Перейти к основному содержанию

162 просмотра

Польша обнаружила «переписывание истории» в сериале Netflix

Обвинения касаются документального фильма об охраннике нацистских концлагерей

Фото: Netflix

Польский премьер-министр Матеуш Моравецкий призвал Netflix внести изменения в документальный сериал «Дьявол по соседству», где используется карта Польши с изображением концлагерей в современных границах страны. 

Матеуш Моравецкий заявил, что такая карта «вводит зрителей в заблуждение, будто Польша несет ответственность за произошедшие преступления во время нацистской оккупации». Он выразил уверенность, что создатели сериала «непреднамеренно» допустили ошибку и призвал главу Netflix исправить ее, используя точную карту Европы на момент 1942 года.

Представитель Netflix сказал Reuters, что в сервисе знают о проблеме с картой и «в срочном порядке» над этим работают.

Сериал «Дьявол по соседству» повествует об Иване Демьянюке – автомеханике украинского происхождения, который стал охранником нацистских лагерей в Польше.

banner_wsj.gif

432 просмотра

Как устроена индустрия сериалов в Казахстане

Наш постоянный автор Константин Козлов рассказывает о том, почему отечественным лентам сложно конкурировать с продукцией западных коллег

Фото: Shuttterstock

Количественный рост сериалов отечественного производства сегодня заметен многим. Если еще 8-10 лет назад телеканалы выпускали по 3-4 отечественных сериала в год, то сегодня все каналы обзавелись полноценной линейкой, которая забивается в течение всего телесезона исключительно казахстанской продукцией. При этом сериалов-событий в телеэфире не было уже долгие годы. Почему же количество сериалов никак не влияет на их качество? 

Для начала стоит оговориться, что сериальный рынок Казахстана абсолютно не похож на сериальные рынки даже России и Украины, не говоря уже о Европе или Америке. Скажем, в крупных европейских «сериальных державах» – Франции, Испании, Германии, Польше – как правило, сериалы производят сами телеканалы, выделяя на них собственные бюджеты, а затем «отбивают» затраты на них при помощи рекламы, а также благодаря экспорту снятой продукции в десятки стран. 

Благо в качестве снимаемых этими странами лент мало кто сомневается, поэтому и спрос вне этих стран не снижается. В России такая модель действует лишь частично. Однако так или иначе деньги в сериалы вкладываются государственные: либо напрямую – выделяя деньги первым двум каналам, либо опосредованно – через компании вроде «Газпром-Медиа». 

В Казахстане сериальную индустрию рынком вообще назвать довольно сложно. Это сугубо дотационная отрасль. Абсолютно все средства, на которые снимаются телевизионные сериалы, выделяются через государство. Деньги на сериалы распространяет Министерство информации и общественного развития через госзаказ. 

«Бюджет одной серии, выделяемой на один «штатный» сериал, составляет от 2-3 млн тенге за одну серию. Если это сериал сложнопостановочный, то его бюджет от $7 до $10 млн за серию. Как правило, деньги на сложнопостановочные сериалы выделяет министерство культуры, так как это имиджевые проекты, – рассказывает режиссер и продюсер Канагат Мустафин. – В целом в год средства выделяются примерно на 200-250 серий. При этом все еще зависит от жанра. Кому-то выделяются деньги на 8-серийную историю, кому-то – на 12-16-20 серийную, а кому-то и на длинную мыльную оперу в 100 серий». 

По словам Канагата Мустафина, телеканалы выполняют роль своего рода операторов – через них распределяются деньги от министерства, а уже каналы принимают решение, какой из студий отдать изготовление сериала на аутсорсинг. Продюсер отмечают, что система получения доходов от канала довольно сложна и как таковой единой ее не существует. Как правило, рекламу на телевидении размещает агентство – и даже если оно создано при телевизионном канале, департаменты производства сериалов и рекламы почти никак не связаны. 

Рекламное время в сериальной линейке почти не отличается по стоимости от размещения ее в другое время. Есть и другая проблема – эти расценки были установлены почти 10 лет назад, а инфляция и рост цен не стоят на месте. 

В полном метре – ситуация более гибкая. Девальвация 2015 года несколько сбила цены, «натренировала» продюсеров. В частности, сроки съемочного периода полнометражных фильмов значительно сократились. Если раньше они составляли 2-3 месяца, то сегодня это максимум месяц – от 15 до 25 съемочных смен. 

Снимать даже самый короткий восьми- или десятисерийный сериал приходится гораздо в более длинные сроки. Отсюда и соответствующие траты. Руководители каналов и студий не могут пролоббировать пересмотр бюджетов, выделяемых на сериалы. При том, что качества сериалов каналы требуют чуть ли не уровня НВО и «Нетфликса». А любые возмущения, как правило, заканчиваются традиционным «незаменимых у нас нет» и «свято место пусто не бывает». 

О подобной картине говорят почти все режиссеры и продюсеры, сталкивавшиеся с производством отечественных сериалов, но мало кто решается говорить об этом от первого лица. Более того, одно из последних «новшеств» сериальной индустрии – частичная отмена авансовой системы при производстве сериалов.

Если раньше на сериал давался авансом либо весь бюджет, либо две его трети, а остальная часть тогда, когда продукт будет принят каналом, то теперь последний транш зависит от того, какие рейтинги покажет сериал. Мотивация у создателей снижается. Отсюда и соответствующее качество сериалов. 

К сожалению, все сколько-нибудь умеющие делать профессиональный продукт режиссеры, продюсеры и операторы ушли в «полный метр», где и бюджеты побольше, и возможности для творческой реализации лучше. 

В результате сериалы сегодня все чаще снимают вчерашние выпускники творческих вузов, у которых в активе в лучшем случае работа ассистентом режиссера на полнометражном проекте. И у телеканалов нет особого рвения менять эту ситуацию. Свой зритель у этой продукции сегодня есть, и сериал он посмотрит в любом случае. А следующий госзаказ все равно будет получен, вне зависимости от того, какого качества сериал будет снят.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif