театр считался исключительно местом светского досуга, куда публика ходит либо посмотреть инсценировку классики, либо легкую непринужденную комедию. 

«Эхо «Любимовки» – это показ небольших легких пьес, победивших в этом году на фестивале современной драматургии, ежегодно проходящем в Подмосковье и получившем имя легендарного режиссера Юрия Любимова

«Любимовка» – это такой фестиваль, задача которого не столько отбирать новые пьесы для театров, сколько находить новые имена, новые формы драматургии, – рассказывает организатор фестиваля, театральный критик и драматург Ольга Малышева. – И в Казахстане сейчас театры все чаще и чаще обращаются к современным драматургам. Тот же Олжас Жанайдаров – казахстанец, живущий в Москве, один из самых востребованных казахстанских драматургов. Да и вообще сейчас появилось много интересных имен. Так вот именно такой формат «ридингов-читок» – это прекрасная возможность познакомиться с материалом, и, возможно, взять его в дальнейшем для постановки». 

Накануне в «АРТиШОКе» 

На этот раз особо приметными были две пьесы – лауреаты «Любимовки» 2019 года. Это «Чернильница» Анастасии Шумиловой и «Dead Мороз» Марты Райцес

Первая представляет собой разговор в электричке, который случайно завязался между девушкой, вышедшей замуж за сирийца, двумя молодыми парнями и двумя пожилыми женщинами. Несмотря на то, что действие пьесы происходит по дороге в город Ижевск, казахстанским зрителям он попал в самый нерв. Вроде бы разговор простых обывателей, российских провинциалов, а в нем затрагиваются такие темы, как браки с иностранцами и иноверцами и отношение к женщинам, вступающим в такие браки. Осуждение со стороны старших, враждебность части общества к подобным явлениям, неприязнь к приезжим – в общем, многое оказалось созвучно казахстанцам. И естественно, посыл этой пьесы кое-кто стал «примерять» на казахстанские реалии. Мол, а как у нас обстоит с этим делом? Да и само название пьесы – «Чернильница» – довольно провокационное. Ведь на сленге жителей многих провинциальных российских городов чернильницами называют русских девушек, выходящих замуж за арабов, уроженцев кавказских и среднеазиатских республик. 

Пьеса «Dead Мороз» не столь политизирована и скорее больше социально-философского направления. История происходит в обычной средней школе, на утреннике, где случайно умирает Дед Мороз. Этот своего рода театральный детектив оборачивается настоящим выяснением отношений между родителями, детьми и учителями. Да и срез образа современного городского жителя в этой постановке также просматривается.

Аллергия на новое

Конечно, можно сказать, что есть у нас публика, которая хочет видеть театр, актуальный по содержанию. Но в целом, как отмечают служители Мельпомены, спектакли в виде инсталляций, перформансов, манифестов или вовсе в жанре постдрамы, где традиционные законы существования на сцене просто игнорируются, закостеневший в своем мышлении зритель не очень-то жалует. И, по мнению отечественных театральных деятелей, не последнюю роль в этом играют СМИ.

«Почему «современный театр» воспринимается казахстанской журналистикой чуть ли не с агрессией, переходящей в бойкотирование? Почему сегодня лучше быть той-театром, чем быть «партизанским», «иммерсивным», «чувственным» искусством? Наш зритель по-прежнему неохотно идет на такие спектакли, где ему нужно серьезно и искренне самому себе ответить на вопросы, которые ставит перед ним театральная постановка: где я? кто я? почему я так живу? есть ли выход из всего этого? Особенно удручает то, что неинтересна эта проблематика отечественным журналистам, которые предпочтут лишний раз осветить премьеру незамысловатой комедии или ностальгического мюзикла, а от современной злободневной драматургии большинство предпочитает отмахиваться», – недоумевает художественный руководитель театра «АРТиШОК» Галина Пьянова.

Впрочем, вполне очевидно, что какая-то часть общества всегда остается консервативной. Но другая, в том числе и современный театр, не может оставаться в стороне и не реагировать остро на то, что происходит за окном.

В конце концов, театр с «антрактом и коньяком» был, есть и будет, но о текущем моменте потомки станут судить именно по тем самым спектаклям, которые мы сегодня называем современными.
 

293 просмотра

Все, что вы хотели знать о горных лыжах

Смотрим тематические фильмы в компании эксперта

Фото: Shutterstock

История Золушки, Красавица и Чудовище, низвергающие богов герои – все это есть в фильмах, построенных на теме горнолыжного спорта. Но также в них зашифрованы отражения технологических и маркетинговых войн, бушующих на рынке горнолыжной экипировки. Увидеть их «Курсиву» помог эксперт Илья Иващенко, консультант Limpopo Outdoor.

Индустрию взрастили семейные предприятия

Лыжи или сноуборд? Классика или карвинг? Целина фрирайда или гладкий склон курорта? Тысячи лет назад, когда человек впервые встал на лыжи, такие споры не имели оснований. Пионеры освоения нового транспортного средства известны – о них свидетельствуют наскальные изображения в Норвегии. 

Европа остается мировым законодателем мод в горных лыжах по сей день, только эпицентр индустрии сместился южнее, в Альпы. В XX веке большое число европейских семейных предприятий, работающих в горнолыжной сфере, включилось в технологическую гонку. Этот процесс выкристаллизовал лучшее снаряжение, но семейный характер бизнеса сохранил лишь австрийский Fisher. Остальные предприятия выросли, акционировались и стали транснацио­нальными корпорациями.

Памятником той эпохе может служить фильм «Трое на снегу» (Drei Männer im Schnee, 1974, ФРГ). Кинематографисты выложили все козыри германской горнолыжной индустрии тех лет. В кадр попали ратраки, которые тогда еще были редкостью – специальные гусеничные машины, разглаживающие горнолыжные склоны для лучшего управления лыжами. Главный герой одет в специальный горнолыжный костюм – тоже новинка того времени, до начала 70-х специальной горнолыжной одежды по сути не существовало, а та, что была, создавалась скорее для подиумного дефиле. У героя есть горнолыжный шлем – массовое производство шлемов для горных лыж было налажено в 1973 году именно в Европе. До этого не существовало ни единого стандарта, ни требований по безопасности спортсменов, что при падениях на трассах приводило и к летальным исходам. Наконец, лыжи, ботинки и крепления, мелькающие в кадре, – все это производства фирмы, которой давно нет на рынке.

Хотя, судя по фильму, возможности для лыжников она предоставляла очень широкие. 

За лыжами… в кино

Лыжи и ботинки в горнолыжном спорте имеют решающее значение. Как их выбрать? Илья Иващенко советует посмотреть этап чемпионата мира по горным лыжам и выбрать любой из понравившихся брендов. Далее купить модель продвинутого уровня – и ее возможности обеспечат много лет лыжного прогресса.

Не любите спортивные мероприятия – пожалуйста, франко-швейцарский фильм «Сестра» (L’enfant d’en haut, 2012). Это криминальная драма о подростке, который промышляет воровством горнолыжного снаряжения – выбирая, понятно, самое лучшее. Пожалуй, это единственный фильм, где нет рекламной цензуры и в кадре представлено все многообразие лыжных моделей.

«То, что в фильме мелькают исключительно европейские модели, – это отражение ситуации на рынке, где им нет конкуренции», – говорит Илья Иващенко.

Другая маркетинговая крайность кинематографа – когда из кадра удаляются даже намеки на бренды. Этим отличились фильмы «И целого мира мало» (The World Is Not Enough, 1999), «Замерзшие» (Frozen, 2010), «Горные акулы» (Avalanche Sharks, 2014). А создатели фильма «Один зимний уикенд» (One Winter Weekend, 2018) и вовсе придумали несуществующий бренд – Cyan. Впрочем, маркетинговые приемы расширяются, и велика вероятность того, что подобный бренд и в самом деле будет искать свою нишу на рынке, считает эксперт. 

Маркетинг на старте

Массовые примеры появления маркетинга как науки в кинопространстве заметны по таким картинам, как «Лыжный патруль» (Ski Patrol, 1989) и «Лыжная школа» (Ski School, 1990). Детали экипировки, бренды – их невозможно игнорировать, они крупными планами вмонтированы в фильмы с первых кадров. «Лыжная школа» выделяется такой режиссерской находкой: проигравший в главной гонке персонаж в сердцах выбрасывает свою пару лыж. Детальное изучение этих кадров показывает, что оба спортсмена использовали лыжи одной марки, таким образом через фильм компания сигнализировала рынку о смене флагманской модели. 

Любопытно и то, как в кино отражается история противостояния лыж и сноуборда. К примеру, в двух названных фильмах сноу­борд появляется от силы пару раз, да к тому же персонажи-сноу­бордисты намеренно показаны хулиганами-анархистами. Но уже в «Лыжной школе-2»(Ski School 2, 1994) сноубордисты становятся полноправными пользователями горнолыжных склонов. То же самое нам демонстрирует и фильм «Машина времени в джакузи» (Hot Tub Time Machine, 2010) – по сюжету герои попадают в 1986 год, и авторы постарались создать соответствующую тому времени картину, в том числе и в вопросах горнолыжной экипировки: яркие неоновые расцветки комбинезонов не дадут зрителю скучать.

Как нам организовать свою «Солнечную долину»

Казахстанские горы тоже были площадкой для создания фильма, ключевая сцена в котором отдана лыжам – «Отель «У погибшего альпиниста» (1979). Главный герой, детектив, раскрывая убийство в горном отеле, обнаруживает там группу инопланетян. В финале они устраивают попытку бегства на горных лыжах. Фильм снимали близ Алматы, в урочище Туюк-Су, сейчас здесь построен отель «Ворота Туюк-Су».

Алматинские горы кажутся идеальным местом для развития горнолыжного отдыха. К примеру, в Европе в городах, соседствующих с горами, горными лыжами увлечена пятая часть населения. В Алматы же в эту форму досуга, по оценкам Ильи Иващенко, вовлечены около 10 тыс. человек. Причина тому – существенные просчеты в организации такого вида отдыха.

Между тем рецепт успеха горнолыжных курортов давно известен и детально раскрыт в классической американской картине «Серенада Солнечной долины» (Sun Valley Serenade, 1941). Это первый в истории фильм с горнолыжной тематикой, создающий именно то рождественское настроение, которого лишены наши отечественные горные площадки, в большинстве своем так и не выросшие из формата «спортивно-туристических баз».

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance