Перейти к основному содержанию

1242 просмотра

Казахстанские fashion-модели, продолжившие успешную карьеру за границей

Они покоряют мир и зарабатывают десятки тысяч долларов

По оценке некоторых представителей модельного бизнеса, за последние два года из страны выехали около ста девушек-моделей, которые были востребованы в отечественной fashion-индустрии, но решились на трудовую миграцию в надежде на более высокие доходы. «Курсив» связался с теми из них, кто не жалеет о сделанном выборе.

Катя Краснова: работа в США, учеба в России

Катя Краснова – одна из самых известных моделей Казахстана, ее талант никогда не ограничивался рамками подиума. Помимо длинного списка «the best of» в мире моды, Катя Краснова работала над собственными проектами в области кино и телевидения. 

Сейчас Катя живет в Лос-Анджелесе (США) и сотрудничает с модельным агентством EMG Models. Параллельно развивает собственные интернет-проекты и в дистанционном формате учится в Московском институте психоанализа (это третье высшее образование).

Переезд за границу Катя называет рулеткой. В 2017 году, когда она решила поменять свою жизнь, вариантов было два: Китай или США.

Некоторое время ей пришлось поспевать за ритмом модельной жизни двух континентов.

Чтобы жить и работать в Китае, обязательно знание китайского языка. Вся fashion-индустрия страны сосредоточена в двух городах: Шанхае и Гонконге. Несколько месяцев ушло, чтобы стать участником китайских модельных групп и получить первую работу. 

В Америке не было языкового барьера, однако и тут все складывалось непросто. Чтобы заявить о себе, нужно отправлять письма с портфолио на email-адреса агентств. Но они получают тысячи таких писем ежедневно. Правда, любое агентство дает шанс обойти бюрократические процедуры, еженедельно проводя open call. Но и в этом случае вывод «возможно, вы нам подходите» завершается рекомендацией прислать резюме на email. 

Сравнивая работу модели в разных странах, Катя Краснова отмечает, что в Казахстане модельная карьера для нее всегда была на втором месте – после телевидения и проведения ивентов. Поэтому она могла участвовать в ограниченном количестве модельных работ, доход от которых составлял не более $1 тыс. в месяц. В США уровень дохода другой: Катя признается, что ни разу не получила кастинга дешевле $500, а максимальная сумма составила $10 тыс. 

Кристина Менисова: карьеру подтолкнул фан-клуб

Подиумная модель бренда La Perla, обложки журналов, рекламные билборды…Свою карьеру Кристина Менисова, обладательница экзотической «эфиопской» внешности, оценивает как успешную. 

Страну Кристина покинула не в погоне за популярностью мирового масштаба. В Казахстане она училась на оперную певицу и по программе обмена студентами уехала в Италию. А там все время было занято учебой, и попыток выйти на подиум она не делала.

Позже Кристина Менисова переехала в Лос-Анджелес, где пыталась заключить контракт с модельными агентствами. Первые попытки были безуспешны, Кристина даже думала оставить эту идею. Однако фан-группа модели через Instagram требовала проявить больше настойчивости – и девушка продолжила поиски. 

Сейчас Кристина работает как модель для онлайн-магазинов, например, Fashion Nova, Pretty Little Thing. Также она получает дивиденды от показов по телевидению рекламных роликов с ее участием. В США ежемесячный доход Кристины составляет $10 тыс., в Казахстане она столько получала за год работы в моделинге. 

Карина Бейлина: модель и дизайнер ювелирных украшений

Работать перед камерой Карину Бейлину научила мама, профессиональный фотограф. В 14 лет Карина окончила школу моделей и стала сотрудничать с Kazakhstan Fashion Week, снималась для журналов. Доход от работы в тот период Карина характеризует как плавающий, непостоянный:

«Были времена, когда я зарабатывала $500 в месяц, бывали и такие, когда не зарабатывала ничего, – вспоминает она. – Самым запоминающимся гонораром для меня была съемка за $1 тыс. для напитка Aport».

В 19 лет Карина переехала в Австралию на учебу. Первое время работала фриланс-моделью на полставки. Окончив университет, подписала контракт с самым первым модельным агентством Австралии Viviens’s Models. Снималась для местных брендов, таких как Seafolly и Bras’n’things, снялась для рекламы телефонов LG и многих других брендов. 

Спустя год Карина переехала работать в Милан, где сотрудничала с Etro, Rocco Barocco, Paul & Shark и Trasparenze. Карина признается, что заработанные деньги всего лишь покрыли расходы на проживание, путешествия и перелеты, но ни разу она не испытывала страха за будущее или неуверенности.

Сейчас Карина снова в Сиднее, где учится на дизайнера ювелирных украшений. Работа моделью создает финансовую стабильность: ежедневный заработок колеблется от $250 до $3 тыс. Хотя в месяц может быть всего лишь три предложения о работе, доход позволяет оплачивать путешествия и учебу. В будущем Карина планирует собственный бизнес.

Елена Краузе: работа модели может быть без стрессов

Елена Краузе не считает свою карьеру в Казахстане звездной. Она жила в Усть-Каменогорске, откуда выбиралась в Алматы или Москву для работы над рекламными проектами. Доход от них был незначительным, основной работой Елена считала позицию арт-директора ночного клуба.
Задержавшись однажды в Москве, она оттуда перебралась в Италию, а затем в Германию. Накопив на отпуск, поехала на Бали, где и живет уже два года. Изначально были планы исключительно на отдых, но вместо этого Елена окунулась в бурный водоворот местной модной тусовки.

Оказалось, чтобы попасть туда, не обязательно даже обладать внешностью и навыками профессиональной модели – достаточно иметь регулярно обновляемую страничку в Instagram.

На Бали вообще весь бизнес развивается через эту социальную сеть. Через нее распространяется информация о себе, появляются новые контакты и предложения о работе. Так, в первую же неделю пребывания на Бали Елена смогла составить график работы на следующий месяц. 

Елена отмечает открытость местных людей к сотрудничеству, легкую и дружелюбную атмосферу, выгодно отличающиеся от стрессов и требовательности мира европейской моды. «Даже на показах серьезных брендов нам говорят: главное – получите от этого удовольствие», – рассказывает она. 

На Бали работает множество австралийских и европейских брендов. Минимальная модельная ставка – $100 в час, но чаще – выше. Средний дневной заработок модели здесь – $500, столько Елена зарабатывала в Казахстане в месяц. Помимо этого Елена Краузе развивает собственный онлайн-бизнес, также связанный с фотографией, моделингом и рекламой. С учетом этого совокупный месячный доход казахстанской модели составляет $3 тыс.

1 просмотр

Казахстанцев заинтересовали злободневные театральные постановки

Все чаще в отечественные театры зритель приходит за тем, чтобы увидеть то, что созвучно жизни в стране и в обществе

Фото: Shutterstock.com

Похоже, проходят те времена, когда театр считался исключительно местом светского досуга, куда публика ходит либо посмотреть инсценировку классики, либо легкую непринужденную комедию. 

«Эхо «Любимовки» – это показ небольших легких пьес, победивших в этом году на фестивале современной драматургии, ежегодно проходящем в Подмосковье и получившем имя легендарного режиссера Юрия Любимова

«Любимовка» – это такой фестиваль, задача которого не столько отбирать новые пьесы для театров, сколько находить новые имена, новые формы драматургии, – рассказывает организатор фестиваля, театральный критик и драматург Ольга Малышева. – И в Казахстане сейчас театры все чаще и чаще обращаются к современным драматургам. Тот же Олжас Жанайдаров – казахстанец, живущий в Москве, один из самых востребованных казахстанских драматургов. Да и вообще сейчас появилось много интересных имен. Так вот именно такой формат «ридингов-читок» – это прекрасная возможность познакомиться с материалом, и, возможно, взять его в дальнейшем для постановки». 

Накануне в «АРТиШОКе» 

На этот раз особо приметными были две пьесы – лауреаты «Любимовки» 2019 года. Это «Чернильница» Анастасии Шумиловой и «Dead Мороз» Марты Райцес

Первая представляет собой разговор в электричке, который случайно завязался между девушкой, вышедшей замуж за сирийца, двумя молодыми парнями и двумя пожилыми женщинами. Несмотря на то, что действие пьесы происходит по дороге в город Ижевск, казахстанским зрителям он попал в самый нерв. Вроде бы разговор простых обывателей, российских провинциалов, а в нем затрагиваются такие темы, как браки с иностранцами и иноверцами и отношение к женщинам, вступающим в такие браки. Осуждение со стороны старших, враждебность части общества к подобным явлениям, неприязнь к приезжим – в общем, многое оказалось созвучно казахстанцам. И естественно, посыл этой пьесы кое-кто стал «примерять» на казахстанские реалии. Мол, а как у нас обстоит с этим делом? Да и само название пьесы – «Чернильница» – довольно провокационное. Ведь на сленге жителей многих провинциальных российских городов чернильницами называют русских девушек, выходящих замуж за арабов, уроженцев кавказских и среднеазиатских республик. 

Пьеса «Dead Мороз» не столь политизирована и скорее больше социально-философского направления. История происходит в обычной средней школе, на утреннике, где случайно умирает Дед Мороз. Этот своего рода театральный детектив оборачивается настоящим выяснением отношений между родителями, детьми и учителями. Да и срез образа современного городского жителя в этой постановке также просматривается.

Аллергия на новое

Конечно, можно сказать, что есть у нас публика, которая хочет видеть театр, актуальный по содержанию. Но в целом, как отмечают служители Мельпомены, спектакли в виде инсталляций, перформансов, манифестов или вовсе в жанре постдрамы, где традиционные законы существования на сцене просто игнорируются, закостеневший в своем мышлении зритель не очень-то жалует. И, по мнению отечественных театральных деятелей, не последнюю роль в этом играют СМИ.

«Почему «современный театр» воспринимается казахстанской журналистикой чуть ли не с агрессией, переходящей в бойкотирование? Почему сегодня лучше быть той-театром, чем быть «партизанским», «иммерсивным», «чувственным» искусством? Наш зритель по-прежнему неохотно идет на такие спектакли, где ему нужно серьезно и искренне самому себе ответить на вопросы, которые ставит перед ним театральная постановка: где я? кто я? почему я так живу? есть ли выход из всего этого? Особенно удручает то, что неинтересна эта проблематика отечественным журналистам, которые предпочтут лишний раз осветить премьеру незамысловатой комедии или ностальгического мюзикла, а от современной злободневной драматургии большинство предпочитает отмахиваться», – недоумевает художественный руководитель театра «АРТиШОК» Галина Пьянова.

Впрочем, вполне очевидно, что какая-то часть общества всегда остается консервативной. Но другая, в том числе и современный театр, не может оставаться в стороне и не реагировать остро на то, что происходит за окном.

В конце концов, театр с «антрактом и коньяком» был, есть и будет, но о текущем моменте потомки станут судить именно по тем самым спектаклям, которые мы сегодня называем современными.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций